[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



назад содержание далее

Социальный и политический кризис эллинистических государств

Конец III в. до н. э. представляет известную грань в социально-экономической истории эллинистических государств. Процесс развития рабовладения во всём Средиземноморье принимает с этого времени ещё более интенсивный характер. Всё чаще практикуется массовое обращение людей в рабство, ограбление городов и сельских местностей, беспощадные расправы с мирным населением. Так, вторжение этолийцев (около 240 г. до н. э.) в Лаконику сопровождалось уводом в плен и порабощением 50 тыс. человек; взятие Мантинеи привело к поголовному порабощению её населения (223 г. до н. э.). Во II в. до н. э. ещё большее, чем раньше, значение получает пиратство. Пираты захватывали и продавали в рабство множество людей. На вершине Тавра находилась крепость Олимп, убежище пирата Зеникета, в Сирии город Гиндар был настоящим разбойничьим гнездом. Такой же репутацией пользовалась гавань Яффы. Крупные прибрежные города (например, Арвад в Северной Финикии) вступали в сношения с пиратами и действовали совместно с ними. В Сирии арабы, жившие в горах, и итуреи совершали набеги на земледельцев долин. Пиратство на море и разбой на суше при наличии большого спроса на рабов превращались в профессию, приносившую громадные выгоды.

Всё яснее намечался путь, по которому пошло развитие рабовладельческих обществ в последующие два века. В этом отношении огромное значение имело появление на международной арене Рима. Римские завоевания и политика Рима на Востоке во II—I вв. дон. э. определялись в значительной мере условиями экономического развития Италии и интересами римской рабовладельческой олигархии. Хотя временами Рим и применял в своих политических целях меры против пиратов, но это не мешало ему способствовать дальнейшему росту пиратских захватов и торговли людьми. Цари эллинистических государств Малой Азии — Вифинии, Понта, Каппадокии и др.— сами продавали в рабство своих и чужих лаой, широко используя этот источник дохода. Число рабов, вывозимых на Запад, быстро увеличивается, цены на них снижаются, эксплуатация их становится исключительно жестокой. Главным средоточием работорговли становится во II в. остров Делос.

В то время как в Риме развитие рабовладения привело к расцвету рабовладельческого хозяйства, общее экономическое положение восточноэллинистических стран во II в. сильно ухудшилось. Упадок сельского хозяйства и ремесла, признаки которого появились уже в конце III в., постепенно становится всё более заметным. Особенно отчётливо и детально его освещают законодательные документы и документы хозяйственной отчётности птолемеевского Египта.

Положение Египта во II—I вв. до н.э.

Сложившаяся и законодательно оформленная в период наибольшего экономического подъёма Египта податная система лишала египетских крестьян и ремесленников какой-либо заинтересованности в труде. Прогрессирующий рост налогов и сборов приводил к столкновениям между земледельцами, с одной стороны, и землевладельцами и царскими чиновниками — с другой, а также к столкновениям между ремесленниками и откупщиками мастерских. Повидимому, уже во второй половине III в. до н. э. начинают сокращаться размеры производства как в сельском хозяйстве, так и в ремесле, но результаты этого процесса отразились лишь в документах более позднего времени. Так, инструкция эконому, составленная в правление Птолемея Филопатора (вскоре после 217 г. до н. э.), предписывает эконому следить за тем, чтобы вся земля была засеяна, своевременно выявлять незасеянные и плохо засеянные площади, заботиться о том, чтобы в номе использовались все станки в ткацких мастерских и прессы в маслодельнях и вырабатывался продукт требуемого качества; неиспользованный инвентарь надлежало собирать на царские склады. Таким образом, можно говорить о появлении пустующих земель и неполной загрузке ремесленных мастерских уже в конце III в.

К концу II в. до н. э. упадок земледелия достигает значительных размеров. Дошедшие до нас подробные поземельные описи и другие документы из Фаюма говорят об упадке хозяйства на государственной земле; растёт площадь бездоходных земель, уменьшается в среднем арендная плата с обрабатываемых участков, что свидетельствует, впрочем, вовсе не об улучшении положения земледельцев, а лишь о сокращении доходов казны. Так, например, в деревне Керкеосирис площадь земли, приносившей доход в царскую казну, по данным этих описей, за полвека уменьшилась наполовину.

Земли, не приносившие дохода, были различного рода: песчаные, недостаточно орошённые и приближающиеся по характеру к пустыне или, наоборот, подвергавшиеся затоплению. Из данных описей видно, что часто впусте лежали и плодородные земли с высокой арендной платой. Состояние ирригационной системы ухудшалось, повреждения каналов и плотин не исправлялись. Попытки правительства уменьшить площадь пустующих земель путём раздачи этих участков военным колонистам и применения принудительной аренды или бессрочной аренды на льготных условиях не имели успеха.

Помимо уменьшения площади царских земель в связи с запустением, площадь их суживалась и за счёт роста уступленных земель. В документах II и I вв. до н. э. не встречается упоминаний о дарственных имениях, аналогичных имениям диойкета Аполлония при Птолемее II, но значительно большее распространение получают другие категории частновладельческих земель, принадлежащих греко-македонской и египетской знати, жречеству, клерухам. Во II и I вв. идёт дальнейшее упрочение их владельческих прав на землю. Однако состояние земледелия на уступленных землях было немногим лучше, чем на царских землях: и на этих землях увеличивалось число запущенных участков, не приносивших дохода.

