[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



назад содержание далее

Введение

Третий том «Всемирной истории» и следующий IV посвящены той эпохе в истории человечества, которая известна под названием «средние века», или «средневековье». Хронологически средневековье занимает отрезок времени между древней историей, закончившейся гибелью рабовладельческого общества, и новой историей, начавшейся переходом к капитализму. Термин «средние века» возник в Италии в кругах литераторов и историков в XV—XVI вв. и носит условный характер.

Марксистско-ленинская историческая наука, рассматривающая исторический процесс как закономерную смену общественно-экономических формаций, понимает под средними веками такую фазу исторического развития человечества, когда в большинстве стран Азии и Европы и в ряде стран Африки господствовал феодальный способ производства. Средние века — это эпоха возникновения,.развития и упадка феодального способа производства, феодальных общественных отношений во всемирном масштабе.

Средневековье представляло собой яркий и насыщенный многообразными событиями период, выдвинувший новые формы экономического, социального и политического развития общества. В эту историческую эпоху, богатую острыми социальными противоречиями и классовыми битвами, человечество значительно продвинулось вперёд в деле развития материальной и духовной культуры по сравнению с предшествующими периодами истории. В средние века на исторической арене появились многие новые народы и начали своё существование многие из государств — Англия, Франция, Германия, Россия, Чехия, Польша, Скандинавские государства, Арабские государства, Япония, государства Индо-Китая (Вьетнам, Камбоджа), Турция и др. Продолжали также развиваться и играть крупную историческую роль сложившиеся в более раннее время государства Китая, Индии, Ирана и Средней Азии.

Важнейшую роль в мировой истории на рубеже древности и средневековья играли пять крупных центров древней цивилизации: Ханьская империя в Китае, Кушанское царство в Средней Азии, империя Гуптов в Индии, царство Сасанидов (включавшее Иран, Месопотамию и часть Средней Азии) и Римская империя, охватывавшая страны Западной и Южной Европы, Северной Африки и Передней Азии. Но история человечества в период перехода от древнего мира к средневековью не ограничивалась событиями, происходившими в пределах этих пяти государств. В Закавказье существовало древнее рабовладельческое государство — Армения. Большое рабовладельческое государство — Аксумское царство, включавшее Эфиопию (Абиссинию), часть Нубии и другие области, существовало в это время в Восточной Африке.

К началу средних веков существовали не только рабовладельческие государства. У кельтских, германских, славянских и других племён Северо-Западной, Северной и Восточной Европы в это время шёл процесс разложения первобытно-общинных отношений, зарождались классы, возникали племенные союзы, появлялись зачатки государственной организации. Процесс развития классовых отношений и создания государств интенсивно происходили у народов, населявших Корейский полуостров, острова Ява и Суматра, полуостров Малакка.

У тюркских, монгольских, тунгусских и других племён Восточной, Северной и Центральной Азии господствовал первобытно-общинный строй. В условиях первобытно-общинных отношений жили тогда также и большая часть населения Африки, всё население Австралии и островного мира Тихого и Индийского океанов.

Изолированно от государств и народов Европы, Азии и Африки протекала почти до конца средневековья жизнь таких относительно развитых обществ, как общества майя, ацтеков, кечуа (инков) и др. в Центральной и Южной Америке. Подавляющая часть населения Америки продолжала существовать в условиях первобытно-общинного строя(Историю народов Африки в эпоху средневековья см. в IV томе 'Всемирной истории'.).

Периодизация эпохи средневековья

Средневековое феодальное общество прошло в своём развитии через три основные стадии, или периода,— раннего, развитого и позднего феодализма, из которых каждый имел свои социально-экономические, политические, идеологические и культурные особенности. Раннефеодальный период — это время складывания и утверждения феодальных отношений. Период развитого феодализма — это время наиболее полного развития феодального общества. Позднефеодальный период — это период начавшегося разложения и упадка феодального способа производства и зарождения в недрах феодального общества капиталистических отношений.

Вопрос о периодизации эпохи средневековья во всемирном масштабе является весьма сложным. Переход к феодализму в различных странах Азии и Европы не был одновременным. Производительные силы развивались неравномерно, неравномерно вызревали и соответствующие им производственные отношения.

Раньше, чем в других странах, феодальные отношения возникли и стали развиваться в Китае, являющемся одним из древнейших очагов человеческой цивилизации. Вопрос о времени возникновения феодализма в Китае до сих пор служит ещё предметом научного спора. Но несомненным является то, что в III—IV вв. н. э. феодальные производственные отношения там уже господствовали.

