[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



назад содержание далее

Борьба отдельных сатрапий за независимость

Последствия поражения Ахеменидов в воине с Грецией

Неудачи персов в войне с Грецией оказали большое влияние на внутреннее положение державы Ахеменидов. С новой силой проявилось стремление крупнейших сатрапии — Вавилонии и Египта — сбросить с себя персидское владычество.

Сразу же после победы греков над персами при Марафоне в Египте вспыхнуло восстание, подавленное лишь через несколько лет преемником Дария I Ксерксом. При Дарий же произошло восстание и в Вавилоне. Имеются сведения о новом восстании в Вавилоне при Ксерксе (484 г. до н. э.), которое было подавлено Багабухшей (Мегабизом), представителем одного из семи господствовавших в Персии знатных родов, тесно связанных с домом Ахеменидов. Возможно, что после поражения персов при Саламине произошло ещё одно восстание вавилонян.

Вавилон, помимо своего экономического и политического значения, играл очень большую роль как религиозный и культурный центр. Святилища Вавилона, в частности храм бога Мардука, чтились далеко за пределами Вавилона и создавали ему особое положение среди покорённых городов и областей. Ксеркс решил уничтожить раз и навсегда значение Вавилона и пошёл на решительный шаг: он вывез статую Мардука, что влекло за собой прекращение основной культовой деятельности в этом храме, вокруг которого могли собираться недовольные элементы. С 479 г. до н. э. Ксеркс перестал титуловаться царём Вавилона, низведя, таким образом, Вавилонию на положение рядовой сатрапии.

Религиозно-политический характер носили и другие меры, направленные против культов местных божеств, которым противопоставлялся культ общеиранского божества Ахурамазды. В Персеполе была найдена надпись, в которой после списка стран, принадлежавших Персидской державе, от имени Ксеркса говорится: «Когда я стал царём, среди тех стран, что перечислены выше, была такая, которая восстала. Затем Ахурамазда помог мне. По воле Ахурамазды такую страну я победил... И среди этих стран была такая, где прежде поклонялись дэвам (злым духам.— Ред.), по воле Ахурамазды я разрушил основания храма дэвов и приказал: „Дэвам да не поклонятся". Там, где поклонялись дэвам, я поклонился Ахурамазде и небесной(?) Арте. И было и другое, что делалось неправедно, это я исправил».

Повидимому, в этой надписи нашла отражение борьба Ксеркса за сохранение единства державы против сепаратизма родовой и жреческой аристократии отдельных племён. Уничтожение культа родовых божеств имело поэтому не столько религиозно-реформаторский, сколько политический характер.

Ксеркс правил до 465 г. до н. э., когда он и его старший сын были убиты заговорщиками-царедворцами. Началась династическая борьба между другими его сыновьями, продолжавшаяся около трёх лет. Один из претендентов, Виштаспа, опирался, возможно, на Среднюю Азию и Восточный Иран; в 462 г. до н. э. он погиб в Бактрии, и Артаксеркс I (по-ирански Артахшашша), прозванный греками Длинноруким (Макрохейр), стал править всей державой, кроме отпавшего от неё Египта.

Восстание в Египте оказалось, благодаря деятельной поддержке со стороны Афин, затяжным и было настолько сильным, что привело к разгрому персов в битве при Папрсмисе. Повстанцы неудачно попытались осадить персов в мемфисской крепости, но были оттеснены в западную часть Дельты, где продолжали упорно держаться. Ими руководили сначала Инар, а затем Амиртей. В конце концов в середине V в., когда во главе повстанцев стсяли уже СЫНОЕЬЯ Инара и Амиртея, персам пришлось признать их права на полусамостоятельные владения в Нижнем Египте. Нельзя забывать, что именно в Нижнем Египте была расселена основная часть египетских воинов. Верхний Египет, где их было сравнительно мало, оставался, по всем данным, покорным персам.

