[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]


Изготовление сайтов, поисковое продвижение сайтов.

назад содержание далее

Глава XV. Чехия под властью Габсбургов

Несмотря на поражение гуситского революционного движения и наступившую после этого реакцию, крестьянская война XV в. не прошла бесследно для чешского народа. Влияние иностранцев в Чехии было значительно ослаблено. Чешский язык стал официальным языком государственных учреждений. Усилилась политическая роль городов. На некоторое время улучшилось положение крестьян.

К концу XV в. города переживали экономический подъём. Росла специализация ремёсел. Создавались новые ремёсла и целые отрасли производства, например типографское дело, беление тканей в производстве полотна. Начинался новый подъём горной промышленности, в частности, увеличилась добыча серебра в Яхимове. Широко развивалось производство стеклянных изделий. К началу XVI в. от потрясений военных лет оправилась и торговля. Значительно возросло число местных рынков. Вместе с тем расширилась внешняя торговля с Германией, Польшей, Италией и Нидерландами. Наряду с сельскохозяйственной продукцией, которая частично также уже была предметом экспорта, вывозились чешские и моравские сукна. Довольно оживлённой была торговля с Россией. Из русских земель поступали в Чехию собольи, лисьи и волчьи меха, кожи. Наиболее распространёнными товарами, вывозившимися из чешских земель в Россию, были стеклянные изделия и сукна, которые доставлялись через польские земли — Познань, Краков и др. Чехия была в то время одной из передовых стран Европы.

В то же время всё более обнаруживались тяжёлые для чешского народа последствия поражения гуситских войн, прежде всего в форме распространения барщинно-крепостнических порядков. Продолжался процесс образования крупных магнатских владений. Ещё в 1467 г. был принят закон, устранявший контроль короны над скупкой феодалами свободных земель. Продолжался и упадок мелкопоместного землевладения.

Стремясь повысить доходность хозяйства и увеличить его товарность, феодалы старались восстановить и расширить свои права в отношении крестьянства, в чём их решительно поддерживало правительство. Решениями сеймов и постановлениями земских судов крестьянам был запрещён уход в города без отпускной грамоты пана, а также переход к другому господину. В соглашении между чешскими и моравскими панами по этому поводу указывалось, что ни одному человеку родом из Моравии и Чехии не может быть дано отпускной грамоты, «кроме как по воле его пана». В 1487 г. чешский сейм принял общее решение, которым запрещался свободный уход крестьян от своих панов. Введены были крупные штрафы за укрывательство беглых.

Феодалы посягнули и на частично уцелевшие права крестьян на общинные угодья. Крестьянам не разрешалось заниматься охотой в лесах, ставить тенёта на птиц. Появились такие новые повинности, как бесплатное рытьё водоёмов для барских прудов, ловля рыбы для панов за ничтожную плату и т. п.

Резкое ухудшение положения крестьянства отмечалось современниками. Чешский юрист конца XV — начала XVI в. Викторин Корнелий из Вшегрд писал: «Паны себе людей урочных, служебников и батраков покупают за деньги и имеют над людьми полную власть распоряжаться жизнью и смертью». Он указывал на постоянные насилия панов над крестьянами. «Такого беззакония не творят даже нехристиане», — продолжал Викторин. В начале XVI в. один современник отмечал, что крестьяне не могут доискаться правды и закона, поскольку «король далеко, а бог высоко». Владелец феодального поместья угрожал крестьянам: «Предупреждаю вас (крестьян. — Ред.), что вы должны нести повинность, которую обещали мне. Знайте, что в случае невыполнения этой повинности я уничтожу вас и предам огню то место, где вас найду».

За годы гуситских войн население Чехии сократилось. Недостаток рабочей силы вынудил феодалов, по крайней мере на первых порах, укреплять и расширять своё хозяйство за счёт малотрудоёмких занятий. Очень важное место уже тогда занимало рыбоводство, которое достигло значительного развития, особенно на юге страны, где было много естественных водных бассейнов и началась так называемая прудо-строительная горячка. В некоторых крупных поместьях доход от торговли рыбой превышал по размерам другие доходные статьи. В господских хозяйствах повысилась также роль овцеводства, лесного хозяйства и пивоварения.

Прага. Гравюра начала XVII в.
Прага. Гравюра начала XVII в.

К концу XV в. проявились отрицательные результаты поражения гусистского революционного движения. В конце XV и начале XVI в. продолжалось ослабление королевской власти и росло засилье знати. Вместе с тем уменьшалась политическая роль городов. В напряжённой борьбе городов с крупными феодалами низшее дворянство стало в конце концов на сторону магнатов; в результате города лишились ряда своих прежних привилегий. Проявившаяся в это время тенденция к закрепощению крестьян вела к резкому сокращению притока нового населения в города. Старым городам мешала также конкуренция новых рынков и городов, возникших во владениях панов. Победа магнатов над городами отрицательно сказалась на последующем развитии страны. Что же касается низшего дворянства, то оно ничего не получило от этой победы.

Классовая борьба

Усилившаяся в стране феодальная реакция вызывала нарастание классовой борьбы. Бегство крестьян от феодалов в конце XV — начале XVI в. приняло массовые размеры. Появились многочисленные «пророчества», выражавшие протест против закабаления народа. В одном из них говорилось, что паны отнимут у крестьян землю и займут её под рыбные пруды, будут «вырывать хлеб из уст» крестьян. Автор угрожал феодалам, заявляя, что крестьяне захотят отомстить своим господам за творимые над ними насилия. Наряду с побегами частым явлением были вооруженные выступления крестьян, требовавших сохранения «старых прав и обычаев», что являлось своеобразной формой борьбы против новых поборов и повинностей. В 1494 г. происходили волнения крестьян в Забрежском панстве в Моравии, в 1498 г. — в Литомержицкои области. В 1517 г. в Крживоклатске до 400 крестьян с оружием в руках выступили против владельца одного селения, пытавшегося заставить их признать свою личную зависимость.