Главная причина упадка земледелия заключалась в бегстве царских земледельцев из комы, результатом чего оказался недостаток рабочей силы. Уход с места жительства и работы (анахоресис) во II в. до н. э. стал массовым явлением. Не случайно заметное снижение дохода с царской земли совпадает с началом ожесточённой гражданской войны в 131 г.

В ремесленном производстве также заметны следы упадка: бремя налогов и произвол чиновников нередко приводили к конфискации инвентаря и полному разорению ремесленника. Сокращение объёма производства, несомненно, должно было отразиться и на состоянии торговли. Суживается внутренняя торговля, падает вывоз. Торговле внутри Египта мешали частые восстания и династические распри. Иногда царская администрация запрещала вывоз продуктов из нома в какое-либо другое место, кроме Александрии. С потерей Келесирии, Финикии и Палестины и торговых караванных путей в Южную Аравию упала роль Египта и в посреднической торговле.

Экономический упадок сказался прежде всего в царском хозяйстве: понижается его удельный вес и значение в экономике Египта, уменьшается количество царских земель, нарушается царская монополия в ремесленном производстве. Если при первых трёх Птолемеях государство с целью извлечения больших доходов заботилось о расширении ирригационной системы, об освоении новых земель, о военной колонизации, развитии сельского хозяйства, ремесла и торговли, то теперь правительство Птолемеев было уже не в силах проведить подобные мероприятия, и его деятельность в области экономики стала сводиться преимущественно к фискальным и полицейским функциям.

Соответственно изменяется и административная структура. Значительно расширяются пел яомочия стратега: помимо распоряжения администрацией, клерухами и полицией в номе он ведает во II в. до н. э. финансами и податной системой. Должность эконома теперь делится на две: один эконом ведает денежными доходами, другой — натуральными поступлениями. Заметно увеличивается роль полицейского аппарата, что является дополнительным свидетельством обострения классовой борьбы в Египте.

Вместе с тем растёт значение частного хозяйства и власть местной бюрократии. О независимости местного чиновничества от центральной власти говорят такие факты, как появление института покровительства: население, страдающее от поборов и злоупотреблений местной администрации, прибегает к защите какого-либо более крупного чиновника. Злоупотребления властью приняли к концу II в. такие масштабы, что египетские цари вынуждены были издавать специальные предписания об охране личности и имущества царских земледельцев и ремесленников царских монополий от посягательств местной администрации.

Царство Селевкидов во II-I вв.

Образец папируса с греческим текстом на одной стороне и демотическим - на другой. Податной список 48 г. н. э.Все эти перемены не могли не отражаться на внутреннем положении государства. Пути восточной торговли продолжали сохранять огромное значение, но Селевкиды их уже не контролировали. Громадные расходы, связанные с войнами конца III - II вв. до н. э., приводили к финансовым затруднениям. Попытки Селевкидов использовать храмовые сокровища вызывали конфликты с населением (Антиох III погиб в Элимаиде в результате одной из таких попыток). Неудачной оказалась также и политика насильственной эллинизации подвластных территорий. В Иудее Антиох IV разрушил храм, поместил в Иерусалиме гарнизон, запретил местные культы. Но подобные мероприятия лишь способствовали росту недовольства народной массы. С другой стороны, усиливаются стремления полисов, на которые ориентировались в своей политике Селевкиды, к независимости от монархии. В середине II в. дон. э. совершенно ясно обозначился тот факт, что социальная опора Селевкидов становится всё менее прочной: представители этой династии вынуждены были всё чаще искать поддержки в наёмных войсках и с их помощью лавировать в острых столкновениях противоречивых интересов и в сложной игре внешних сил, всё настойчивее вмешивавшихся во внутренние дела царства. Сильнейшие изменения претерпели во II—I вв. до н. э. территория и население царства Селевкидов. Ещё в III в, отпали Парфия и Ьактрия, центр тяжести экономической и политической жизни переместился на запад, в Сирию. После войны с Римом навсегда была потеряна Малая Азия, после 129 г. до н. э.—Междуречье и Иудея.

Положение Македонии и греческих полисов

Сведения о состоянии экономики Македонии во II—I вв. чрезвычайно скудны. Известно лишь, что в конце III — начале II в. пустовало, повидимому, значительное количество земли, так как Филипп V широко проводил переселение на пустующие земли фракийцев и наделение их землёй. Приток рабов в результате захватнических войн македонских царей не мог не содействовать дальнейшему развитию рабовладения.

Во II—I вв. ухудшается экономическое положение многих полисов Малой Азии, островов и материковой Греции. Всё резче обозначается в Элладе противоположность между незначительным обеспеченным и привилегированным меньшинством, богачами, которые держали во многих городах управление в своих руках, и жившей в нужде широкой массой городского населения. Оплата ремесленного труда, насколько можно судить по данным делосских надписей, была сравнительно низкой (в среднем от 2 до 4 оболов в день), тогда как цена на пшеницу поднялась по сравнению с IV в. вдвое. Тяжёлое положение бедноты в городах побуждало городское управление к продаже хлеба по низким ценам или даже к бесплатной раздаче его; эта мера была вызвана глубокой нуждой, несоответствием оплаты труда прожиточному минимуму.

