[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



назад содержание далее

Подъём народного движения в Сицилии и Италии. Борьба народов Восточного Средиземноморья против римской экспансии.

Второе восстание рабов в Сицилии

Продажа   раба. Рельеф позднереспубликанского времени. В 104 г. до н. э. в Сицилии началось новое восстание рабов, поводом к которому послужили события, непосредственно связанные с наступлением кимвров и тевтонов. Рабы поступали в имения римлян и италиков не только из числа военнопленных или людей, захваченных и проданных пиратами. Откупщики и ростошцики, действовавшие в провинциях и вассальных царствах, постоянно продавали в рабство задолжавших провинциалов и подданных вассальных царей. Когда Марий, собираясь воевать с кимвреми и тевтонами, потребовал вспомогательных войск у союзного с Римом вифинского царя Никомеда, тот отклонил его требование на том основании, что значительная часть его подданных продана римскими ростовщиками в рабство. Нависшая над Римом внешняя спасность и постоянные волнения рабов в самой Италии побудили сенат принять особые меры, которые должны были обеспечить пополнение римского войска. С этой целью в 104 г. до н.э. в Сицилию был послан претор Лициний Нерва. Он должен был освободить тех рабов, которые окажутся свободнорождёнными. 800 человек были освобождены, но затем за крупную взятку от местных рабовладельцев претор прекратил дальнейшее освобождение рабов. Тогда 80 рабов около города Гераклеи подняли восстание. Они укрепились лагерем на горе, куда к ним стали со всех сторон стекаться рабы. Вскоре восставшие образовали армию в 20 тыс. человек пехоты и 2 тыс. конницы. Своим царём они поставили раба Сальвия, принявшего имя Трифона и избравшего себе совет из числа вожаков восстания. Одновременно около города Лилибея раб Афенион собрал из восставших рабов армию в 10 тыс. человек. Принимая в армию только боеспособных рабов, Афенион приказывал остальным, захватив хозяйства рабовладельцев, поддерживать в них порядок и беречь, как свою собственность. Они доставляли восставшим продовольствие, скот и коней. В городе Триокале обе армии соединились. Вопреки надеждам рабовладельцев раскола в среде восставших, как и во время первого Сицилийского восстания, не произошло, и Афенион, приняв должность военачальника, признал Трифона царём. К рабам присоединилась и свободная беднота.

Посланный на борьбу с восставшими претор Лукулл с 17 тыс. солдат осадил хорошо укреплённую рабами Триокалу, но был разбит, отозван в Рим и предан суду. Такая же судьба постигла и его преемника, претора Сервилия. Правительство пыталось объяснить поражения римских войск нерасторопностью или подкупностью преторов. В 101 г. до н. э. против рабов был послан консул Аквилий. К этому времени Трифон умер, и власть перешла к Афениону. Аквилий встретился с ним у города Мессаны. В происшедшем здесь сражении войско Афениона было разбито, остатки его, пытавшиеся защищаться в укреплениях, принуждены были сдаться. Им была обещана свобода, однако это обещание было нарушено, и они были отправлены в римские гладиаторские школы, где, не пожелав выступать в цирке на потеху римлянам, перебили друг друга. Так окончилось восстание рабов, против которых римляне с большим напряжением сил боролись пять лет. С этого времени рабам в Сицилии под страхом смерти было запрещено иметь какое бы то ни было оружие.

Движение Сатурнина

Второе Сицилийское восстание, так же как и первое, совпало с подъемом движения римского плебса. Борьба опять разгорелась вокруг тех же основных вопросов, что и во времена Гракхов, — наделения землёй крестьян и снижения цен на хлеб. Но теперь в эту борьбу вступила новая сила — солдаты Мария, стремившиеся получить за свою службу земельные наделы.