В городах подмастерья, ученики и наёмные рабочие вели напряжённую борьбу против городской и цеховой верхушки. Нередки были случаи своеобразных стачек и восстаний мелких ремесленников и подмастерьев против богатых мастеров и цехового управления. Неоднократно вспыхивали волнения горнорабочих. В 1494—1496 гг. восстали против чрезмерной эксплуатации горняки Кутной-Горы. Десять вожаков горнорабочих, которые собирались идти с жалобой к королю, были казнены. В Праге и других городах в первые десятилетия XVI в. имели место волнения подмастерьев. В 1519 г. провели стачку подмастерья-шляпники в Праге, а в 1523 г. там выступили против мастеров подмастерья-банщики и парикмахеры. Так же как и крестьянские волнения того периода, выступления городских низов были разрозненны и носили стихийный характер. Восставшие верили в возможность помощи со стороны властей и короля.

В 1521 г. в Прагу прибыл из Германии Томас Мюнцер, призвавший народ к новым антифеодальным выступлениям. В своём воззвании к чехам Мюнцер выразил уверенность в том, что чешский народ «станет образном для всего мира», что победа над угнетателями будет достигнута прежде всего в Чехии, а затем — повсюду. Великая крестьянская война в Германии нашла широкий отклик среди крестьян, горнорабочих и плебейских масс чешских земель. В Западной Чехии, в новом центре горной промышленности Яхимове, насчитывавшем 14 тыс. жителей, в 1525 г. вспыхнуло восстание горнорабочих и городского плебса, поддержанное крестьянством окрестных деревень. Там вёл агитацию Вольф Гефтель из Тюрингии. На подавление восстания правительство послало 2500 солдат. Однако подавить движение они не смогли, и местные власти были вынуждены пойти на некоторые уступки. Тогда же восстали жители Хеба. Горожане Теплова, поддержанные крестьянами из окрестностей этого города, штурмовали местный монастырь. Аббат был вынужден принять требования крестьян: отмену десятины, возвращение общинных привилегий и пр. Одновременно происходили крестьянские волнения также в Раковницкой и Пльзенской областях.

В среде чешского бюргерства и части дворянства довольно широко распространялись идеи лютеранства. Их распространение стимулировалось близостью лютеранства идеям умеренного гусизма. Чешские протестанты приветствовали заявление Лютера на лейпцигском диспуте 1519 г.: «Сами того не замечая, мы все гуситы». Крупные волнения пражского бюргерства в 1524 г. проходили под лозунгами реформации.

Включение Чехии в состав монархии Габсбургов

После поражения чешско-венгерского войска в битве с турками при Мохаче Фердинанд Габсбург перед лицом турецкой опасности был провозглашён королём Чехии. Переход к Габсбургам чешской короны был по форме актом личной унии между Австрией и Чехией, т. е. установлением власти одного общего монарха. Однако на деле Габсбурги поставили своей целью полностью подчинить Чехию и ликвидировать её как суверенное государство в интересах своей великодержавной политики. Монархия Габсбургов сыграла вначале известную положительную роль, воспрепятствовав захвату турками чешских земель. Однако в конечном счете ликвидация суверенитета, античешcкая финансовая, национальная политика и контрреформация имели отрицательные последствия для экономического, политического и культурного развития чешских земель.

Восстание 1547 г.

Став королём Чехии, Фердинанд Габсбург обязался сохранить все права и привилегии чешских сословий, не нарушать порядков и обычаев страны. Согласно обязательствам Фердинанда чешские земли сохраняли внутреннюю автономию. В стране продолжали существовать местные сеймы, чешская администрация и т. д. Во главе областей стояли избираемые из чешского дворянства гетманы. Дворянство по-прежнему играло решающую роль и в остальных звеньях государственного аппарата. Чехам было обещано сохранение политической и религиозной независимости.

Но Фердинанд не выполнил данных им обещаний. Уже при нём австрийские власти тяжёлыми налогами и препятствиями, чинимыми торговле, наносили ущерб экономическому развитию Чехии. Они истощали её материальные ресурсы, стремясь превратить её, как и другие подчинённые страны, в источник финансовой и военной силы Габсбургов. Очень часто с населения взимались внеочередные налоги. Чешские земли выплачивали наибольшую сумму налога, причём степень налогового обложения была там выше, чем в австрийских землях. Большая часть этих средств уходила за пределы Чехии. Социальная борьба переплеталась с национальной, поскольку увеличилось число немецких феодалов и представителей городского патрициата. Правление Фердинанда было ознаменовано особым покровительством католикам в Чехии. К протестантам король относился враждебно. Особенно преследовались Габсбургами общины «чешских братьев».

Фердинанд старался свести на нет политические права чехов. Уже в 1528 г.он запретил созывать в Чехии областные съезды дворян и сеймы без ею разрешения, старался внести раскол между дворянами и горожанами, чтобы предотвратить возможность их общей борьбы против габсбургской политики.

В тяжёлом положении оказались королевские (т. е. зависящие непосредственно от короля), наиболее развитые города страны, которые постепенно теряли своё политическое значение.

Вскоре после включения Чехии в состав Габсбургской монархии в стране начали возникать локальные крестьянские волнения. Длительные волнения происходили в 1530—1533 гг. в Радоушове. В 1532—1534 гг. в пограничных селениях произошло восстание крестьян-ходов (жителей пограничной полосы) в окрестностях Домажлице. В 30-х годах выступления под лозунгом защиты «старого права» произошли в Прахенской, Литомержицкой, Подебрадской областях.