В Индии, в странах Передней и Средней Азии, в Северной Африке и в Европе гибель рабовладельческого способа производства произошла между III и VII вв. н. э. В результате коренных изменений в общественном развитии, осуществлявшихся разными путями и различными темпами, в этих странах был положен конец господству старых, изживших себя общественных отношений и открыт путь для развития новых, более прогрессивных, передовых для того времени отношений феодального общества. Следовательно, время между III и VII вв. н. э. можно рассматривать как один из важнейших хронологических рубежей во всемирной истории, как начало средневековья, начало феодальной эпохи во всемирно-историческом масштабе.

Различны для разных стран и хронологические грани, отделяющие период раннего феодализма от периода развитого феодализма. Так, например, в Китае раннефеодальный период продолжался примерно до VIII в. н. э., в странах Передней и Средней Азии — приблизительно до IX в., в большинстве стран Западной Европы — до XI в.

Неодинаковы для разных стран и хронологические грани, отделяющие период развитого феодализма от периода позднефеодального. Наиболее определённо можно указать соответствующую дату для Западной Европы. Период развитого феодализма закончился в странах Западной Европы в XV в. С конца XV — начала XVI в. здесь начался поздпефеодальный период.

Конец средневековья, конец феодальной эпохи и начало перехода к капиталистическому развитию во всемирно-историческом масштабе датируется обычно серединой XVII в.— победой буржуазной революции над силами феодализма в Англии. Английская буржуазная революция середины XVII в., а позднее французская революция конца XVIII в. утвердили новый для того времени общественный строй — капитализм.

Так определяются хронологические рамки средневековья — той эпохи в истории человечества, когда феодальные отношения являлись господствующими. Вместе с тем, говоря о периодизации всемирной истории, нельзя не учитывать того обстоятельства, что, несмотря на определяющую роль феодального способа производства, феодальные отношения и в эту историческую эпоху были распространены не везде. Племена и народы Америки, Австралии, северных областей Азии и большей части Африки продолжали жить в условиях первобытно-общинных или рабовладельческих отношений.

Возникновение феодализма

Феодализм явился на смену рабовладельческому строю в качестве новой и более высокой ступени классового антагонистического общества, когда производительные силы рабовладельческого общества вступили в противоречие с его производственными отношениями и это привело к социальной революции.

Классическим примером революционного перехода от рабовладельческого строя к феодальному были события в поздней Римской империи, где в условиях кризиса рабовладельческого способа производства шёл процесс разложения рабовладельческих отношений и зарождения элементов феодального способа производства. Рабский труд экономически уже не оправдывал себя, не обеспечивал возможности дальнейшего развития производительных сил. Сопротивление эксплуатируемых трудящихся масс всё возрастающему гнёту, их борьба против рабовладельцев и рабовладельческого государства, принимавшая самые различные формы, подрывали рабовладельческий строй и расшатывали Римскую империю изнутри, а непрерывные вторжения в её пределы германцев на западе и славян на востоке довершили её падение.

Пути перехода от рабовладельческого строя к феодальному во многих странах значительно отличались от того, что происходило в Римской империи. Вопрос о путях этого перехода изучен ещё недостаточно. Несомненно лишь то, что подобный переход, являвшийся частью общего процесса социальной революции, осуществлялся в условиях длительной и упорной классовой борьбы, принимавшей самые разнообразные формы.

Говоря о возникновении (генезисе) феодализма во всемирно-историческом масштабе, следует иметь в виду, что не все народы пришли к феодализму через рабовладельческий строй. Очень многие из них совершили этот переход непосредственно от первобытно-общинного строя и не проходили рабовладельческой стадии общественного развития. По такому пути развития пошли, например, в Европе западные и восточные славяне, а также большая часть германских племён (на территории между Рейном и Эльбой и в Британии), а в Азии — корейцы, ряд тюркских племенных объединений, монголы.