Развитие классовой борьбы в эллинистических государствах во II—I вв. до н. э.

Экономический упадок эллинистических государств и связанное с ним ухудшение материального положения широких масс населения вызвали крайнее обострение социальных противоречий.

II—I века до н. э. были для эллинистических государств временем напряжённой классовой борьбы. Борьба шла в отдельных государствах в различных условиях, социальные группы, участвовавшие в ней, выступали с различными лозунгами, но все эти движения представляли собой проявление общего для всех эллинистических государств социального и политического кризиса.

Развитие рабовладения не могло не отразиться на формах классовой борьбы. II—I века — это время великих массовых движений рабов во всём рабовладельческом мире Европы и Передней Азии. Восстание в одном месте находило отзвуки в других местах. «Все эти различные пожары,—писал много веков спустя христианский писатель Орозий, используя более ранние источники,— возникли словно сверкающие искры от того первого трута, которым началось это бедствие». Достаточно было движению начаться, чтобы оно развивалось с необычайной силой и быстротой. Рабы в городах готовы были присоединиться к движению рабов в сельских местностях. Малоимущие свободные-—демос «не только не сочувствовал богатым рабовладельцам,— сообщает историк Диодор Сицилийский,— но, напротив, радовался, так как завидовал неравномерному распределению богатств и неравенству поло- жения». Невиданный размах рабских восстаний II—I вв., ожесточённость борьбы, своеобразные формы организации восставших ясно свидетельствуют о глубоких сдвигах в структуре рабовладельческого общества.

Однако дело не ограничилось выступлениями рабов: на Востоке одновременно происходят движения эксплуатируемой широкой массы лаой, в городах кипит борьба между богатыми и бедными. В Египте уже в 40-х годах III в. начались открытые массовые восстания, которые продолжались с перерывами до конца правления Птолемеев. В социальных движениях принимают участие различные слои населения: царские земледельцы, ремесленники царских монополий, воины низших разрядов и другие представители беднейших слоев населения. Эти движения были в основном направлены против «эллинов».

Многие буржуазные историки считали, что в Египте вождём и союзником широких масс в их восстаниях против угнетателей было могущественное египетское жречество. Однако данные источников показывают, что жрецы были безусловными противниками этого движения. Так, Розеттская надпись, составленная жрецами в честь Птолемея V Эпифана, проникнута ненавистью к «отступникам» и «безбожникам», которых победил воплощённый Гор -— Птолемей. Таким образом, расстановка социальных сил в Египте рисуется в общем следующим образом: «эллины» и жрецы на одной стороне, народные массы — на другой.

Покровительство, оказываемое Селевкидами «эллинам», и политика насильственной эллинизации сравнительно отсталых и обособленных областей вызывали массовые движения местного населения против Селевкидов. Особенно упорный характер это движение приняло в Иудее. Города на территории государства Селевкидов также являются ареной ожесточённой борьбы, нередко заканчивавшейся кровавой расправой наёмников с населением.

В полисах Греции уже с конца III в. борьба богатых и бедных всё чаще приводила к политическим переворотам. Даже в небольших городах вроде Кинефы в Аркадии происходили «жестокие распри, в которых многие были умерщвлены или изгнаны», производились переделы земли и имущества, уничтожение долговых обязательств и пр. Наибольшего напряжения классовая борьба достигает в Спарте.

Здесь в ходе этой борьбы власть оказывается в руках тиранов, вынужденных проводить отдельные, иногда довольно смелые социальные мероприятия. Так в 210 г. власть в Спарте захватил Маханид. О его социальной программе сведений не сохранилось, но, судя по тому, какую упорную борьбу вело с ним олигархическое руководство Ахейского союза, можно предполагать, что его деятельность отражала интересы демократических слоев Спарты. После гибели Маханида в борьбе с ахейцами во главе Спартанского государства с 207 г. становится тиран Набис. Внутренняя политика Набиса была более радикальной, чем мероприятия царей-реформаторов — Агиса и Клеомена. Он не только конфисковал имущество наиболее богатых граждан и распределил его между своими сторонниками, но и освобождал илотов, наделяя их и периэков землёй. Политика Набиса встретила поддержку беднейшего населения соседних полисов, и ему удалось присоединить к Спарте приморские города Лакедемона, Аргоса, некоторые города Крита. Набис удерживал власть в Спарте до 192 г. Лишь вмешательство Рима привело к падению независимости Спарты и гибели Набиса.

Острая социальная борьба шла и в Беотийском союзе. Руководители Беотийского союза вынуждены были принимать меры для облегчения положения демоса: приостанавливать взыскание долгов, устраивать общественные раздачи и обеды во избежание открытых социальных конфликтов.