Марий, вынужденный считаться с требованиями своих солдат и предвидя противодействие сената, вступил в соглашение с вождями плебса — Сатурнином и Главцией. На 100 г. до н. э. Марий в шестой раз прошёл в консулы, Сатурнин — в народные трибуны, а Главция — в преторы. Опираясь на достигнутые успехи, Сатурнин рассчитывал провести закон о наделении землёй бедноты и солдат Мария и хлебный закон, предусматривавший дальнейшее снижение цены на хлеб для беднейшей части городского плебса. Но так как государственный земельный фонд в Италии был уже исчерпан и ветераны Мария в лучшем случае могли получить в её пределах участки не больше 14 югеров на человека, Сатурнин предполагал использовать для наделов земли в провинциях Африке, Галлии, Ахайе и Македонии. В этих провинциях намечалось нарезать участки по 100 югеров и давать их в собственность, освобождая получателей земли от налогов. Однако при таких условиях законопроект Сатурнина задевал интересы уже не только нобилитета, не желавшего дальнейшего усиления Мария и его сторонников, но был невыгоден и всадникам, так как отнимал у них большое количество провинциальной государственной земли, которую они арендовали или с которой получали взятые на откуп налоги. Поскольку доходы с государственной земли в значительной мере шли на покупку дешёвого зерна для городского плебса, а получать земли должны были в основном сельский плебс и италики, составлявшие основную массу армии Мария, то большая часть жителей Рима оказалась враждебно настроенной по отношению к законопроекту Сатурнина. Но многочисленные крестьяне, пришедшие в Рим, и солдаты Мария обеспечили ему победу. Народное собрание не только приняло законопроект, но и дилолнило его ещё одним очень существенным пунктом: сенаторам было предъявлено требование принести присягу в том, что они не будут противодействовать проведению в жизнь принятого закона. Если вспомнить, какую роль сыграл сенат при проведении гракханских реформ и в трагической гибели самих Гракхов, смысл этого требования станет понятным. Сенаторы не могли не подчиниться закону, уже принятому народным собранием, и впервые в истории Рима были вынуждены принести клятву на верность решению комиций.

После этого ветераны двух легионов Мария были расселены на плодороднейших землях провинций Африки и Нумидии, другие получили участки на территории Цизальпинской Галлии. Однако дальнейшее наделение землёй было приостановлено ввиду наступившей вскоре реакции.

Когда Сатурнин выставил свою кандидатуру в народные трибуны на 99 г. до н. э., все враждебные силы объединились против него. Снова в Риме было объявлено чрезвычайное положение, причём расправиться с Сатурнином и Главцией было поручено Марию, недавнему их союзнику. Некоторое время Марий колебался, но, повидимому, не решился порвать с поддерживавшими его всадниками и принял поручение. Собрав наскоро военные силы, он осадил Капитолий, где укрепился Сатурнин со своими сторонниками. Когда осаждённые сдались, рассчитывая на прощение и помощь Мария, почти все они были перебиты. Законы Сатурнина были отменены, а Марий уехал в Азию, официально — чтобы поклониться богине Кибеле, а по слухам — чтобы заставить Рим забыть своё позорное предательство.

Неудача движения Сатурнина ещё ярче, чем неудача Гая Гракха, показала слабость римской демократии, раздираемой внутренними противоречиями. Всадники, городской плебс и крестьянство, прежде выступавшие единым фронтом против нобилитета, теперь явно раскололись на враждебные группы.

Союзническая война

После подавления движения Сатурнина аграрный вопрос попрежнему оставался нерешенным. Особенно сложными были отношения с италийскими союзниками. Всякая попытка поделить между беднейшими римскими гражданами остатки государственной земли в Италии неизбежно встречала сопротивление италиков, владевших этими землями или получавших с них доходы.

Италики не представляли собой единой массы. В районах крупного землевладения на юго-востоке Италии — в Самнии, Лукании, Умбрии, Этрурии — среди них уже давно выделился слой богатых рабовладельцев и землевладельцев, вытеснявших крестьян. Однако противоречия между крестьянами и крупными землевладельцами временно отодвигались на задний план перед общим всем категориям италиков стремлением получить права римского гражданства и связанные с ними привилегии.