При всём различии путей, какими те или иные народы переходили к феодализму, при всех особенностях процесса складывания феодального общества, зависевших от конкретно-исторических условий, основное содержание этого процесса было одним и тем же. Во-первых, свободная сельская община разлагалась. Общинная собственность на землю и выделившаяся из общины индивидуальная крестьянская собственность, а также различные виды античной земельной собственности (там, где существовал рабовладельческий строй) переходили в руки феодализирующейся светской и духовной знати. Создавалось крупное феодальное землевладение, возникала феодальная собственность на землю. Во-вторых, свободные крестьяне-общинники, а также несвободные земледельцы — рабы и колоны, сохранившиеся от рабовладельческого общества (там, где оно имелось), превращались в феодально зависимых крестьян; устанавливались различные формы их зависимости от феодалов. При этом крестьянская сельская община превращалась в крепостную, подчинённую феодалам или феодальному государству. Но определённые формы, традиции и порядки общинной организации, унаследованные от предшествующей эпохи, сохранялись и играли важную роль в хозяйственной, социальной и политической жизни феодального общества.

По мере развития феодального способа производства и его укрепления пережитки рабовладения и первобытно-общинного строя вытеснялись или же подчинялись новым производственным отношениям. Наиболее быстрое разложение и полное подчинение дофеодальных укладов феодальным производственным отношениям имело место в западноевропейских странах, особенно в Италии и Франции. В феодальных же обществах Передней и Средней Азии, Северной Африки и Индии рабовладельческий уклад сохранялся в течение длительного времени и при феодализме, по крайней мере в раннефеодальный период. Длительное сохранение рабовладельческого уклада характерно и для феодального общества Византии.

Рабовладельческий уклад в странах Востока сохранялся дольше и играл большую роль, чем в западноевропейских странах потому, что страны Востока не знали столь полного и интенсивного развития рабовладения, какое имело место в западной части Римской империи, где рабский труд почти полностью вытеснил труд свободных. Поэтому кризис рабовладельческого строя на Востоке не был столь острым, как в Западной Римской империи, и не имел своим последствием относительно быструю и полную ликвидацию рабовладельческих отношений.

Феодальный способ производства обладал большими возможностями для развития производительных сил по сравнению с рабовладельческим, так как основные непосредственные производители(феодально зависимые крестьяне и ремесленники) в отличие от рабов имели некоторую заинтересованность в труде: они были собственниками части средств производства, что позволяло им вести своё хозяйство самостоятельно (обрабатывать землю, заниматься скотоводством, ремеслом и т. д.) и выполнять в пользу феодала определённые повинности.

Именно в силу этого различия в положении непосредственных производителей переход от рабовладельческого строя к феодализму явился шагом вперёд по пути общественного прогресса, хотя феодальное общество, так же как и рабовладельческое, было построено на угнетении эксплуатируемого большинства населения эксплуатирующим меньшинством.

Феодальная собственность на землю как основа феодализма

При феодализме основное средство производства — земля не была собственностью непосредственных производителей — крестьян и ремесленников. Она была собственностью феодалов. Собственность феодалов на землю являлась основой средневекового феодального общества.

Земля являлась феодальной собственностью и в том случае, когда она принадлежала не непосредственно феодалам, а феодальному государству, как это было в ряде восточных стран, особенно в раннефеодальный период. На Востоке наряду с землёй громадное значение имели также оросительные (ирригационные) сооружения, без которых во многих странах Востока земледелие было невозможно. Другие средства производства — орудия труда, рабочий скот, семена, хозяйственные постройки и т. п. находились в собственности не только феодалов, но и крестьян и ремесленников. Собственность крестьян и ремесленников на эти средства производства была основана в отличие от феодальной собственности на личном труде.

Большая часть земли, принадлежавшей феодалам, состояла из наделов, которые давались феодалами в постоянное пользование отдельным крестьянам, что и позволяло последним вести на этой земле своё хозяйство. Непосредственный производитель в феодальном обществе являлся, таким образом, не собственником, а только держателем той земли, которую он обрабатывал. Сочетание собственности феодалов на землю с мелким самостоятельным хозяйством крестьян представляло характерную черту феодальной экономики. Но при наличии у крестьян средств производства, необходимых для ведения самостоятельного хозяйства, феодалы могли эксплуатировать непосредственных производителей лишь путём внеэкономического принуждения, т. е. прибегая в той или иной мере к насилию. Только таким путём феодалы могли реализовать своё право собственности на землю. «Если бы помещик не имел прямой власти над личностью крестьянина, то он не мог бы заставить работать на себя человека, наделенного землей и ведущего свое хозяйство» (Ленин). Личная зависимость крестьян от феодалов и вытекавшее из неё внеэкономическое принуждение составляли, таким образом, типичную черту феодального строя. Формы и степень личной зависимости крестьян были самые различные, начиная от крепостничества — суровой крепостной неволи — и кончая простым оброчным обязательством или некоторыми правовыми ограничениями — сословной неполноправностью.