Проводимая Габсбургами политика национального и религиозного гнёта вызвала в 1547 г. крупное общечешское восстание, центром которого явилась Прага. Поводом к восстанию послужила попытка Фердинанда использовать чехов в борьбе Габсбургов с немецкими протестантами. Фердинанд потребовал от чехов мобилизации военных сил и средств для борьбы со Шмалькальденским союзом немецких протестантских князей. Представители чешских сословий отвергли требование короля и 19 марта собрали сейм в Праге без его разрешения. Программа восставших содержалась в принятой на этом сейме и поданной королю жалобе из 57 статей. На первом этапе восстания в нём принимали участие многие феодалы, хотя главная роль принадлежала жителям королевских городов. Социальные противоречия в лагере восставших нашли своё отражение и в 57 статьях, в которых отстаивались привилегии бюргерства и феодалов. Эти статьи касались устройства земского суда, сеймов, областных съездов дворянства. Отдельные политические статьи содержали и более широкие требования, носившие общенациональный характер. Таково было требование сословий сохранить за ними право и в дальнейшем выбирать королей, носившее явно антигабсбургский характер, а также требования, чтобы король соблюдал старинные права королевства и не давал никаких обязательств римскому папе. Представители сословий категорически отвергали все узаконения, которые противоречили старинным привилегиям чехов. Классовая ограниченность 57 статей видна в том, что в них даже не ставился вопрос о непосредственных правах и нуждах крестьянства и городского плебса. Лишь в одной статье было выдвинуто требование сохранить за ходами старые права, касавшееся лишь крайне незначительной в количественном отношении группы крестьян и связанное со стремлением руководителей движения использовать ходов как военную силу восстания.

Мартовский сейм принял также решение о созыве ополчения для защиты выдвинутых им требований и избрал гетманов королевства. Однако городская верхушка Праги, стоявшая во главе восстания вместе с некоторыми дворянами, объявив набор в армию, заняла выжидательную позицию, стремясь получить уступки от короля без вооружённой борьбы и без массового народного движения. Это обстоятельство дало возможность Фердинанду собрать силы для подавления восстания. С помощью обещаний восстановить старые привилегии король добился отхода от восстания большинства дворянства, боявшегося активизации плебса Праги и крестьянства окрестных селений. Измена дворянства привела к усилению колебаний в среде городской верхушки Праги.

В конце апреля 1547 г. наметился перелом в ходе Шмалькальденской войны в пользу императора. Узнав об этом, руководители чешского восстания растерялись, постановили отозвать свои войска, посланные ранее в лагерь немецких протестантов, и отправили послов для переговоров с Фердинандом. Когда же их действия вызвали волнения пражского плебса, в город были впущены королевские войска, которые стали чинить насилия в предместьях. В начале июля вопреки призывам руководителей произошли стычки горожан с королевскими солдатами. Участниками этой борьбы были трудовые слои, которые выражали наиболее полно национальные интересы чехов. 5—6 июля в Праге произошло вооружённое выступление народных масс города против короля и его чужеземных войск. На помощь пражанам собрались тысячи людей из окрестных сёл. Однако это восстание народных масс явилось лишь эпизодом; оно было быстро подавлено. Пассивная тактика городской верхушки и дворянства, боявшихся повторения крестьянской войны XV в., сделала невозможным более активное участие народных масс и была главной причиной поражения восстания 1547 г.

Подавление пражского восстания 1547 г. Фердинанд использовал для расширения династических прав Габсбургов, власть которых в Чехии была объявлена наследственной, и для дальнейшего ограничения прав чешских земель. Фердинанд стремился использовать победу над восставшими также в целях углубления раскола между дворянством и горожанами, с тем чтобы легче было держать в покорности тех и других. Наиболее тяжёлыми были последствия поражения для горожан. Все города, за исключением четырёх (Праги, Пльзеня, Будеёвице, Усти-на-Лабе — последние три города не принимали участия в восстании вследствие засилья в них немецкой верхушки), были лишены представительства в сейме. Они были вынуждены отказаться в пользу короля от всех своих земельных владений и заплатили огромную денежную контрибуцию. Городское самоуправление было в значительной мере ограничено, и все важнейшие дела поставлены под контроль короля. Поражение восставших усилило дальнейшее проникновение в страну немецких феодалов, крупных торговцев и предпринимателей.

Началась волна преследований членов радикальных сект. Собрания «чешских братьев» были запрещены, а их церкви переданы католикам или чашникам. В 1548 г. всем «чешским братьям» было предложено отказаться от принадлежности к братствам или покинуть Чехию.

В то же время Фердинанд не применял репрессий к большинству примкнувших вначале к восстанию чешских панов, так как в их лице он рассчитывал найти себе опору в дальнейшей борьбе против сил национально-освободительного движения в Чехии. Дворянству были сохранены его старые права.

Всё же Габсбургам не удалось сломить волю чешского народа к независимости, к сопротивлению политике национального угнетения.

Углубление феодальной реакции и начало экономического упадка Чехии со второй половины XVI в.

Экономические условия второй половины XVI и начала XVII в., «революция цен» и увеличение численности городского населения способствовали росту панского хозяйства, связанного с внутренним и внешним рынком. Цены на пшеницу, рожь, мясо и другие продовольственные продукты возросли в 2 раза. Из Чехии хлеб вывозился в Саксонию, Лужицы, Баварию, Австрию. Высокие цены на сельскохозяйственную продукцию внутри страны и на внешнем рынке, расширение барской запашки и увеличение производства продуктов сельского хозяйства на рынок имели своим результатом обострение борьбы за землю. Феодалы начали захватывать общинные и индивидуальные крестьянские участки земли, хотя наиболее широкого развития этот процесс достиг позднее — после Тридцатилетней войны. Таким образом, в целом продолжался рост крупного феодального землевладения. Паны Смиржицкие, владевшие 6 городами и 22 местечками, имели в собственности 478 селений с 56 тыс. подданных. В их имениях было 3500 голов крупного рогатого скота, 1 тыс. рабочих лошадей, до 15 тыс. овец. В Моравии огромные поместья принадлежали роду Жеротинов и Лихтенштейнам. В феодальных поместьях расширяется производство сельскохозяйственных продуктов на рынок, растёт дворянское предпринимательство.