В 91 г. до н. э. народный трибун Ливии Друз, сын одноимённого противника Гракха, принадлежавший к оптиматам, выступил с рядом законопроектов. Первоначальной его целью было возродить республику с сильным и влиятельным нобилитетом и многочисленным крестьянством, расколоть ряды враждебных нобилитету всадников и обеспечить оптиматам поддержку римского плебса. Ливии Друз предложил: 1) пополнить число сенаторов тремястами новых членов из числа самых богатых всадников, но зато отнять у всадников суды и передать их сенаторам, т. е. отменить закон, в своё время проведённый Гаем Гракхом; 2) разделить государственные земли в Италии между беднотой так, чтобы, как он выражался, «неподелёнными оставались лишь грязь и воздух»; 3) провести хлебный закон, т. е. новое понижение цен на хлеб для городского плебса; 4) даровать италикам гражданские права и таким образом пополнить ряды римских граждан.

Все эти предложения, соединённые Друзом в один законопроект, должны были, по его мысли, совпасть с интересами различных кругов и обеспечить за ним большинство в народном собрании, необходимое для проведения закона. Однако этот расчёт Друза не оправдался. Его законопроект встретил резкую оппозицию как среди всадников, так и среди сенаторов, сумевших привлечь на свою сторону крупных землевладельцев Этрурии и Умбрии. Зато италийское крестьянство было всецело на его стороне. Натолкнувшись на противодействие сената, Друз, так же как в своё время Тиберий Гракх, порвал с аристократией и стал на путь борьбы с нею. Но в отличие от Тиберия Гракха Друз пытался опираться уже не только и не столько на римский сельский плебс, сколько на италиков. Он установил сношения с тайными обществами италиков, которые приносили присягу на верность Друзу, считая его своим патроном. Со всей Италии стекался в Рим народ для того, чтобы принять участие в обсуждении законопроекта. Но политические враги Друза не остановились перед крайним средством: вскоре после того, как сенат отклонил одобренный народным собранием законопроект, Друз был убит.

Смерть Друза и утрата надежд на удовлетворение их требований переполнили, наконец, чашу терпения италийских союзников, и они подняли восстание, известное в истории под названием Союзнической войны. Это была одна из самых тяжёлых войн, какие когда-либо приходилось вести Риму, ибо италики составляли значительную часть римской армии.

Монета из Оска с изображенном италийского быка, попирающего римскую волчицу. I в. до н. э. Восстание началось в городе Пиценской области Аскуле, уже восстававшем после провала законопроекта Флакка в 125 г. до н. э. К городу Аскулу примкнули соседние области Средней Италии. Отказ римского правительства вести переговоры с италиками) послужил сигналом к началу военных действий. У союзников было около 100 тыс. воинов. Своей столицей они избрали город Корфиний, гдз ими был создан свой сенат из 500 представителей италийских городов. Италики начали чеканить свою монету — с изображением италийского быка, поражающего римскую волчицу. Области Средней и Южной Италии одна за другой присоединялись к восставшим. Захватывая верные Риму города, повстанцы истребляли богатых и знатных жителей, а простых граждан и рабов принимали в свои войска. Римская армия, сражавшаяся против союзников, состояла из римских легионов, пополненных отпущенниками, и из вспомогательных частей, сформированных из нумидийцев, мавров, галлов, жителей Испании. Вспомогательные войска нередко оказывались ненадёжными. Так, нумидийцев ввиду массовых переходов на сторону противника пришлось отослать на родину. Оплотом Рима были разбросанные по Италии колонии римских граждан и остававшеюся ему верными области Италии, преимущественно те, в которых было развито крупное землевладение.

Несмотря на то, что руководить военными силами Рима были назначены лучшие полководцы — Марий, Сулла и др.,— уже на исходе пергою года войны Рим потерпел ряд крупных поражений. Даже выступагшие против Друза умбры и этруски начали колебаться. Положение в самой столице из-за вызванного войной расстройства экономики было очень тяжёлым. Римскому сенату пришлось пойти на уступки. В конце 90 г. до н. э. по закону консула Юлия Цезаря все италики, сохранившие верность Риму, становились гражданами, а в начале 88 г. до н. э. трибуны Плавтий и Папирий провели закон, по которому права гражданства были обещаны тем из восставших италиков, которые сложат оружие в течение 60 дней. Эти законы внесли раскол в ряды союзников. Не говоря уже об этрусках, решительно вставших на сторону Рима, от италийской федерации стали отпадать и остальные племена. Дольше всех держались луканы и самниты, надеявшиеся заключить союз с понтийским царём Митридатом. Но союз этот заключён не был, и последние силы поветаицев были разбиты. Римляне сумели подавить движение, но им пришлось удовлетворить основные требования, выдвинутые восставшими.