Обострение политической борьбы в империи Ахеменидов

К середине V в. до н. э. Ахемениды вынуждены были признать своё поражение в войне с греками. По заключённому в 449 г. до н. э. Каллиеву миру персы, как уже указывалось, фактически потеряли побережье drencKoro моря. Поражение в войне с греками усложнило внутреннее положение в державе. Почти одновременно с прекращением военных действий на Эгейском море в Египте предпринял попытку отложиться Багабухша, что было серьёзным симптомом упадка державы Ахеменидов.

Со времени Дария междоусобицы происходили обыкновенно только поело смерти царя, а вооружённые столкновения между отдельными сатрапами были просто невозможны. Теперь же против царя восстал представитель одного из знатнейших персидских родов, потомок ближайшего сподвижника Дария. Восстание в конце концов было подавлено, Багабухша погиб, а сын его, имя которого дошло до нас только в греческой форме — Зопир — бежал к грекам. Принято считать, что рассказы этого Зопира были главным источником сведений Геродота о государстве Ахеменидов.

Но особенно серьёзные волнения и внутренние неурядицы начались после смерти Артаксеркса I в 424 г. до н. э. Два правивших после него царя оказались неугодны знати и были устранены ею в течение одного года; затем персидская знать посадила на престол Вахуку (по-гречески Ох), который принял имя Дария II.

Все внешние и внутренние события царствования Дария II свидетельствуют о далеко зашедшем процессе разложения державы. При дворе плетутся бесконечные интриги, в которых центральную роль играет царица Парисатида. В сатрапиях начинается целая цепь мятежей, нередко возглавляемых родственниками царя. От Ахеменидов отложился сатрап Лидии. В последние годы правления Дария II вновь отпал Египет, где на несколько десятилетий было восстановлено государство фараонов.

Восстановление независимости Египта

Дария II признавали в Египте по меньшей мере до 406— 405 гг. до н. э. Как совершилось освобождение Египта от персидского владычества, неизвестно, но год-два спустя после указанного времени страною правил уже египетский фараон Амиртей. Освобождение страны не сопровождалось, повидимому, ломкой внутренних порядков.

Первым фараоном по свержении персидского владычества, процарствовавшим сколько-нибудь длительное время, был Ахорис (392—379). Демотическая хроника, содержащая прорицания с их толкованиями (относящаяся уже ко времени после завоевания Египта Александром Македонским), называет Ахориса благодетелем храмов. Предшествующих недолговечных фараонов «после мидян» она, как правило, обвиняет в дурных деяниях, за что они были наказаны лишением престола. Можно заключить, что господствующая жреческая знать, составлявшая одно целое с гражданской знатью, свергала и ставила царей по своему усмотрению.

При Ахорисе с помощью афинского полководца Хабрия были осуществлены большие работы по укреплению северо-восточной границы. Ахорис состоял в союзе с греческой колонией Киреной, с Баркой в Северной Африке, писидийцами в Малой Азии и островом Кипр, который фараон деятельно поддерживал в его борьбе с персами. Имеются вещественные памятники, свидетельствующие о влиянии Ахориса в Финикии и на палестинском побережье. Первое крупное столкновение с персами — войну 385—382 гг.— Египет выдержал успешно.

С Нектанеба I (по-египетски Нехтнебеф, 379—361) начинается не только новая династия — XXX, по счёту египетского историка Манефона,— но и последний подъём могущества Позднего царства. Новое персидское нашествие в 374 г. до н. э. окончилось полным провалом. Причиной тому были не только нерешительность персидского военачальника и происшедший в это время разлив Нила, но также упорная оборона пограничной крепости Пелусия.