Значительная часть расширявшейся барской запашки засевалась зерновыми культурами, которые большей частью шли на пивоварение. Повсюду строилось множество панских пивоварен. Феодалы присвоили себе монопольное право на торговлю пшеничным пивом и обязывали крестьян покупать пиво только у своего пана. Усиление товарности барского хозяйства проявилось и в дальнейшем развитии рыбоводства. Во второй половине XVI в. в чешских землях наблюдается новая волна «прудостроительной горячки». Число прудов в Чехии превышало уже 78 тыс. Росли также овцеводство, торговля скотом, молочными продуктами, лесом. Развитие всех видов барского хозяйства сопровождалось появлением новых крестьянских повинностей. В ряде случаев у крестьян были отняты некоторые из прав, которыми они пользовались прежде. Им разрешалось молоть зерно только на господской мельнице, продавать свою продукцию лишь в пределах поместья. Суды оставались в руках феодалов, которым правительство помогало в расширении их прав по отношению к крестьянам. Сейм 1575 г. запретил крестьянам охотиться в лесах, ловить рыбу в панских владениях. Продолжался процесс закрепощения крестьянства. Всё более увеличивается барщина. Теперь главный тип барского товарного хозяйства определился совершенно отчётливо как тип хозяйства, основанного на старых, феодальных методах эксплуатации крестьянина.

Мелкопоместное хозяйство было не в состоянии конкурировать с хозяйством магнатов. Феодальные магнаты, особенно на юге страны, постепенно поглощали владения низшего и среднего дворянства. Экономический упадок низшего дворянства объясняет и его активное участие в антигабсбургской борьбе 1618—1620 гг.

Горнорабочие. Фрагмент росписи Пржибрамского собора. 1583 г. (Прорисовка)
Горнорабочие. Фрагмент росписи Пржибрамского собора. 1583 г. (Прорисовка)

Во второй половине XVI в. в Чехии имели место новые явления в развитии ремесла и торговли. Крупным шагом в области техники горного дела и металлургии явились с конца XVI в. первые домны, значительно повысившие производительность труда. В горной промышленности и металлургии более широко стала применяться наёмная рабочая сила. При покровительстве Габсбургов в Чехию проникает иностранный капитал. Фуггеры, Вельзеры и другие крупнейшие немецкие купцы и предприниматели стремятся захватить в свои руки горные богатства Чехии.

Заметны были успехи в области строительных ремёсел. В крупных городах появилось большое количество каменных домов. Во второй половине XVI в. в городах увеличилось число внецеховых ремесленников. Развитие книгопечатания способствовало расширению производства бумаги.

О возникавших в стране ростках капиталистических отношений свидетельствовало широкое развитие в некоторых районах производства полотна крестьянами на дому. Зародилась система «факторства», при которой купец, владелец торгового капитала, выступал уже и как раздатчик сырья крестьянам, работавшим на дому, а также как скупщик продуктов их труда. Типографское дело, не связанное с цеховой организацией, также складывалось как производство нового типа, основанное на применении наёмного труда. Капиталистическая организация производства получила распространение особенно в горном деле.

Однако в Чехии не было тогда благоприятных условий для развития капиталистического производства; зарождавшиеся первые капиталистические элементы довольно быстро зачахли. Несмотря на расширение местных рынков, внутренний чешский рынок в целом был весьма слаб. Во второй половине XVI в. проявились и отрицательные для Чехии результаты великих географических открытий. Чехия, не обладавшая собственным выходом к морю, не имела возможности поддерживать непосредственные торговые связи со странами Азии, Америки и др. Перемещение торговых путей в Европе сказалось неблагоприятно на чешских землях, потерявших своё прежнее место в торговле Восточной и Западной Европы. С конца XVI в. начинается экономический упадок Чехии. Резко понизилась добыча серебра. Длительная борьба с дворянством за торговые права закончилась поражением городов. Получив в 1545 г. право беспошлинного ввоза иноземной продукции для своих нужд, феодалы закупали её в ущерб чешской промышленности и торговле. Развитие ремесла и торговли в панских городах и местечках, переживавших в XVI — начале XVII в. период своего расцвета, отрицательно сказывалось на экономике королевских городов. Всё более препятствовало экономическому развитию страны дальнейшее распространение крепостничества, мешавшее притоку населения в города, где промышленность нуждалась в рабочих руках. Требование панов, чтобы крестьяне покупали все продукты первой необходимости только в их поместьях, также препятствовало экономическому развитию городов. Большой помехой являлась и античешская политика Габсбургов, покровительство, которое они оказывали немецким промышленникам, купцам и патрициату в ущерб национальным интересам, а также взимаемые ими многочисленные поборы. После подавления восстания 1547 г. значительно возрос налоговый гнёт. С 1552 г. берна (прямой налог) была повышена и взималась в размере 12 грошей с каждой тысячи коп недвижимого имущества. В 1567 г. введена была подомовая берна. Большим бременем на население падала «турецкая» берна, предназначенная для войны с турками. Неоднократно взимались с населения экстраординарные налоги.

Нарастание социальной и национальной борьбы в конце XVI и начале XVII в.

Развитие крупного хозяйства феодалов, основанного на барщинном труде, имело крайне отрицательные последствия для хозяйства закрепощённых крестьян. Задавленное поборами феодалов и государственными налогами крестьянское хозяйство лишалось перспективы развития. Постоянными спутниками жизни чешской деревни становятся массовые эпидемии, неурожаи, грандиозных размеров голодовки, охватывавшие всю страну.

С конца XVI в. вновь усиливаются антифеодальное движение в деревне и борьба городской бедноты против панов и городской верхушки. Нередки были волнения крестьян. В 1569 г. произошли волнения на юге Чехии на рыбных промыслах пана Петра Вока из Рожмберка. В 1575 г. имели место крестьянские волнения в Пржибрамском и Рожмитальском панствах. В Глубоцком панстве в Южной Чехии в 1580 г. начались волнения крестьян, отказавшихся нести барщину и выполнять другие феодальные повинности, которые продолжались в конце XVI — начале XVII в. Особую ненависть вызывали новые повинности и поборы. Эти выступления, хотя и носили локальный характер, свидетельствовали о наличии в крестьянстве активных сил, стремящихся воздействовать на существующие общественные порядки.