Формы, которые принимала феодальная земельная собственность, зависели у отдельных народов в различные периоды развития феодальных отношений от конкретных исторических условий. В Западной Европе первой, ещё не развитой формой феодальной земельной собственности был аллод. Первоначально аллодом назывался земельный надел общинника. С разложением сельской общины и ростом социального неравенства крестьянский аллод различными путями (в результате разорения свободных крестьян и вынужденного отчуждения ими своих земельных наделов, а также в результате прямых захватов, насилия и т. п.) переходил в руки феодализирующейся светской и церковной знати (а отчасти и в руки выделившихся из среды свободных общинников отдельных более состоятельных крестьян, которые увеличивали свои земельные наделы за счёт земель менее состоятельных соседей), превращался в крупное земельное владение и выступал как феодальная земельная собственность.

Дальнейшее развитие феодальных отношений в Западной Европе привело к возникновению новой формы феодальной земельной собственности — бенефиция, дававшегося пожизненно под условием несения его владельцем определённой вассальной службы (чаще всего военной) в пользу того феодального сеньора (господина), который дал этот бенефиций. С развитием феодального общества бенефиций из пожизненного владения превратился в наследственное и приобрёл черты, характерные для феода. Феод, или лен, — это наследственное земельное владение, связанное с обязательным несением военной службы и выполнением некоторых других обязанностей феодалом по отношению к вышестоящему сеньору. Феод — вполне сложившаяся, наиболее развитая и законченная форма феодальной собственности на землю. Общественный строй, основу которого составляла земельная собственность в виде феодов, и стал называться позднее феодальным.

В России в феодальную эпоху существовали две основные формы земельной феодальной собственности: вотчина (первоначально соответствовавшая западноевропейскому аллоду, как крупному земельному владению феодального характера) и поместье (имевшее черты сходства с западноевропейским бенефицием, а в дальнейшем своём развитии — с феодом). Постепенно поместье и вотчина юридически сближались, сливаясь в один вид феодальной земельной собственности, подобный в общем западноевропейскому феоду.

Соответствующие формы феодального землевладения существовали и на Востоке. Так, например, в странах Арабского халифата — в Иране, Ираке, Средней Азии и других — формой феодального землевладения, соответствующей аллоду, являлся мулък. Бенефицию и феоду (лену) здесь соответствовали икта, на разных стадиях её развития, а позднее союргал. В Китае аллоду в общем соответствовал чжуан-тянъ, а в Японии — сёэн.

Феодальная земельная собственность не являлась такой формой частной собственности, распоряжение которой целиком принадлежало одному собственнику и не было ограничено никакими условиями. Феодальная собственность на землю, как правило, обусловливалась несением более мелкими феодалами определённой службы в пользу более крупных феодалов — их феодальных сеньоров в силу наличия между ними отношений личной зависимости. Эти отношения складывались в систему феодальной иерархии, т. е. в определённую систему подчинения внутри самого класса феодалов, основанную на владении ими землёй и, следовательно, на эксплуатации непосредственных производителей — феодально зависимых крестьян. Феодальная собственность на землю имела, таким образом, иерархическую структуру.

В ряде стран Востока, особенно в раннефеодальный период, преобладала государственная собственность на землю и воду (т. е. на каналы, водохранилища и другие ирригационные сооружения), а феодальное государство эксплуатировало крестьян — держателей земельных участков на государственных землях — непосредственно через государственный аппарат. Но постепенно и в странах Востока значительная часть фонда государственных земель была роздана феодалам на основе условной собственности типа бенефиция и феода. Таким образом, в этих странах одновременно существовала и государственная феодальная собственность на землю, и земельная собственность отдельных феодалов.

Феодальная рента и формы феодальной зависимости крестьян

Собственность феодала на землю, а также личная и поземельная зависимость крестьянина от землевладельца определяли характер феодальной эксплуатации. Феодальная эксплуатация осуществлялась различными способами и выражалась в виде так называемой феодальной ренты. Феодальная рента, будучи экономической формой реализации собственности феодала на землю, представляла собой совокупность различных повинностей, которые крестьяне несли в пользу феодалов. Повинности и сборы поглощали прибавочный труд крестьянина. Он был вынужден отдавать феодалу весь продукт своего труда, остававшийся сверх того минимума, который был необходим для существования его самого, его семьи и для воспроизводства его хозяйства.