В Этолии, где значительно позднее, чем в других областях Греции, началось классовое расслоение общества и сложилось государство, развитие ростовщичества и задолженность населения достигли огромных размеров к концу III в. до н. э. Под давлением масс около 205 г. была сделана попытка провест-и кассацию долгов, но она потерпела неудачу, так как встретила активное противодействие крупнейших ростовщиков.

Сходная обстановка была и в других греческих государствах. Имущие слои греческого общества находились в постоянном страхе перед опасностью социального переворота. Они готовы были любой ценой отстаивать свои узкоклассовые интересы.

Напряжённая классовая борьба внутри эллинистических государств тесно переплеталась с политическим и экономическим соперничеством между отдельными государствами, с ожесточёнными столкновениями между ними, в ходе которых они ослабляли друг друга. Всё это способствовало успехам римских завоевателей, которые с момента своего появления на Востоке успешно применяли свой испытанный принцип «разделяй и властвуй».

Политическое положение в Передней Азии в конце III в до н. э.

В соотношении сил между эллинистическими государствами в конце III в. до н. э. произошли некоторые изменения. По сравнению с предшествующим временем ухудшилось внутреннее и внешнее положение Египта. Ещё в середине III в. Египту пришлось уступить господство на море Македонии. Его политика в Греции — поддержка Ахейского союза и Спарты — не дала прочных результатов. Но Птолемеи ещё сохраняли часть владений в Малой Азии и на северном поЗерэжье Эгейского моря, владели Келесирией и попрежнему оказывали поддержку врагам Селевкидов и Македонии.

Внешнеполитическое положение царства Селевкидов в конце III в. осложнилось династической борьбой. Летом 223 г. Селевк III был убит во Фригии, и престол перешёл к его брату Антиоху III. В первые годы правления Антиоху пришлось выдержать упорную борьбу с наместником Мидии Молоном-Молон объявил себя царём и начал энергичное наступление на запад. Вскоре под его властью оказались Вавилония и крупнейший город царства Селевкидов —Селевкия на Тигре.

В Сирии было тоже неспокойно. Успехи Молона заставили Антиоха направить против него значительные силы и отрезать ему путь в Мидию, где выступление Молона находило поддержку местного населения. При встрече войск Антиоха III с Молоном часть армии последнего перешла на сторону Антиоха, после чего Молон покончил с собой. Вскоре на западе отпал наместник Малой Азии Ахей. Однако, несмотря на неустойчивость внутреннего положения, Антиох III готовился к новой войне с Египтом за Келесирию.

Сравнительно более прочным было положение третьего крупного эллинистического государства — Македонии. Поддержка Антигоном Досоном Ахейского союза и поражение Клеомена усилили позиции Македонии в Греции, но не принесли Греции ни единства, ни мира. В каждом полисе продолжали существовать антиолигархические группировки, искавшие поддержки у Этолийского союза. Этолийцы в конце III в.захватили побережье Мессении, а затем вторглись в глубь страны, опустошая сельские местности и захватывая добычу. Такие же набеги делали они на побережье Эпира и в другие области. Это привело их к столкновению с Македонией.

Военные действия на Балканском полуострове и в Сирии начались почти одновременно. В Сирии египетский наместник Феодот изменил Птолемею IV и передал Антиоху важный опорный пункт — Герры. Войска Антиоха в 219 г. продвинулись к самой границе Египта. Однако временщик Птолемея IV, Сосибий, предпринял ловкий дипломатический шаг: он начал с Антиохом мирные переговоры, которые велись в течение четырёх месяцев. Наступление противника приостановилось. Пользуясь этой передышкой, египетское правительство приняло энергичныз мэры для организации и обучения армии, в состав которой наряду с македонянами были включены 20 тыс. египетских воинов. Когда весной 218 г. Антиох прервал переговоры и возобновил наступление, Египет уже успел подготовиться. Встреча обеих армий произошла около города Рафии, недалеко ох входа в Дельту. Решающую роль сыграла атака фаланги египетских воинов, обученных по македонскому образцу. Армия Антиоха III была разбита.

Антиох III. Греческая скульптура III в. до н. э. Мрамор. Но победа при Рафии не привела к возрождению военной мощи Египта. Едва освободив от войск Антиоха Келесирию, Птолемей Филопатор поспешил заключить с Антиохом мир. Вскоре по окончании войны вспыхивает массовое восстание на севере Египта, в 206 г. оно охватывает юг, но сведения, сохранившиеся об этом восстании, к сожалению, отрывочны и скудны. В Фивах появляются местные правители, по имени которых датируются демотические документы этого времени. На социальный, а не этнический, «национальный» (как обычно определяет его буржуазная историография) характер восстания указывают выступления восставших не только против Птолемеев и греко-македонской аристократии, но и против египетского жречества. На юге страны движение было организованным и упорным. Лишь в 186 г. до н. э. при Птолемее Эпифане Фиваида была вновь подчинена Птолемеями. Потерпев поражение при Рафии, Антиох III очистил всю Келесирию, удержав за собой лишь город Селевкию в Пиерии. Но это поражение не приостановило агрессивных устремлений государства Селевкидов. В войне за Келесирию Антиох преследовал две цели: не только включить в состав государства богатую область, но и захватить торговые пути в Аравию и Индию. О его стремлении осуществить эту последнюю цель свидетельствует предпринятая в 218 г. экспедиция в Южную Аравию. Торговля с Востоком приносила огромные доходы, спрос на восточные товары при дворах эллинистических монархов непрерывно рос. Между тем отпадение Парфии и Бактрии осложнило торговые сношения Селевкидов со странами Востока. Неудача в Келесирии заставила сирийских купцов искать возможности наладить торговлю с Индией караванным путём через восточные провинции государства Селевкидов. Это, невидимому, и явилось главной причиной, побудившей Антиоха III предпринять восточный поход.

