[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Распад Египта на номы

Период Древнего Царства сменяется временем упадка Египта. Постепенно усиливается местная рабовладельческая аристократия, которая укрепляется в отдельных областях (номах). Сосредоточив в своих руках управление всей областью, номархи заведывали всеми местными финансами, стояли во главе суда и жречества, а также командовали войсками нома. Номархи постепенно освобождаются от опеки царской власти. Всё это приводит к ослаблению власти фараона и к децентрализации управления страной.

Номархи периода VI династии строят свои гробницы уже не под сенью царской гробницы, как ранее, а в своих областях, где они жили, занимали крупные должности и скопили большие богатства. Аристократы, ранее назначавшиеся царём на должность правителя области, начинают теперь себя чувствовать полноправными хозяевами в своих областях. Они присваивают себе торжественный титул «великий правитель», указывающий на рост их влияния в той области, где они жили и правили. Наибольшую независимость проявляют номархи юга; поэтому для постоянного контроля над ними со стороны царского дворца в конце V династии учреждается должность «начальника Юга», которую в частности занимает крупный вельможа VI династии — Уна.

Процесс ослабления центра и усиления местной рабовладельческой аристократии приводит в конечном счёте к распаду Египта на отдельные области, на те древние номы, из которых некогда составилось единое Египетское государство.

Местные правители датируют свои надписи уже не годами царствования царя, а годами своего собственного управления. Они организуют в своих областях своё собственное войско, чувствуя себя почти независимыми от царской опеки. Это усиление аристократии находит своё отражение и в религиозных верованиях. Правители присваивают себе особые религиозные привилегии, право на загробное блаженство, сходное с правом обоготворённого царя на вечную жизнь. Если прежде они писали лишь о своём «пребывании в гробнице» или о своём странствовании по «прекрасным путям божественной подземной страны» в загробный мир, «на запад, к Озирису, там, где странствуют (его) почтенные спутники», то во время VI династии они сообщают о том, что после смерти они «пересекают небо в ладье» солнечного бога и «поднимаются к богу Ра, владыке неба, при помощи двух протянутых рук богини загробного мира Аментет». Постепенно номархи, укрепляясь в своих областях, превращаются в наследственную знать. В своих автобиографических надписях эти рабовладельцы изображают себя в качестве благодетельных и идеальных правителей. Так, аристократ Нехебу пишет о себе: «Я всегда давал одежду, хлеб и пиво бедняку и голодному человеку. Я был любим всеми людьми». Это находит наиболее яркое выражение в эпоху перехода от Древнего к Среднему Царству. Так, сиутский номарх Теф-иби, живший в это время, в следующих словах говорит о себе: «У меня были прекрасные намерения, я был полезен своему городу... моё лицо было обращено к вдове... я был Нилом для своего народа». Подчёркивая свои наследственные права на должность правителя области, он не только называет себя «наследственным князем», но и сообщает о том, что его сын, ещё «будучи ребёнком ростом в один локоть», был облечён его саном и что «чиновники находились под его властью». Постепенно аристократы передают свои земли, должности, звания и титулы по наследству своим детям и превращаются как бы в мелких царьков, прочно сидящих каждый в своей области.

Наряду с номовой знатью обогащались и храмы. Постепенно растёт крупное храмовое хозяйство, которое получает от центральной власти целый ряд привилегий, зафиксированных в серии жалованных грамот. Эти грамоты, облечённые в форму царского указа, освобождают различные храмы и припирамидные поселения, находившиеся в ведении жрецов, от целого ряда повинностей. Так, в одном указе фараона Снофру «два поселения его двух пирамид навеки освобождаются от всяких работ на царя и от уплаты каких-либо налогов дворцу». Жители этих поселений освобождаются от обязанности содержания царских гонцов, которые проходят через эти поселения. Царь в этом указе запрещает, чтобы жителей этих поселений брали на принудительные работы по пахоте, жатве, охоте, а также в каменоломни. Одновременно запрещается облагать налогом их земли, скот и деревья. За все эти привилегии жрецы были обязаны выполнять заупокойный культ в честь фараона Снофру. Фараон V династии Нофериркара особым указом освободил от всех налогов и повинностей храм Хентиаментиу в Абидосе. Когда фараону VI династии Тети донесли, что царские чиновники проникли на землю этого храма для подсчёта полей и скота, то царь в особом указе подтвердил, что земли и люди этого храма освобождены от всех налогов и повинностей. Наконец, фараон VI династии Пепи II учредил в храме Мина в Коптосе культ в честь своей статуи и для этой цели пожертвовал храму поместье, освободив его особой жалованной грамотой от всех налогов в пользу царя. В этих документах ясно отразился процесс усиления рабовладельческой аристократии, к которой принадлежали богатые жрецы.

Вместе с тем эти жалованные грамоты, которые цари VI династии давали некоторым, очевидно, крупным, храмам, указывают на то, что в этот период представители высшей рабовладельческой аристократии, номархи, установили свой экономический контроль над храмовыми хозяйствами в пределах своего нома. Правители областей становятся во главе жречества, фактически управляют храмовым хозяйством, и поэтому именно к ним обращены жалованные грамоты, выданные царём храму.

Ослабление центральной власти и распад единого Египетского государства, происшедший в конце Древнего Царства, сопровождались острой классовой борьбой. Воспоминание об этой внутренней борьбе сохранилось и в последующие времена. Так, один вельможа писал о том, что он спас свой город в дни насилий и ужасов. «Смута», царившая в стране в тот период, нередко противопоставлялась «порядку», установленному впоследствии в связи с восстановлением единого государства. Так, сиутский номарх Хети сообщал в своей надписи: «Каждый чиновник находился на своём посту: не было ни одного сражавшегося, ни одного пускавшего стрелу. Ребёнка не убивали возле его матери и простого человека возле его жены. Не было злоумышленника... и никого, кто совершал бы насилие против его дома... когда наступала ночь, спавший на дороге воздавал мне хвалу, ибо он был как у себя дома: страх перед моими воинами был его зашитой».

Золотой нагрудный знак фараона Сенусерта III. Каирский музей
Золотой нагрудный знак фараона Сенусерта III. Каирский музей

предыдущая главасодержаниеследующая глава






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"