[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



назад содержание далее

Лекция 25 (21 Января)

Мы представили обзор войн Карла V с Францем I. Мы видели, что Франция не извлекла никаких внешних выгод из долгой и напряженной борьбы за итальянские владения: но выгоды эти были другие, нежели те, за которые пошел Карл VIII в поход 1494 г.; об их влиянии мы скажем впоследствии. Теперь перейдем к внутренней истории Германии, к движению в ней реформационных идей в промежуток войн между императором и королем французским.

Мы видели, что мир Нюрнбергский положил конец явной открытой вражде обеих сторон. Но отдельные факты показывают, как он был непрочен. В следующий же год за его годом, в год 1533-й, Германия уже потрясена была междоусобной войной по поводу возвращения в свое герцогство изгнанного герцога Вюртембергского. Еще в начале Реформации, именно в 1519 г., герцог Ульрих Вюртембергский, человек весьма горячего, строгого и сурового характера, собственной рукой убивший рыцаря Гуттена, угрожавший жизни собственной супруге, был изгнан из своего герцогства восставшими подданными и членами Швабского союза, недовольными его действиями. В это время он познакомился с новым учением и принял его горячо к сердцу; он жил сначала в Швейцарии, потом переехал к знаменитому лингвисту Филиппу Гессенскому. Филипп, самый даровитый из протестантских князей этой эпохи, понял всю важность князя-протестанта во главе Вюртембергского герцогства. С другой стороны, с этими религиозными видами соединились политические расчеты: когда герцог был изгнан из Вюртемберга, Швабский союз передал все бремя управления его владениями Габсбургскому дому. Фердинанд смотрел на них уже как на свои собственные. Внезапно ворвался Филипп Гессенский с швейцарскими наемниками и со своими ландскнехтами в Вюртемберг; австрийское войско было разбито при Лауфене, дальнейшее сопротивление оказалось невозможным, и в 1534 г. принужден был Каданским договором (в Богемии) согласиться на восстановление герцога Ульриха. Этот факт показал смелость и энергию протестантских князей: они начинают уже наступательное движение, они помогают один другому в деле нового учения. Но это новое учение начинало внушать сильные опасения не одним католикам. Когда новые идеи являются в обществе, они тотчас подвергаются искажению в умах людей горячих и мало просвещенных. С проповедью Лютера соединилась проповедь других проповедников, принадлежавших к многочисленным сектам, дотоле бесплодно протестовавшим против католической церкви. К числу таких сект относились анабаптисты, по мнению которых крещение, принятое в детстве, без участия воли и разума человека, не было действительно. Они усилились сначала в Саксонии: участь Фомы Мюнцера заставила саксонских анабаптистов разойтись в разные стороны Германии, но, проходя ее, они продолжали проповедовать свое учение. Их преследовали не одни католики, но и лютеране, и швейцарские реформаторы. В 1533 - 1534 году они нашли богатое поприще для своей деятельности в городе Мюнстере в Вестфалии. Город Мюнстер был прежде городом строго католическим и таким продолжался до XVIII века, так что здесь католическое духовенство пользовалось большими, даже чрезмерными правами. Он принадлежал епископу: когда первые движения оказались в Германии, граждане, тяготившиеся господством епископа, пристали к протестантам не столько по убеждению, сколько для того, чтобы ослабить это духовное владычество. После многих борений, о которых мы не можем говорить здесь в подробности, епископ должен был согласиться на допущение в город протестантских проповедников. В числе их был некто Ротман, человек замечательный в тогдашнем движении, с весьма хорошими формами, умевший привлечь к себе доверие, осторожный, красноречивый, но в мнениях своих анабаптист. Он до того подействовал на народ, что епископ был удален и граждане предприняли преобразование своего общественного быта. Но в то же время явились в город люди, более смелые и крайние в своих стремлениях, ставшие во главе движения. Это были: сначала Иоанн Маттис (Matthys), нидерландский хлебник из Гарлема, потом Иоанн Бокгольд (Bockhold или Bockelsohn), портной из Лейдена. Последний, как видно из дошедших до нас известий, не лишен был даже поэтического таланта, человек с весьма горячей фантазией, смелым характером, но почти без всякого образования. Они-то смутили жителей города новыми, неслыханными дотоле учениями: они проповедовали многоженство, основываясь на ложном понимании некоторых текстов Ветхого завета, уничтожение частной собственности и восстановление нового Израильского царства. Избраны были пророки, отправляемые ими для проповедей на все пространства Германии. Потом они начали совершенные преобразования городского совета. Дело шло уже не об утверждении протестантства в Мюнстере, а совсем об иных целях: не мюнстерские граждане уже управляли движением, а толпа пришельцев из Нидерландов. Дело такое не могло не обратить на себя внимания. Епископ Мюнстерский, курфирст Кёльнский с гессенскими войсками подступили к городу. Но в городе были богатые запасы, жители не думали сдаваться и оставались в надежде на сверхестественную помощь; после убиения Маттиса место его занял Иоанн Лейденский. И тогда обнаружилось страшное явление: Бокгольд принял титул царя нового Израиля; он назначил 12 апостолов, прикосновением руки давал дар пророчества. Каждый день он сидел на площади Мюнстера на престоле Давидовом и судил бедных граждан.