О восточном походе Антяоха III связного рассказа в источниках не сохранилось. Датировать его также можно лишь приблизительно 210—204 гг. Через усмирённую незадолго до этого Мидию Антиох III вторгся во владения парфянского царя, взял город Гекатомпил и проник в глубь страны. Подчинив парфян, Антиох направился в Бактрию. Столкновение с войсками царя Бактрии Эвтидема произошло в Арейе. Потерпев поражение, Эвтидем отступил к столице, городу Бактрам, и начал переговоры с Антиохом. Так как Антиох не имел достаточно сил и материальных средств для продолжения войны, в результате переговоров был заключён мир, по которому бактрийский царь признал свою зависимость от Селевкидов.

Получив от Эвтидема слонов и продовольствие для армии, Антиох направился в Индию, где возобновил «дружественный союз» с пограничным индийским государством и затем повернул в обратный путь. Перезимовав в Кармании, он предпринял поход к Персидскому заливу и вступил во владения арабского города Герры. Герры откупились от Антиоха богатыми дарами и сохранили независимость. Совершив затем экспедицию на Бахрейнские острова, Антиох возвратился в Сирию.

Восточный поход Антиоха III по своему маршруту повторял поход Александра Македонского, но Антиох III был не в состоянии подчинить своей власти те земли, которые он прошёл. Он ограничивался лишь признанием со стороны местных правителей номинальной зависимости от Селевкидов. Цель похода сводилась к тому, чтобы укрепить престиж государства Селевкидов среди его восточных соседей, упрочить торговые связи с восточными странами, обезопасить торговые пути, пополнить казну за счёт военной добычи и захватить рабов. В результате похода, невидимому, были налажены караванные пути в Среднюю Азию через Парфию и Бактрию и в Индию через Герры и Персидский залив.

Государство Селевкидов во II - I вв. до  н.э. Успех восточного похода Антиоха III поднял значение государства Селевкидов не только в восточных странах, но и в Средиземноморье. Царство Селевкидов стало сильнейшим из эллинистических государств, и Антиох III, получивший от своих придворных титул «Великий», стал претендовать на роль гегемона в эллинистическом мире.

Положение на Балканском полуострове. Первое столкновение Македонии с Римом

Политическая обстановка на Балканском полуострове в последние десятилетия III в. до н. э. чрезвычайно усложнилась. На общем фоне дальнейшего развития рабовладельческих отношений, крайнего обострения социальных противоречий и рОста ПИратства военные столкновения между государствами Балканского полуострова приобретают ещё более широкие масштабы и опустошительный характер. В 220г. македонский царь Филипп V (221—178) вместе с Ахейским союзом и другими греческими полисами объявил Этолийскому союзу войну. Предлогом войны была защита Мессении от набегов этолийцев, в действительности же Филипп преследовал цель — ослабить влияние Этолийского союза, поддерживавшего антимакедонские настроения в Греции. Эта война, получившая название Союзнической, сопровождалась страшными опустошениями, захватом большого числа рабов, ограблением храмов.

К этолийцам примкнули лишь Спарта и Родос. Одновременно Родос в союзе с царём Вифинии Прусием вёл войну с городом Византием. Поводом к этой войне была попытка Византия взыскивать пошлины с судов, проходивших через Боспор Фракийский, что наносило ущерб широким торговым связям Родоса с припонтийскими городами.

В начале Союзнической войны положение Ахейского союза было крайне затруднительным: он одновременно оказался под угрозой вражеских вторжений с севера, со стороны этолийцев, и с юга, со стороны Спарты. Филипп, действовавший в Акарнашга, поспешил на помощь ахейцам. Зимой 219/18 г. он появился в Пелопоннесе и быстро достиг крупных успехов. Элида и Южная Спарта подверглись беспощадному опустошению. После этого македоняне нанесли сильный удар Этолии: главный центр союза город Ферм, «полный хлеба и богатств», был разграблен и разорён, святилища разрушены. В 217 г. Филипп захватил Фивы в Фессалии. Город был срыт до основания, всё его население продано в рабство.

В ходе военных действий воюющие стороны значительно истощили свои силы. Между тем именно в это время началась решающая борьба между Римом и Карфагеном за господство над Западным Средиземноморьем. Македония не могла остаться в стороне от этой борьбы, поскольку её непосредственные соседи — иллирийцы — оказались после вмешательства Рима в иллирийские дела (229 г.) в зависимости от него. Известие о поражении римских войск при Тразименском озере ускорило окончание войны в Греции. В 217 г. между Македонией и греческими государствами, с одной стороны, и Этолийским союзом — с другой, был заключён в Навпакте мир на условиях status quo.