Феодальная рента в период феодализма выступала в трёх формах: в форме отработочной ренты (барщина), в форме ренты продуктовой (натуральный оброк) и в форме денежной ренты (денежный оброк). В Европе на ранней ступени развития феодального общества преобладала отработочная рента, хотя уже и в то время известное распространение получила рента продуктами, а в некоторой степени и денежная.

В период развитого феодализма во многих европейских странах преобладала уже не барщина, а оброк, сначала в натуральной, а затем и в денежной форме. Смена барщины различными формами оброка была связана с ростом производительных сил в сельском хозяйстве и являлась важным шагом вперёд. При этой форме прибавочный труд выполнялся уже не в господском поместье или на господском поле, под прямым надзором феодала или его управляющего, а в хозяйстве непосредственного производителя — крестьянина.

По сравнению с отработочной рентой рента продуктами давала крестьянину больший простор для ведения собственного хозяйства и для использования части прибавочного труда в своих интересах, т. е. для некоторого расширения собственного хозяйства, что вело в свою очередь к появлению более значительных различий в положении непосредственных производителей, чем это было возможно при господстве отработочной ренты. В ещё большей степени это относится к денежной ренте, преобладание которой привело к глубоким изменениям в положении непосредственных производителей, к более быстрому освобождению крестьян от личной зависимости, к интенсивному социальному расслоению крестьянства, а также к крупным изменениям в положении господского хозяйства.

Своеобразную картину развития форм феодальной ренты, а вместе с тем и форм зависимости непосредственных производителей от феодалов дают страны Востока. Поскольку во многих странах Востока в раннефеодальный период в качестве основного собственника земли и ирригационных сооружений выступало феодальное государство, здесь не сложилось крупное господское хозяйство и преобладающей формой феодальной ренты на Востоке являлась не барщина, а рента продуктами, отчасти же денежная рента, взимавшиеся с крестьян государственными чиновниками. Феодальная рента здесь совпадала с налогом. В раннефеодальный период государство обычно выделяло большую часть собранных средств (в денежной и в натуральной форме) в виде жалованья феодалам. Этот способ эксплуатации непосредственных производителей не уступал по своей жестокости господствовавшей в Европе барщине, но при наличии продуктовой ренты крестьяне в странах Востока сохраняли большую свободу передвижения, чем прикреплённые к земле крестьяне европейских стран.

Город и товарное производство при феодализме

Период раннего феодализма характеризовался довольно низким уровнем развития производительных сил. Повсюду господствовало натуральное хозяйство, при котором производство направлено главным образом на непосредственное удовлетворение потребностей самого производителя, его семьи и потребностей феодала. Продукты производства либо совсем не вступали в процесс обмена, либо в него вступала лишь незначительная часть этих продуктов. Условия хозяйственной деятельности (средства производства, средства существования работника и т. д.) почти целиком воспроизводились в самом хозяйстве, характерной чертой которого было соединение ремесла с земледелием, причём основой являлось последнее.

Всё же производительные силы феодального общества, хотя и медленно, но постоянно росли. В сельском хозяйстве возникли и распространились более совершенные системы земледелия (двух- и трёхполье, а затем плодосменная система), появились новые и улучшались старые культуры в полеводстве. Новые культуры, наряду с улучшением старых, появились и в огородничестве, садоводстве, виноградарстве и в других отраслях земледелия. Широкое распространение в странах Европы получили железный плуг и другие сельскохозяйственные орудия из железа, что позволило производить более глубокую вспашку и лучше обрабатывать посевы. Распашка пустошей и лесные расчистки — вырубка больших лесных массивов для использования земли под пашню — значительно расширили площадь обрабатываемых земель. В странах Востока при поливном земледелии и улучшении возделывания растений стали получать по некоторым культурам два урожая в год (а иногда и больше).

Дальнейшее развитие получили различные отрасли скотоводства (оседлого и кочевого) — разведение крупного и мелкого рогатого скота (особенно овец и коз). Развивались и усовершенствовались такие сельскохозяйственные промыслы, как шелководство, виноделие, маслоделие и пчеловодство.

В развитии ремесла тоже происходили перемены: изменялись средства производства и особенно приёмы ремесленной деятельности. Техника в феодальную эпоху основывалась на применении ручного труда и развивалась сравнительно медленно. Поэтому при ограниченности технических средств, примитивном характере орудий и средств труда очень важную роль в развитии производства играло усовершенствование навыков труда.