Некто Книппердоллинг, вследствие увлечения или просто от страха сделавшийся кровожадным, был сделан бюргермейстером, первым министром царя израильского. И в то же время исполнял при нем должность палача. Казни совершались ежедневно; они, сверх того, сопровождались страшными оргиями: у царя нового

Израиля был огромный гарем, неверных жен он наказывал смертью, как за преступления противорелигиозные. Учение анабаптистов проникло и произвело тревогу в прирейнских селениях. Это заставило употребить против него все усилия: Мюнстер взят приступом (1535 г.); Ротман погиб в сражении; Иоанн Лейденский был взят и предан страшной казни. В Мюнстере самые следы Реформации были уничтожены, и он остался, как сказано, надолго строго католическим городом.

Зато рассеянные остатки анабаптистов продолжали в тишине свои движения. В 1560 г. некто Мено дал новую форму анабаптизму; он отделил отсюда все примеси политические, все, что касалось светского общества, и основал известную секту меннонитов, известную и в Европе, и в Америке; ныне сохранилась только догматическая часть этого учения: ему преданы большей частью люди низших классов, не думающие о преобразовании государства ремесленники, земледельцы.

Эти уклонения не мешали, однако же, правильному развитию лютеранизма. Надо было дать новому учению какие-либо канонические книги, на которые бы могли ссылаться его приверженцы. На основании аугсбургских решений составлены были протестантами символические книги их учения. Можно сказать, что с этой минуты внутреннее движение протестантизма замкнулось: протестанты, нападавшие на католические догматы, сами поставили также догматы своего учения; через составления символических книг протестантизм сам вышел из того неопределенного отрицания, в котором прежде стал он к старому вероисповеданию. Папа Павел III (Фарнезе, 1534—1549, строгий ревнитель католицизма, определил, что он решился, наконец, собрать всемирный собор для окончания раздоров церкви. Но в самом акте, которым он возвещал свое намерение, были высказаны им угрозы, оскорбительные для протестантов; он говорил здесь, что созывает собор для «уничтожения возникшей ереси». В ответ ему Лютер написал Смалькальденские статьи, резкий протест, где высказаны им условия, на которых католицизм мог бы, по его понятиям, соединиться с протестантизмом. Но ясно было, что этих условий нельзя было принять: принять их католицизму — значит, отказаться от самого себя и потерять все свое значение. Между тем князья, протестантские и католические, продолжали не доверять одни другим. В 1538 г. при посредничестве императорского вице-канцлера Гельда (Held) католические князья заключили в Нюрнберге оборонительный и наступательный союз в противодействие Шмалькальденскому; только вмешательство Карла V остановило тогда оружие обеих партий. Но оставляя в стороне подробности, мы можем вынести вкратце следующий итог всего этого движения: в результате оказалось, что движение доселе кончилось в пользу протестантизма. В 1539 г. умер Георг Саксонский, строгий, деятельный и умный защитник католицизма; занявший его место брат Генрих был слабее его и притом уже наклонен к протестантизму, сын его же Мориц Саксонский явно и решительно стал на стороне последнего. Этому князю суждено было играть впоследствии важную роль. Другой князь Иоахим II, курфирст Бранденбургский, в 1539 г. перешел также к протестантизму, принял причастие под обоими видами, но сохранил в своих землях новое учение с остатками многих католических форм. То же самое сделал около того же времени, именно в начале 1540 г., курфирст Фридрих II Пфальцский. Имперские города один за другим переходили на сторону протестантов. Наконец, герцог Брауншвейгский Генрих, беспокойный, фанатичный ревнитель католицизма, силою был изгнан из своих владений протестантами. Он сам поднял полемику: Лютер отвечал ему, как следовало ожидать и как он всегда делал, в резких и грубых выражениях, обозначив это в самом заглавии возражения: Wider den Hanswurst. Генрих Брауншвейгский был разбит, изгнан и при попытке возвратиться был взят в плен ландграфом Гессенским. Таким образом, до 1544 и 1545 гг. Реформация постоянно шла вперед; она укрепилась не только в умах, но и получила политическое значение; сильные князья Германии были на ее стороне и теснили князей католических. И в самом деле, в ней было что-то искусительное даже для духовных владетелей: брак и наследственность тех владений, которыми они пользовались дотоле пожизненно. Архиепископ Герман Кёльнский разрешил проповедь протестантизма в своих владениях и имел намерение сам вступить в брак, несмотря на сопротивление тамошнего духовенства и университета.