После победы карфагенян при Каннах Филипп вступил в союз с Ганнибалом: обе стороны должны были помогать друг другу в борьбе с Римом. Главной целью Филиппа, которой он руководствовался при заключении этого союза, было изгнание из Иллирии римлян и установление там власти Македонии, которая благодаря этому должна была получить выход к Адриатическому морю. Для более непосредственного участия в войне Македония не располагала достаточно сильным флотом. Попытка выйти в море на лёгких судах (215 г.) оказалась неудачной.

Между тем в Греции всё больше и больше разгоралась классовая борьба: в Ахайе, Мессении и других областях предпринимались попытки политических переворотов, в одних случаях демократических, в других—олигархических. Борющиеся партии обращались за поддержкой к внешним силам. При этом Македония, проводившая обычно политику поддержки олигархии, теперь, в зависимости от меняющейся политической ситуации, поддерживала иной раз и демократические группировки.

Серебряная монета Филиппа   V   Македонского. II в. до н. э. В первой Македонской войне римляне в течение нескольких лет занимали выжидательную позицию. Только после взятия Сиракуз (212 г.) и Капуи (211 г.) они активизировали свою политику на Востоке и заключили в 211 г. союз с этолийцами. Согласно договору этолийцы должны были получить на территории, отнятой у неприятеля, земли и дома, римляне же — движимое имущество и людей. Римляне уже в это время выступают в Элладе под лозунгом защиты греческой свободы и независимости, а на деле как завоеватели, с ненасытной жадностью к деньгам, к захвату рабов и добычи. Греческие государства нередко служили для них просто объектом торговли; так, например, остров Эгина, захваченный римлянами и этолийцами, был продан ими пергамскому царю Атталу I за 30 талантов.

Круг государств, участвовавших в войне, постепенно расширился и вышел за пределы Эллады. Спарта, Элида, Мессения, Пергам примкнули к Риму; Ахайя и Вифиния были на стороне Македонии. Как всегда в Греции, в ходе большой войны, становившейся всё более и более тягостной для населения, проявлялись застарелая вражда между отдельными городами и острые социальные противоречия. Требования передела земли и отмены долговых обязательств становились всё более настойчивыми. Во многих полисах демос поднимался против богатых, изгонял их, конфисковывал их землю и имущество.

Рим, таким образом, начал своё проникновение на Балканский полуостров в условиях, не благоприятствовавших сплочению сил греческих государств. Война продолжалась до 205/04 г. и закончилась миром, который не решил основных вопросов, не урегулировал сколько-нибудь прочно отношений между Филиппом и Римом, Македонией и Этолийским союзом и предоставлял воюющим сторонам лишь временную передышку.

Потеря Египтом внешних владений

Непрерывные войны на территории Греции, Сирии и Малой Азии, сопровождавшиеся ограблением городов и хоры, обращением в рабство местного населения, вместе с тем обогащали царей и рабовладельческую знать эллинистических государств. По мере ухудшения экономического положения и обострения социальных противоречий внутри этих государств война и военная добыча, захват рабов, новых территорий и путей транзитной торговли становятся всё более постоянным явлением.

Вынужденный после заключения мира временно отказаться от агрессивной политики в Греции, Филипп V пытался, используя внутренние осложнения в птолемеевском Египте, захватить его владения в Эгейском море и Малой Азии. Намерения Филиппа совпадали с захватническими планами Антиоха III.

События, происходившие в Египте, создали благоприятную обстановку для осуществления планов Антиоха и Филиппа. Юг страны всё ещё был охвачен восстанием. В результате длительной гражданской войны сокращались доходы царской казны. Но царь и придворная знать попрежнему продолжали безрассудно растрачивать государственные средства на роскошные празднества, содержание огромного придворного штата, постройку шювучего царского дворца и на другие подобные мероприятия. В 203 г. после смерти Птолемея IV Филопатора. царём был провозглашён пятилетний Птолемей V Эпифан. При нём власть в государстве в течение ряда лет переходила из рук одного временщика в руки другого. Смена правителей сопровождалась придворными заговорами и мятежами наёмников. Иногда дворцовые смуты служили поводом к массовым выступлениям пёстрого по своему составу населения Александрии. Так, около 200 г., когда началась борьба за власть между опекуном царя Агафоклом и начальником пелусийского гарнизона Тлептолемом, вспыхнуло народное восстание, непосредственно связанное, невидимому, с задержкой подвоза продовольствия в Александрию. По свидетельству Полибия, в восстании участвовали все слои населения и даже женщины и дети.

Воспользовавшись политической и социальной борьбой внутри Египта, Антиох и Филипп заключили в 203 г. союзный договор, являвшийся по существу соглашением о разделе египетских владений. После этого Филипп приступил к подчинению зависимых от Птолемеев городов на островах в Эгейском море и на побережье Малой Азии. Антиох же вновь начал войну в Келесирии. О ходе этой войны, длившейся несколько лет, сохранились лишь отрывочные сведения. В битве при Панионе в 200 г. до н. э. египетские войска были разбиты, и Антиох без затруднений овладел Келесирией, Финикией и Палестиной; сопротивление оказал лишь город Газа.