Происходили также серьезные выступления горнорабочих, особенно на промыслах Кутной-Горы, где работало много беглых крестьян. Они выступали против крайне тяжёлых условий труда на горных промыслах, а также против попыток феодалов добиться поддержки правительства в возврате своих беглых крестьян. Правительство вынуждено было принять новый горный устав и признать, что горняки должны рассматриваться как люди свободные и на них не распространяется действие решений сеймов о возврате беглых. В начале XVII в. имели место волнения подмастерьев и в других отраслях производства.

Во второй половине XVI и в начале XVII в. растёт национальное самосознание чехов. Ещё в 1564 г. чешские дворяне провели в сейме решение о том, что король не имеет права давать дворянское звание иноземцам в Чехии. Обострилась борьба вокруг вопроса о пользовании чешским и немецким языком в стране. В королевских учреждениях в то время наряду с чешским языком применялся и немецкий. Сейм в 1615 г. принял специальный закон о защите чешского языка, предусматривающий, что в число горожан должны приниматься лишь лица, знающие чешский язык, и чтобы в судах говорили только по-чешски. Создавались типографии, печатавшие произведения только на чешском языке.

Для рассматриваемого времени характерна также острая борьба вокруг религиозных вопросов. Габсбурги выступали решительными защитниками римско-католической церкви и контрреформации. В Чехии наряду с умеренным дворянско-бюргерским направлением реформации существовали организации «чешских братьев», в которых были сильны национальные традиции, и анабаптистские секты, проповедовавшие идеи социального равенства. Габсбургские власти принимали жестокие меры против чешских протестантов всех направлений. Неоднократно чехам отдавались категорические предписания отказаться от протестантских убеждений под угрозой конфискации имущества и изгнания из пределов родной страны. В 1556 г. Фердинанд I пригласил в Чехию иезуитов. Иезуиты выступали в Чехии ярыми защитниками Габсбургской династии, всячески способствовали её упрочению и вели борьбу против движения чешского народа за независимость.

В борьбе против контрреформации чешские лютеране и «чешские братья» выработали в 1575 г. совместную «чешскую конфессию» (исповедание веры), предусматривавшую некоторую внутреннюю самостоятельность протестантской церкви, её право иметь собственную консисторию для общего руководства своими делами. Габсбурги не желали признать автономию протестантской церкви в Чехии. Король Рудольф II (1576—1611), который всю жизнь находился под влиянием испанцев и иезуитов, отказался подписать грамоту о веротерпимости. Однако, когда чешские сословия пригрозили ему вооружённым восстанием, он в 1609 г. был вынужден подписать «Грамоту величества», подтверждавшуЕО «конфессию» 1575 г. Чешские протестанты получили право свободно исповедовать свою веру, публично совершать богослужение, иметь свои церкви и учреждать свои школы. Они получили управление Пражским университетом. Это были вынужденные временные уступки, которые Рудольф II не собирался выполнять.

Между тем в Габсбургском доме продолжались усобицы, вылившиеся с 1608 г. в открытые столкновения между Рудольфом и его братом Матвеем. Борьба между братьями велась силами чужеземных солдат, которые держали себя в Чехии, как в завоёванной стране, грабили и разоряли жителей. Ответом на солдатские грабежи было вооружённое выступление ремесленных масс Праги, которые не дали чужеземцам проникнуть в столицу. В ходе этого восстания пражская беднота выступила против верхушки католического духовенства, бросилась на штурм ненавистных ей монастырей и разрушила некоторые из них. После отречения в 1611 г. от чешского престола Рудольфа II его преемник Матвей (1611—1619) вынужден был формально подтвердить «Грамоту величества», однако на деле нарушал её под разными предлогами. Матвей продолжал античешскую политику и преследования протестантов. В ряде городов и селений иезуиты и католическое духовенство насильно закрывали протестантские церкви. В 1617 г. король назначил своим наследником Фердинанда Штирийского, воспитанника иезуитов. Это обстоятельство и религиозные притеснения послужили в Чехии поводом к выступлению против Габсбургов (1618 г.), которое явилось началом Тридцатилетней войны.

Общие причины антигабсбургского движения 1618 г.

Накануне выступления против Габсбургов в Чехии образовалась оппозиция, очень сложная по своему социальному составу и интересам. Общие причины чешского движения 1618 г. связаны с указанными выше экономическими и политическими изменениями в стране, происходившими с конца XVI в. Чешское дворянство никак не могло приспособиться к новым экономическим условиям. Оно постепенно оттеснялось чужеземным дворянством от службы при дворе и от государственных должностей. Бюргерство было недовольно быстрым ростом налогов, неблагоприятной для него экономической политикой правительства в обстановке вторичного закрепощения крестьянства, резким ограничением политических прав горожан. Именно эти слои населения, особенно дворянство, и выступили в 1618 г. Все слои чешского населения, кроме магнатской верхушки, служившей Габсбургам, были ущемлены и крайне недовольны античешской и прокатолической политикой Габсбургов и преследованиями, чинившимися чешской культуре и языку. Но в результате отказа дворянства поддержать антикрепостнические требования крестьян основная масса чешского народа не приняла активного участия в событиях 1618— 1620 гг. Борьба чешского народа против реакционного режима Габсбургов на протяжении второй половины XVI и начала XVII в. была по существу борьбой против сил католической реакции в Европе. К началу Тридцатилетней войны антигабсбургское движение в Чехии приобрело международное значение.