Союзническая война, в результате которой италики постепенно добились получения римского гражданства, способствовала окончательному сплочению италийских и римских рабовладельцев в один правящий класс. С другой стороны, пополнилось число люмпен-пролетариата, претендовавшего на свою долю выгод, извлекаемых Римом из мирового господства. Правда, успех союзников был пока ещё неполным: новые римские граждане не были распределены по существующим трибам, а организованы в восемь или, по другим сведениям, в десять отдельных триб. Таким образом, при голосовании в народном собрании они всегда могли остаться в меньшинстве по сравнению со старыми гражданами. Это вызывало недовольство италиков и приводило к новым конфликтам.

Борьба между сулланцами и марианцами

В 80-х годах I в. до н. э. политическая борьба в Риме чрезвычайно обостряется. Всадники, новые граждане, городской плебс, ветераны Мария объединяются в довольно пестрый и неустойчивый блок, в котором их связывала только общая ненависть к сенатской олигархии. Внешним выражением этого союза было соглашение народного трибуна Сульпиция Руфа с Марией, которого всадники выдвигали на должность главнокомандующего в готовящемся походе на Восток — против понтийского царя Митридата. Сульпиций Руф привлёк на свою сторону народное собрание, предложив распределить по всем 35 трибам новых граждан из италиков и отпущенников. Несмотря на интриги оптиматов, Руф, опираясь на ветеранов Мария, которые стремились принять участие в новой войне, сулившей богатую добычу, провёл как свои предложения, так и закон о передаче Марию командования в войне с Митридатом, хотя сенат ранее поручил ведение этой войны Сулле.

Сулла, ужо выехавший к стоявшему в городе Ноле войску, чтобы переправиться с ним в Грецию, был извещён о смещении с поста главнокомандующего. Он собрал своих солдат, не желавших лишиться азиатской добычи, повёл их на Рим и после непродолжительного боя овладел городом. Марий и виднейшие его сторонники бежали, Сульпиций Руф был убит, а его законы объявлены недействительными. Сенат, пополненный тремястами членов из числа сторонников Суллы, получил право предварительно утверждать законопроекты, которые без его санкции не могли отныне вноситься в народное собрание. Последнее теперь должно было голосовать не по трибам, а по центуриям, что давало перевес наиболее состоятельной части граждан. Власть народных трибунов была сильно ограничена, их роль сводилась лишь к роли ходатаев за отдельных лиц.

Оппозиция широких слоев населения этим мероприятиям Суллы сказалась уже во время консульских выборов 88 г. до н. э. Несмотря на все старания Суллы провести своих ставленников, одним из консулов был избран его противник Цинна. Дольше оставаться в Риме Сулла не мог, и, приняв от консулов присягу на верность проведённым законам, он отправился со своим войском на Восток.

Сразу же после его отбытия враждебная Сулле группировка, возглавленная Цинной, вновь начала борьбу, пообещав италикам уравнение в правах. Цинна в Кампании стал создавать из италиков вооружённые отряды. Когда Марий, скрывавшийся в Африке, где было много преданных ему ветеранов, узнал об успехах Цинны, то переправился в Италию и примкнул к движению Цинны. Армия италиков быстро возрастала, между прочим, и за счёт сбегавшихся к Цинне и Марию обезземеленных крестьян, батраков, а также рабов, которым они пообещали свободу. Откликнулись и рабы, проживавшие в Риме, откуда они массами перебегали к марианцам. Напуганный сенат не сумел организовать оборону Рима и вынужден был капитулировать перед Цинной. Марий был в седьмой раз избран консулом.

Вступив в Рим, марианцы восстановили законы Сульпиция Руфа и начали жестокое преследование своих противников, объявив их вне закона. Часть населения Рима, связанная отношениями клиентелы со знатью, была недовольна и напугана. Марианцы вскоре лишились и поддержки рабов: испугавшись той ярости, с которой рабы расправлялись с рабовладельцами, Цинна и один из видных марианцев — Серторий ночью окружили их отрядом галлов и зверски перебили. Вскоре после этих событий Марий умер, а затем погиб и Цинна, убитый взбунтовавшимися солдатами.