Захват Филиппом принадлежавших Птолемеям городов в Эгейском море, Фракии и Малой Азии ставил под угрозу снабжение Афин хлебом и ущемлял интересы Родоса и Пергама. Возникшая вследствие этого война между Родосом и Пергамом, с одной стороны, и Македонией — с другой, шла с явным перевесом на стороне Македонии. Усиление Македонии вызвало тревогу в Риме.

Вторая Македонская воина

После победы римлян во второй Пунической войне Балканский полуостров оказался в центре их агрессивной политики.

В правящих римских кругах считали, что самым уязвимым местом Восточного Средиземноморья является Греция, но что подчинение её Риму может быть достигнуто лишь в борьбе с Филиппом. Поэтому римский сенат начал деятельную подготовку к войне с Македонией. Формальным поводом к началу военных действий послужило обращение Египта, Пергама и Родоса за помощью к Риму.

В конце 200 г. до н. э. римские войска высадились в Иллирии. Первые два года война между Римом и Македонией шла с переменным успехом. Филиппу удалось сохранить в своих руках Коринф и даже взять Аргос, важнейшую крепость в Пелопоннесе. И та и другая стороны на протяжении всего этого времени вели, кроме того, упорную дипломатическую борьбу. Широкая демагогия римлян, в которой немалую роль играл лозунг «свободы» греческих городов, уже неоднократно используемый эллинистическими династами в борьбе за господство над Грецией, сочувствие имущих слоев греческих полисов римлянам, в которых они видели силу, способную обеспечить в Греции больший «порядок», чем это до сих пор удавалось Македонии,— всё это способствовало тому, что римлянам удалось привлечь на свою сторону сначала Этолийский (в 199 г.), а затем и Ахейский (в 198 г.) союзы.

В 197 г. римские войска под командованием проконсула Тита Квинкция Фламинина при поддержке союзников нанесли решительное поражение Филиппу в сражении при Киноскефалах. По условиям заключённого вскоре мирного договора Филипп терял все захваченные им территории в Малой Азии, Эгейском море и Греции, его владения ограничивались лишь территорией собственно Македонии. Он должен был выдать весь флот, уплатить контрибуцию в 1 000 талантов и дать в заложники своего младшего сына. Таким образом, военная мощь Македонии и её влияние в Греции были подорваны, хотя, как показали последующие события, ещё не сломлены до конца.

«Освобождение» Греции

Уже в ходе мирных переговоров обнаружились острые противоречия между римлянами и их союзниками. Рим склонен был диктовать свои условия не только побеждённому Филиппу, но и своим союзникам, без поддержки которых он едва ли смог бы разбить македонян. Судьба всех отнятых у Филиппа городов решалась римским сенатом и непосредственно сенатской комиссией, направленной в Грецию под председательством Тита Фламинина. Требования союзников учитывались лишь в той мере, в какой это было выгодно римлянам.

На истмийских играх в 196 г. римляне с помпой провозгласили «свободу» всех эллинов. В действительности же римляне по собственному усмотрению устанавливали границы греческих государств, передавая одни города Ахейскому союзу, другие — Этолийскому, третьи — царькам иллирийцев и их соседей афаманов. Лицемерно объявив свободу Коринфа, римляне поставили свой гарнизон в его крепости Акрокоринфе. Они оставили также под своей властью важные в стратегическом отношении города Деметриаду в Фессалии и Халкиду на острове Эвбея.

Не создавая официально особой администрации для управления Грецией, Рим с помощью сенатской комиссии и послов вмешивался в её внутреннюю жизнь. Так, в Фессалии, где борьба между аристократией и демосом была настолько ожесточённой, что народные и судебные собрания постоянно сопровождались вооружёнными столкновениями, Фламинин провёл выборы совета и судей на основе цензового принципа и таким путём укрепил положение аристократии, иными словами, перестроил Фессалийскую лигу по образцу аристократического Ахейского союза.

Пока шла война с Филиппом, римляне заключили союз с правителем Спарты Набисом, но как только их положение в Греции несколько окрепло, они потребовали от других своих союзников объявления войны Набису, опять-таки под предлогом «освобождения» греческих городов от его «тирании». В результате военных действий в 195 г. Набис вынужден был отказаться от Аргоса и других подвластных ему городов на побережье Пелопоннеса и от всех своих владений на Крите, ограничившись областью собственно Спарты.

Македония и Греция во II в. до н.э. В результате второй Македонской войны римляне захватили в Греции огромные богатства. Только во время триумфа Фламинина демонстрировалось 18270 фунтов серебра и 3 714 фунтов золота в слитках, 84 тыс. серебряных тетрадрахм и 14514 золотых «филиппиков», огромное количество медных и мраморных статуй, серебряных и золотых вещей, вывезенных из Греции. Несомненно, что ещё большее количество ценностей было награблено римской армией. Кроме того, греческие государства в благодарность за «свободу» вынуждены были отправить в Рим 114 золотых венков и вернуть купленных ими у карфагенян пленных римлян. Ахейскому союзу эти дары обошлись в 100 талантов. Как позволяет заключить надпись из города Хиретии, римляне захватывали у побеждённых не только движимое имущество, но иногда и земельные владения и дома, возвращая их потом лишь за выкуп.