Нектанеб I всячески угождал жречеству. На первом же году своего царствования он отдал храму Нейт в Саисе десятину с золота, серебра и всего прочего, ввозимого из стран «греческого моря» и производимого в Навкратисе. В надписи, посвящённой этому дарению, царь изображался не только заботящимся о строительстве и снабжении храмов, но и спрашивающим у жрецов совета во всяком храмовом деле и поступающим по их слову. О строительной деятельности Нектанеба свидетельствуют поныне развалины и обломки храмовых сооружений, которые мы находим от южных окраин страны до северных. Тем не менее он, повидимому, не поддерживал интересов жречества в той мере, в какой это било для них желательно, так как демотическая хроника намекает, что фараон пользовался своей властью над Египтом и храмами лишь с целью получения серебра.

Вопрос о получении серебра для военных целей стал особенно злободневным при сыне и преемнике Нектанеба I Тахе (361—360). Новый фараон намеревался вмешаться во внутренние распри Персидской державы на стороне малоазийских сатрапов и вторгнуться в Сирию. Он собрал огромное войско: 11 тыс. греческих наёмников, 80 тыс. местных воинов и множество военных судов. Для оплаты иноземных воинов Таху нужны были деньги, а их не хватало.

Не довольствуясь разными налогами и выкупом с людей, набранных в избытке для службы на кораблях, Tax потребовал от населения сдачи серебра и золота в счёт будущих натуральных податей. Затем царь объявил, что ввиду военного времени может продолжить царские поставки храмам только при условии оплаты этих поставок серебром и золотом. Но когда жречество внесло требуемую сумму, царь заявил, что лишён возможности дать более одной десятой части поставок, поэтому девять десятых жреческих взносов считает ссудою государству, подлежащей возмещению после победы. Фараон получил таким образом большое количество драгоценного металла и мог заняться чеканкою денег для оплаты наёмников.

Царское повеление о сдаче серебра и золота вызвало недовольство населения. Ещё более резкую реакцию оно встретило у жречества и знати, поэтому, когдафараин со своим войском покинул Египет и успешно продвигался по территории Финикии и Сирии, в тылу у него, в Египте, вспыхнул мятеж. Родственник царя, оставленный в Египте правителем, провозгласил фараоном своего сына Нехтгорхеба, начальствовавшего над египтянами в походе. Таху пришлось бежать к персидскому царю.

Воцарение Нектанеба II (359—341), как принято называть на греческий лад Нехтгорхеба, означало отказ от начинаний Таха и возврат к угодным жречеству порядкам. Сирийский поход был прерван. Новый фараон стремился задарить жречество. Только на погребение мемфисского священного быка Аписа Нектанеб II на втором году своего царствования отпустил более 40 кг золота и более 500 кг серебра, не считая других несметных даров, в том числе свыше 400 голов рогатого скота и свыше тысячи голов птицы. Остатки храмовых сооружений Нектанеба II были обнаружены в различных частях страны.

Отказавшись от активной борьбы против персов, которую вёл Tax, Нектанеб II пассивно выжидал персидского наступления. В 350 г. до н. э. персидское нашествие на Египет не удалось в значительной мере из-за природных препятствий (персы плутали по пустыне, к тому же близился разлив Нила). В 345 г. до н. э. фараон поддержал восставших финикийцев, но дело кончилось переходом его греческих наёмников на сторону персов. К 343 г. до н. э.. ко времени решительной схватки с противником, Нектанеб II располагал всё же большим войском: 40 тыс. греческих и ливийских наёмников, 60 тыс. египетских воинов и огромным количеством речных судов. Поэтому победой над Египтом персидский царь Артаксеркс III был обязан не столько численному превосходству своих сил, сколько розни между египтянами и их греческими наёмниками и сдаче греками важнейших пограничных крепостей. Считая положение безнадёжным и не дав, в сущности, ни одной большой битвы персам, Нектанеб покинул Мемфис. Египет снова стал персидским владением.

Однако и после вторичного подчинения Ахеменидам Египет не прекратил борьбы против захватчиков. Между 341 и 332 г. до н. э. в Египте снова появляется свой фараон, носивший, правда, неегипетское имя Хабабаш. Но более подробных сведений о движении, которое привело его к власти, не сохранилось.

назад содержание далее






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"