Изменение положения на Востоке. Усиление Понтийского царства

Пока силы и внимание римлян были обращены на подавление второго восстания рабов в Сицилии и на борьбу с союзниками, положение дел на Востоке существенно изменилось. Здесь за эти годы сложилась новая сила, которая представляла собой серьёзную угрозу римскому влиянию в Малой Азии и на Балканском полуострове. Этой силой было Понтийское царство, значительно окрепшее в годы правления Митридата VI Эвпатора (111—63).

В первое же десятилетие своего долгого правления Митридат утвердился в государствах Северного Причерноморья, заключив союз с Ольвией и Херсонесом и получив царскую власть над Боспором. Одновременно он заключил союз со многими северочерноморскими племенами, тем самым значительно усилив своё государство. Достаточно сказать, что только из Боспора Митридат получал ежегодно более 7 500 т хлеба. Расширив свои владения на Востоке путём присоединения Малой Армении, подчинив Колхиду и заключив союз с иберами, Митридат постарался утвердиться также и на западном берегу Чёрного моря. Западнопонтийские города частью ему подчинились (Истрия, Каллатия), частью стали его союзниками (Аполлония). По отношению к фракийцам и некоторым поселившимся во Фракии другим племенам Митридат вёл ту же политику, что и в Северном Причерноморье: не располагая возможностью подчинить их, он стремился привлечь эти племена на свою сторону, заключая союзы и набирая среди них наёмников в свои войска.

Таким образом, Митридат сделался правителем или союзником всех причерноморских племён и народов (исключение составляло лишь Вифинское царство). Он заручился также дружбой царей Армении и Парфии, заинтересованных в сокрушении римского владычества в Малой Азии. Кроме того, в конце 90-х годов до н. э. Митридат вступил в переговоры с Египтом и Сирией. Умело использовал Митридат и многочисленных пиратов, флот которых составлял тогда грозную силу в Эгейском море.

Митридат VI Эвпатор. Греческая скульптура II в. до н. э. Мрамор. Митридат попытался также с помощью Вифинии подчинить себе остальные царства Малой Азии. С этой целью он в 105 г. заключил союз с вифииским царём Никомедом II, после чего оба царя захватили расположенные менаду их царствами Пафлагонию и Галатию. Однако союз был недолговечным: попытка Никомеда II захватить для себя Каппадокию вызвала вмешательство в каппадокийский конфликт Митридата и привела к распаду союза.

В Риме оценили всю опасность распространения понтийских владений в сторону провинции Азии, и сенат решительно потребовал от обоих царей освободить захваченные ими области Малой Азии. Митридату пришлось подчиниться, так как Рим в это время располагал реальной возможностью заставить его уйти из захваченных им областей. После этого римляне объявили Пафлагоиию свободной, а в Канпадокии возвели на престол своего ставленника Ариобарзана. Начинать открытую борьбу против Рима Митридат не решился; пока он ограничился тем, что договорился с царём Армении Тиграном о нападении на Каппадокию. В 93 г. до н. э. Тигран вторгся туда и изгнал Ариобарзана. Но вмешались римляне и разбили войска Тиграна. Митридату пришлось занять выжидательную позицию.

Первая война Митридата с Римом

Лишь в 89 г. до н. э., рассчитывая, невидимому, на то, что во время происходившей тогда Союзнической войны Рим будет не в состоянии выдержать борьбу с ним, Митридат перешёл к решительным действиям. Его военачальники весной 89 г. разбили царя Никомеда III, а затем нанесли удар римским войскам. Римские полководцы .попытались закрепиться во Фригии, но вынуждены были отказаться от этого плана, так как набираемое ими в войска местное население не хотело воевать на стороне римлян. После столь удачного начала Митридат захватил всю территорию Малой Азии, а затем переправил войска на Балканский полуостров. В этот период Митридат особенно подчёркивал отличие своей политики от римской некоторыми демагогическими приёмами, например отпуском на волю пленных врагов. Многие города Эллады и Малой Азии с радостью приветствовали Митридата и переходили на его сторону.