Естественно, что такая «освободительная» деятельность Рима вызвала недовольство широких слоев греческого населения. Против Рима открыто выступали этолийцы, обделённые римлянами при разделе владений Филиппа. Весьма неуверенно чувствовали себя проримские группировки в Беотии. Недовольство это особенно ярко проявилось, когда на Балканском полуострове высадился со своим войском Антиох III.

Война Аитиоха III с Римом и её последствия

Закончив операции в Келесирии, Антиох начал готовиться к войне с римлянами, но не спешил помочь своему «союзнику» Филиппу. В то время как Филипп вёл упорную борьбу с римлянами, Антиох, отправив сухопутные силы в Сарды, с помощью флота захватывал приморские города Киликии, Ликии и Карий, принадлежавшие Птолемеям. Однако даже и эти действия Антиоха заставили римлян после победы при Киноскефалах (197 г.) поспешить с заключением мирного договора с Филиппом.

Тем временем Антиох, закрепившись в Эфесе, начал подчинять города, только что «освобождённые» римлянами из-под власти Македонии в Малой Азии и Фракии. Предвидя неизбежность войны с римлянами, он упрочил свои отношения с соседями, заключил союз с галатами и разослал послов для переговоров с греческими государствами. Антиох рассчитывал создать широкую антиримскую коалицию. В этих планах его поддерживал Ганнибал, который был вынужден бежать из Карфагена в Сирию, чтобы не попасть в руки римлян.

Но ещё большую дипломатическую активность проявили римляне, стремясь перетянуть на свою сторону всех возможных союзников Антиоха. Это им в значительной степени удалось. Население греческих полисов разделилосьна два враждебных лагеря. «Знатные,— пишет Тит Ливии,— и все вообще благонамеренные стоят за союз с римлянами и довольны настоящим положением, а толпа и те, дела которых не соответствуют их желаниям, хотят всеобщего переворота». Поскольку власть в большинстве греческих государств находилась в руках олигархических проримских группировок, Антиоху удалось привлечь на свою сторону лишь Этолию и Беотийский союз. Даже Македония, ещё не оправившаяся после поражения во второй войне с Римом, выступила против своего бывшего союзника, направив свои силы против этолийцев.

Война между Антиохом и римлянами началась на территории Греции. Средняя и Северная Греция подверглись грабежу и разорению со стороны двух враждующих чужеземных армий. В Фермопильском ущелье войска Антиоха были наголову разбиты. Сам Антиох с незначительным отрядом бежал в Эфес. Он попытался укрепить Лисимахию и Херсонес, чтобы не допустить переправы римлян через Геллеспонт, но после поражения сирийского флота у Мионнеса покинул Фракию и отступил в глубь Малой Азии. Решающее сражение между Антиохом и римлянами произошло в 190 г. при Магнесии. Несмотря на своё численное превосходство, армия Антиоха снова потерпела жестокое поражение.

После битвы при Магнеетш Антиох был вынужден в 188 г. заключить мир на условиях, продиктованных римским командованием в лице консула Люция Корнелия Сципиона, брата Публия, победителя Карфагена. Одновременно капитулировали и союзные Антиоху этолийцы. По мирному договору с Римом Антиох был обязан отказаться от всех своих владений в Европе и в Азии к северу от Тавра, возвратить военнопленных, передать всех слонов и флот, уплатить римлянам и Пергаму контрибуцию и выдать римлянам Ганнибала. Чтобы избежать этой участи, Ганнибал бежал на Крит, затем в Вифинию и здесь принял яд. Территория, отнятая у Антиоха, была передана отчасти Пергаму, отчасти Родосу; некоторые города были объявлены свободными.

Поражение Антиоха III и победа Рима пошатнули престиж государства Селев-кидов. От него отпали Армения и Софена; повидимому, начались волнения и в восточных сатрапиях. Антиох III предпринял новый поход на Восток для того, чтобы упрочить свою власть и добыть средства для уплаты контрибуции римлянам. При попытке овладеть сокровищами храма Бэла в Элимаиде он был убит.

Поражение Антиоха в войне с Римом внесло значительные изменения и в политическую обстановку в Восточном Средиземноморье. Римляне ещё не обладали достаточными силами, чтобы закрепить за собой территории, отнятые у Антиоха, и передали их Родосу и Пергаму — государствам, которые поддерживали Рим во второй Македонской войне и в войне с Антиохом. Благодаря этому дипломатическому манёвру римляне приобрели в лице господствующих классов Родоса и Пергама прочную политическую опору для своего дальнейшего проникновения на Восток.

После поражения царства Селевкидов в Восточном Средиземноморье вплоть до Митридатовыхвойнне было государства, способного собственными силами дать отпор агрессивной политике Рима. Объединению же восточносредиземноморских государств для борьбы против Рима мешало их давнишнее экономическое и политическое соперничество.

назад содержание далее






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"