Чешская культура в эпоху Возрождения

Народный подъём, нашедший наиболее яркое выражение в гуситских войнах и последующем общественном движении XV—XVI вв., оставил глубокий след в истории чешской культуры. Память о славных революционных событиях времён Гуса и Жижки не исчезла в сознании народа. Под этим влиянием окрепла национальная традиция во всех областях культуры, развилась любовь к чешской речи и уважение к «хорошим чехам», т. е. людям, которые заботились о сохранении и развитии родного языка в противовес латыни и немецкому языку империи. XVI столетие было «золотым веком» чешской художественной прозы. Героическая борьба гуситов против церковной и феодальной реакции получила широкий отклик в других европейских странах и оказала большое влияние на развитие реформационной мысли в Германии и Швейцарии. Со своей стороны Чехия не осталась в стороне от общих духовных течений этой революционной эпохи. Прага и другие чешские города были тесно связаны с важнейшими центрами гуманизма и Реформации. Ещё в XV в. Пражский университет становится одним из центров изучения античной литературы и философии.

Рядом с чисто классическим направлением, представленным именами Богуслава из Лобковиц, Станислава Турзо, Августина Оломоуцкого и др., в чешском гуманизме сложилось и другое направление, более связанное с национальным языком и культурой. В конце XV и начале XVI в. появляется обильная юридическая литература на чешском языке. Цтибор из Цимбурка и Товачова, один из ближайших соратников короля Иржи Подебрада, составил свод моравского обычного права «Книга Товачовская» (1481 г.). Выходец из старинного дворянского рода, Цтибор излагает юридическую традицию с точки зрения аристократии и защищает её интересы. Другие взгляды лежат в основе сочинения Викторина Корнелия из Вшегрд (умер в 1520 г.) — «Девять книг о правах, судах и досках чешской земли». Этот свод обычного права составлен в демократическом духе и содержит много важных сведений по социальной истории Чехии.

Обширная историческая литература XVI в. также захвачена живыми интересами времени. Это в большинстве случаев сочинения, описывающие бурные события недавних лет. Так, «Пражская хроника» Бартоша Писаря касается истории утверждения на чешском престоле Фердинанда I Габсбурга. Сикст из Оттерсдорфа описывает борьбу чешских сословий против короля в 1546—1547 гг. Мартин Кутен является автором патриотической «Хроники чешской земли» и «Хроники о Жижке». Большая часть исторических сочинений была связана с движением «чешских братьев». Правда, «Чешская хроника» Вацлава Гаека из Либочан, написанная с католической точки зрения, также получила распространение благодаря живости изложения и многочисленным фантастическим подробностям, относящимся к древней истории Чехии.

Характерным жанром XVI в. были также описания путешествий в разные страны, главным образом на Восток, где деятели демократических религиозных организаций искали подтверждения своим церковным учениям. Так, по поручению общины «чешских братьев» Мартин Кабатыик ещё в 90-х годах XV в. написал «Путешествие из Чехии в Иерусалим и Египет».

Могучим орудием культуры Возрождения была печатная книга. В Чехии книгопечатание получило широкое распространение ещё в XV в.

Знаменитые печатники этого времени были учёными, писателями и переводчиками. Характерной фигурой чешского Возрождения является, например, Николай Конач (умер в 1546 г.), который был переводчиком на чешский язык «Разговоров» Лукиана и «Богемской истории» Энео Сильвио Пикколомини.

Ко второй половине XVI в. относится деятельность выдающегося чешского переводчика и типографа Юрия Мелантриха Рождялевского. Из его типографии вышло множество книг различного содержания на чешском, немецком, латинском и греческом языках. По своему изяществу и совершенству печати издания Мелантриха могут быть поставлены в один ряд с книгами знаменитых издателей эпохи Возрождения — Альда Мануция и Эльзевира.

Ещё более значительной фигурой является продолжатель дела Мелантриха, муж его дочери — Даниил Адам Велеславин (1546—1605), учёный и переводчик, мастер чешской прозы, которую он довёл до высокого совершенства. Последний период чешского Возрождения называют иногда «веком Велеславина». Сын мельника, получивший образование в Пражском университете, где он впоследствии занимал кафедру истории, Велеславин в 1576 г. оставил преподавание, чтобы заняться издательской деятельностью. После смерти Мелантриха он унаследовал его типографию, расширил её и достиг замечательных результатов. Обилие, внешнее изящество, необычайная тщательность изданий «пражского архитипографа» доставили ему известность далеко за пределами страны. К числу изданий Велеславина относится знаменитая «Московская хроника» Ал. Гваньини, переведённая на чешский язык. Главным учёным трудом Велеславина был «Исторический календарь» (1578—1590), составленный в назидательном духе. Велеславин является также составителем чешско-латинского и четырёхъязычного словарей, юридического руководства и др.

Наиболее значительные явления чешской культуры XVI в. связаны с деятельностью общины «чешских братьев» — демократической секты, в которой сохранились отзвуки высокого духовного подъёма времён таборитов. Основанная ещё в XV в. обедневшим рыцарем Петром из Хельчиц община «чешских братьев» отвергала всякое участие в органах государственной власти, подчинение суду, полиции, службу в войсках и т. п. Неоднородность социального состава общины «чешских братьев» предопределила борьбу внутри общины, обострившуюся после смерти ближайших преемников Хельчицкого.

Постепенно взяло верх умеренное направление, представителями которого были люди учёные — бакалавры Пражского университета Прокоп, Лукаш, Лавр Кра-совицкий. Одним из главных средств борьбы за идеал христианской жизни была признана печатная книга. Община насчитывала в своих рядах большое число писателей, переводчиков и учёных. На чешский язык была переведена с еврейского и греческого Библия (знаменитая Кралицкая библия). Этот образцовый перевод был исполнен восемью членами общины по инициативе её выдающегося руководителя — Яна Благослава (1523—1571).

Ян Благослав отстаивал принципы веротерпимости и гуманизма, которые были заложены в учении Петра Хельчицкого наряду с уравнительными идеями. Он доказывал важность для членов общин высшего образования. Ян Благослав придавал большое значение культуре чешского языка, сам был замечательным стилистом и составил «Грамматику» (1571 г.), которая до сих пор не утратила своего значения. Важная роль принадлежала ему также в создании обширной «Братской истории». Наконец, Ян Благослав является крупнейшим выразителем и теоретиком музыкальной культуры «чешских братьев». В 1561 г. он выпустил новую редакцию «Братского канционала», т. е. собрания духовных песен. Ему принадлежат также два сочинения по теории музыки.