Ненависть к римлянам была столь велика, что понтийский царь решил развязать стихию антиримского движения, использовав его для укрепления своих позиций в подвластных ему областях и городах. В определённый день по приказу Митридата были уничтожены все находившиеся в провинции Азии римляне и италики, не только мужчины, но и женщины, дети и даже рабы, италики по происхождению. Характерно, что почти всюду жители городов сами проводили расправу с ненавистными им угнетателями,— это было ответом угнетённых масс на римское владычество. Известия источников о том, что Митридат привлёк к этому делу рабов и должников, показывают, что это антиримское мероприятие Митридата в известной мере приобрело на местах характер социального движения свободной бедноты и рабов против богатых. Если верить источникам, то за один день погибло более 80 тыс. римлян. Тем самым Митридат не только удовлетворил ненависть провинциалов к римлянам, но и укрепил своё господство в Малой Азии, уничтожив в каждом городе враждебное ему римское гражданское население. Конфискация имущества римлян принесла ему большие выгоды.

Не всюду, однако, власть Митридата была встречена сочувственно. Некоторые города, как, например, Гераклея Понтийская, сохранили нейтралитет; Родос же, терпевший ущерб от конкуренции Синопы на северных рынках, не только но подчинился Митридату, но оказал ему упорное сопротивление PI служил важным опорным пунктом для римлян в их борьбе с морскими силами понтийского царя. Но всё же враждебное отношение к Митридату было исключением.

К лету 88 г. до н. э. под властью Митридата находились вся Малая Азия, Эллада и берега Чёрного моря. Казалось, что ему удалось создать мощную державу, утвердившую своё господство над всем Восточным Средиземноморьем. Однако если Митридату и удавалось добиваться отдельных, иногда крупных успехов в борьбе с Римом, то до решительной и прочной победы было ещё далеко: пёстрая по своему составу понтийская армия значительно уступала по своим боевым качествам войскам римлян. Внутреннее состояние монархии Митридата также было весьма сложным, так как устранение римлян не привело к уменьшению гнёта и бедствий населения. Первые же годы правления Митридата принесли разочарование подвластным ему народам, и, чем дальше, тем сильнее нарастало среди них недовольство.

В 87 г. до н. э. в Греции высадился со своей армией Сулла. Войска Митридата оказали упорное сопротивление римлянам, однако потерпели ряд серьёзных неудач: в 86 г. Сулла захватил Пирей и Афины, войска Митридата были разбиты сначала под Херонеей, а осенью того же года под Орхоменом в Беотии Сулла наголову разбил новое, 80-тысячное войско, присланное Митридатом.

Эти неудачи заставили Митридата начать с Суллой переговоры о мире, тем более что внутреннее состояние его царства не могло не внушать ему тревоги. Приближение римских войск воодушевило всех сторонников Рима. Несмотря на жестокие репрессии Митридата, проримские элементы усилили свою активность, и ряд городов Малой Азии открыто восстал против царя. Стремясь смягчить положение, Митридат объявил о даровании свободы греческим городам, что должно было сопровождаться выводом понтийских войск, но гарнизоны царя долго ещё оставались в подвластных ему городах. Одновременно Митридат провёл широкие социальные реформы: декретировал уничтожение долгов, произвёл раздел земель, дал право гражданства метэкам и свободу большому числу рабов. Проведение этих мер оттолкнуло, однако, от Митридата имущее население городов, которое стало обнаруживать стремление вернуться под власть Рима. К тому же римские войска появились теперь и в Малой Азии, куда из Рима были посланы два легиона, одержавшие ряд побед над понтийскими войсками. Всё это вынудило Митридата пойти на предложенные ему Суллой условия. По Дарданскому миру, заключённому в 85 г. до н. э., Митридат отказался от всех завоеваний в Малой Азии, обязался выплатить контрибуцию в 2 тыс. талантов и выдать Сулле свой флот. Сулла, в свою очередь, от лица Рима обещал простить всех сторонников Митридата, а сам царь получил от него титул «друга и союзника римлян».

назад содержание далее






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"