Архиепископ Альбрехт Майнцский также не противодействовал новому учению; имея много долгов, он предложил капитулу Магдебургскому и Гальберштадтскому свободу в отправлении протестантского богослужения, если они заплатят его долги,- факт хорошо характеризующий тогдашние времена и понятия.

Пора было положить конец этому брожению, этому неопределенному порядку вещей. До какой степени не утвердились еще тогда понятия о законности, можно видеть из примера ландграфа Филиппа Гессенского, человека, впрочем, умного и талантливого. Он женат был разом на двух супругах и с согласия Лютера, оправдавшего это текстом. Еще в 1541 г. император приглашал немецких протестантов и католических князей съехаться в Регенсбург для мирных переговоров: Лютер не поехал, ибо видел здесь западню со стороны католиков; он неохотно согласился даже на поездку Меланхтона. Со стороны католической присутствовал здесь кардинал Контарини, один из самых изящных, благородных прелатов католицизма, как справедливо отзывается о нем Ranke. Он был чужд того строгого, крайнего направления, которое начинало брать верх в Италии; он понимал необходимость внутреннего преобразования в области католицизма. Кардинал приехал с готовностью на уступки; действительно, между ним и Меланхтоном решены были некоторые пункты, они согласились во многом; спорные пункты они согласились предоставить решению собора. Но такое примирение партий было невозможно. Папа отказал кардиналу в признании сделанных им уступок. Лютер негодовал на Меланхтона, говоря, что он был обманут и увлечен в сети дьяволом. Регенсбургский сейм обличил только бесплодность усилий той умеренной партии, во главе которой хотел стать Карл V. В 1544 г., окончив войны с Францем миром в Крепи, он начал готовиться к решению раздоров в Германии; он вошел в переговоры с папой, чтобы собрать собор в Триденте. Вообще с самого Начала заметно было, что папы не очень охотно поддаются на сознание соборов; они видели хорошо, что при каждом их власть более или менее проиграна. Но собор, собиравшийся в Триденте из католического духовенства, не мог иметь успешного влияния на протестантов, которые наперед объявили, что не согласятся на его решения. Император также знал хорошо, что при данных условиях собор не кончится ничем: он готовил войска в Нидерландах, в Тироле, в Италии. Папа ссудил императора большой суммой денег для успеха этого крестового похода против протестантизма. До 1546 г. война не начиналась: между тем в этот год умер Лютер, не предвидевший ее начала. Конечно, немногие исторические личности оказали такое влияние на судьбу человечества, как Лютер, разорвавший единство западной церкви. Мы увидим, насколько достоин он славы, которой пользовался и пользуется.

назад содержание далее






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"