Созданная общиной сеть школ охватила широкие круги чешского населения В этих школах обучение велось на родном языке. В соответствии с общим «раннехристианским» духом общины сословные различия между учениками не допускались, Школьники получали трудовое воспитание. Всё это привело к тому, что популярность общинных школ вышла далеко за рамки самой организации. В них получало образование множество детей из семейств, не имевших прямого отношения к общине.

Самым выдающимся борцом за воспитательные идеи «чешских братьев» был гениальный Ян Амос Коменский (1592—1670).

Родившийся в Моравии Ян Амос Коменский учился в Гейдельбергском университете. После возвращения на родину он руководил школьным делом в Пршерове и Фульнеке. В годы преследований, после Белогорской битвы, Коменский должен был скрываться, а затем и вовсе бежать из Чехии. Эти же годы выдвинули его на одно из первых мест в общине. Он поселился в польском городке Лешне, где провёл в общей сложности 28 лет. Первым из замечательных сочинений Коменского был философский трактат «Лабиринт света и рай сердца» (1631 г.), сочинение глубоко религиозное, но заключающее в себе горькую и проницательную критику общественных отношений.

В Лешне возникли главные философско-педагогические сочинения Коменского: «Дидактика», «Открытая дверь к языкам» и «Преддверие» к ней, «Физика», «Предтеча всеобщей мудрости» и др. (первое собрание сочинений чешского мыслителя вышло в Голландии в 1657 г.). Эти сочинения доставили Коменскому европейскую известность. Во время путешествия в Венгрию он написал свою знаменитую книгу для детей «Мир в картинках».

Значение деятельности Яна Амоса Коменского вышло далеко за пределы истории «чешских братьев». Он является отцом педагогической науки нового времени.

Несмотря на то, что воспитательный идеал Коменского ещё облачён в одежды христианской религии, в нём нет ничего аскетического. Его содержание носит совершенно светский, земной, гуманистический характер. В основе мировоззрения Коменского лежит идея единства вселенной. Человек не является случайным гостем в мире природы. Он часть её и вместе с тем «микрокосм» — отражение целого в малой части.

Наше познание, говорит Коменский, является образом, отражением вещи, подобно отражению в зеркале или отпечатку на воске. Нет ничего в уме, чего не было бы раньше в чувствах. Поэтому наглядное созерцание, опыт является исходным пунктом всякого знания. Но знание должно быть универсальным, охватывающим всё, что существует в мире. И человек способен на это, ибо его природные задатки заключают в себе лучшие возможности. Только испорченность семьи, государства и церкви мешает ему достигнуть вечного блаженства. Средство для преодоления этой испорченности состоит именно в воспитании человека, как гармонического существа. Целью воспитательной деятельности является развитие нравственное и религиозное, но путь к этой цели лежит через развитие ума, через внешнее познание мира.

Взгляды Коменского глубоко враждебны системе схоластического образования, которую оставил нетронутой протестантизм. Коменский отвергает заучивание отвлечённой латинской премудрости. Воспитатель должен развивать чувства учащегося, показывать ему всякую вещь наглядно, ибо заблуждения людей проистекают из того, что они склонны запоминать имена вещей, не понимая их сущности. Точно так же опасна для правильного развития человеческой личности грубая насильственность обучения. Задача воспитателя состоит в том, чтобы открыть дорогу для свободного развития природных способностей ученика. Дисциплина необходима, но в ней должен быть только минимум принуждения.

Коменский исходит из одинаковых принципов обучения для молодых людей независимо от их сословия и положения. Девочки так же могут учится и школе, как и мальчики. Отдавая должное природным способностям, Коменский подчёркивал большое значение коллективности в школьном деле. Метод одиночного обучения, господствовавший в тогдашней школе, является, с его точки зрения, несовершенным. Он заменяется классно-урочной системой, которую Коменский подробно разработал. По мысли великого чешского педагога, школа должна давать как умственное развитие, так и физическое, она должна воспитывать в учащемся любовь к труду и уменье трудиться. Признавая необходимость изучения древних языков, Коменский рассматривает их только как средство для усвоения и передачи знания, но не как часть самого знания.

Ян Амос Коменский. Портрет работы Я. Овенса
Ян Амос Коменский. Портрет работы Я. Овенса

Многое в воспитательной системе Яна Амоса Коменского устарело, но основные идеи великого чешского ученого эпохи Возрождения прочно вошли в историю педагогики и навсегда сохранили своё значение.

Заметную роль в жизни Чехии XVI—XVII вв. играл театр. Если при королевском дворе и во дворцах меценатов ставились классические комедии Теренция и Плавта, то народная драма, пусть несложная по композиции и грубоватая по языку, затрагивала подчас живые общественные и моральные проблемы. Обстановка народных театральных представлений была очень простой. В Праге из мостовой на площади вынимались камни. Колья, вбитые в землю, ограждали место представления. Публика сидела и стояла вокруг, причём нередко зрители помещались на балконах, в окнах ближайших зданий и даже на крышах домов. Представление могло продолжаться от полудня до поздних летних сумерек.

Пьеса обычно начиналась прологом, в котором, кроме предварительного рассказа о содержании и перечисления действующих лиц, заключалось обычно какое-нибудь поучительное рассуждение. Сама пьеса состояла из нескольких актов (до 5 и более), а в промежутках между ними разыгрывались интермедии.

Большим успехом пользовалась «Трагедия о мясопусте» Дачицкого. Эта шутовская «трагедия» заключала в себе различные намёки на известных лиц и местные вравы. По форме она представляет собой вольную смесь диалога с простым рассказом от лица автора.

Немалое распространение получили в XVI в. инсценировки библейских сюжетов. Наиболее известными из религиозных пьес были «Юдифь» в обработке Николая Конача и «Комедия о вдове» Павла Кирмезера (по происхождению — словака). «Юдифь» в общих чертах воспроизводит известное древнее сказание, «Комедия о вдове» является драматизированным пересказом одной из глав «Книги царств». Однако действия этой комедии изобилуют разного рода намёками на отрицательные явления современного автору чешского общества. Эти бытовые черты, придающие произведению Кирмезера характер жизненности, объясняют её особую популярность у зрителей.

Театр XVI в. имел глубокие народные корни, и недаром пражская коллегия иезуитов, основанная в 1556 г., вела упорную борьбу с этим детищем эпохи Возрождения.

Чешские города сильно пострадали во время гуситских войн, а церковная архитектура с этого времени вообще утратила в Чехии то значение, которое она имела в других странах Европы, например во Франции или Германии. Некоторое возрождение церковного зодчества относится к послевоенному времени; при Владиславе II (1461—1516) было завершено самое выдающееся создание чешской готики — церковь св. Варвары в городе Кутна-Гора, — начатое ещё в XIV в. Над завершением этого замечательного здания трудились выдающиеся чешские архитекторы эпохи «поздней», или «владиславовской», готики — Матвей Рейсек и Бенедикт Рейт.

В светской архитектуре более ясно выступает близость поздней готики к Ренессансу. Восстановленные после разрушений времён гуситских войн чешские города на первых порах вернулись к традиционному местному архитектурному стилю, выработанному средневековой бюргерской жизнью. Но в отличие, например, от готической заострённости немецкой гражданской архитектуры, чешские строители предпочитают более спокойные пропорции. Своды постепенно принимают форму «лунок», фронтоны с каменной резьбой образуют почти равнобедренные треугольники. Кирпичная кладка часто покрывается клеевой краской, как в Северной Италии. К переходному стилю относится нарядная Пороховая башня — часть укреплений Старого города в Праге, построенная (в главной своей части) Матвеем Рейсеком. Почти незаметно старый готический стиль переходит в новую систему архитектурных образов в искусстве Рейта (зал Владислава в Пражском кремле, 1493—1502 гг.).

Увлечение итальянским Ренессансом начинается в Чехии несколько позднее, во второй четверти XVI в. С этого времени вплоть до битвы при Белой Горе (1620г.) чешское зодчество развивалось под знаком возрождения античных форм, в юй переработке, которую они получили в искусстве великих итальянцев.

Итальянец Джованни де Спацио построил для Фердинанда I увеселительный дворец в королевском саду Пражского кремля (1536—1556 гг.). Примеру короля следует аристократия. Одной из величественных построек нового типа является дворец Шварценберга в Праге, украшенный «сграффито» (особая техника воспроизведения рисунка на штукатурке посредством процарапывания и раскрашивания), карнизами и т. д. Ратуша в Пльзене, построенная Спацио, представляет собой тип публичного здания в стиле, более близком к национальной традиции.

Стиль чешского Ренессанса представляет собой одно из достижений гуманистической культуры, особый вклад Чехии в историю искусства. Ратуши, церкви общины «чешских братьев», бюргерские дома в соединении с дворцовыми зданиями повсюду в Чехии образуют оригинальные городские ансамбли. Особенностью чешской архитектуры этой поры являются фасады с двойными окнами, украшенные часто каменной облицовкой, искусственным мрамором и т. п. Карнизы и небольшие окна, башенки под куполом, коньки над крышей дополняют гармонический и нарядный облик зданий XVI в., более уютных в Праге или Пльзене, чем в городах Италии. Наследие Возрождения продолжает жить в течение всего следующего столетия, однако белогорская битва, утрата национальной независимости, католическая реакция — всё это положило конец лучшей эпохе чешской архитектуры. Первым образцом чешского «барокко» является дворец Валленштейна в Праге (1623— 1629 гг.), построенный по проекту архитектора Андреа Спецца.

В области скульптуры искусству, связанному с идеями Возрождения, также предшествует время поздней готики. Скульптурная декорация играет большую роль в постройках Матвея Рейсека. Чешские мастера конца XVв., работая по камню, достигли известной тонкости в создании пластических украшений для площадей и дорог (городские фонтаны и т. п.). В украшении церквей процветает деревянная скульптура. Творческие приёмы скульптурных школ Праги, Кутной-Горы, Раковика и других городов обнаруживают большое разнообразие. Однако над всем этим господствует влияние немецкого искусства с его готической условностью. Мотивы итальянского Возрождения появляются около 1500 г. Пластика XVI в. — каменные надгробия, церковные алтари и т. д. (так же как прикладное искусство, особенно литьё колоколов и металлической посуды) — достигает высокого Мастерства. Но самостоятельного значения, которое можно было бы сравнить с оригинальностью архитектурного стиля этой эпохи, чешская пластика XVI в. не имеет.

Чешская живопись XVI столетия несёт на себе отпечаток влияния немецкого искусства, главным образом школы Кранаха. Характерное для немецкого Возрождения соединение наивных, провинциальных черт с излишней зрелостью «маньеризма» постоянно встречаются и у чешских мастеров, не сохранивших для истории свои имена. Но чешская живопись поздней готики и Ренессанса имеет свои оригинальные черты. В одежде святых здесь перед нами обычно простые крестьяне, крепкого сложения, с явно выраженным славянским типом лица. Живой национальный отпечаток имеют и женские образы. Характеру изображения при всей его условности присущи черты реализма. Среди апостолов и святых встречаются образы удивительной жизненности (таков, например, старик в очках Святоиржского алтаря — тип начётчика, знатока Библии). Титульный лист кутногорского градуала (сборник церковных гимнов, исполняемых во время мессы) даёт изображение горнорудного дела.

В конце XVI — начале XVII в., при императоре Рудольфе II, в Праге работало много иностранных художников, заслугой которых было введение новых, светских жанров живописи (пейзаж, натюрморт, сцены из жизни животных). Большое распространение получает портретный жанр. Это придворное искусство, далекое от национальной жизни, исчезло в годы Тридцатилетней войны, почти не оставив следа.

назад содержание далее

Этилбензол






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"