С ростом производительных сил общественное разделение труда усилилось, и на определённом этапе развития феодального общества, в Европе примерно в X—XI вв., это привело к отделению ремесла от сельского хозяйства и к возникновению городов как центров ремесла и торговли. Города, бывшие первоначально лишь административными и религиозными центрами или укреплёнными пунктами, постепенно становились главными центрами развивающегося товарного производства и товарного обращения. Одновременно, хотя значительно медленнее, развивалось товарное производство и в деревне. В результате росли и укреплялись экономические связи между различными областями в отдельных странах, а это вело к постепенному складыванию в них внутреннего рынка.

Темпы развития городов в разных странах в эпоху феодализма были не одинаковы. В Китае и в Индии, несмотря на господство натурального хозяйства, было развито ремесленное производство и велась оживлённая международная торговля уже в раннефеодальный период. Там существовали богатые и многолюдные города, сохранившиеся ещё от древнего мира и игравшие важную экономическую роль. На сравнительно высоком уровне городское ремесло и торговый обмен находились в Византийской империи, а также в государствах, образовавшихся в Передней и Средней Азии и в Северной Африке после больших арабских завоеваний в VII—VIII вв.

Появившись на определённой ступени развития феодального общества, товарное производство, т. е. производство, основанное на общественном разделении труда и рассчитанное на рынок, на продажу, на обмен продуктами производства между различными хозяйствами, играло важную роль в дальнейшем развитии производительных сил при феодализме. Прогресс их был связан теперь в значительной мере с развитием этого производства, с втягиванием хозяйства феодалов (господского хозяйства) в рыночные отношения, с превращением натурального хозяйства непосредственных производителей в товарное, а также с возникновением и ростом внутреннего рынка на основе общественного разделения труда и специализации отдельных отраслей хозяйства (земледелие, скотоводство, различные виды ремесла).

Постепенно города экономически усиливались, и горожане вступали в борьбу с феодальными сеньорами, в подчинении у которых они находились (поскольку города возникали, как правило, в пределах тех или иных феодальных владений). Борьба между горожанами и феодальными сеньорами принимала в разных странах в зависимости от условий их исторического развития различные формы — от открытых вооружённых выступлений до выкупа горожанами городских привилегий и вольностей у феодальных сеньоров за деньги. Эта борьба горожан с феодальными сеньорами характерна для европейских стран.

С дальнейшим экономическим развитием европейских городов и освобождением их от власти феодальных сеньоров возникали и обострялись социальные противоречия внутри городского населения. Это были противоречия между верхушкой горожан — богатыми купцами и ростовщиками, с одной стороны, и городскими ремесленниками, обычно объединявшимися в цехи (т. е. в особые союзы, состоявшие из ремесленников одной специальности) — с другой. По мере роста городского ремесла развивались социальные противоречия и внутри цехов, между ремесленниками — владельцами ремесленных мастерских (цеховыми мастерами) и ремесленными подмастерьями и учениками, которые испытывали всё возраставший гнёт и эксплуатацию со стороны цеховых мастеров.

В странах Востока в период развитого феодализма также усиливалось разделение труда между ремеслом и сельским хозяйством. По побережьям морей и берегам больших рек от Тихого океана на востоке и до Средиземного моря на западе протянулась цепь городов, которые являлись средоточием ремесла и торговли, связывавшей друг с другом самые отдалённые районы. Рост этих городов в значительной степени зависел не столько от развития внутреннего рынка, сколько от транзитной торговли. В пределах обширных территорий, лежавших в стороне от этих путей международной торговли, процесс отделения ремесла от сельского хозяйства и связанные с ним рост городов на Востоке, рост товарного производства и развитие внутреннего рынка происходили значительно медленнее.

Классовая борьба в феодальном обществе и её значение

Антагонистические противоречия, присущие феодальному способу производства, делали феодальное общество ареной острых классовых столкновении и непрерывной борьбы, прежде всего между двумя классами — феодально зависимым крестьянством и феодальными землевладельцами.

Для ранних этапов развития феодализма характерными обычно являлись местные крестьянские волнения и восстания, не выходившие за рамки отдельных, сравнительно небольших районов. В дальнейшем, когда социально-экономическое развитие привело к тому, что окончательно сложились основные классы феодального общества, усилился и протест крестьянских масс против растущей эксплуатации их со стороны феодалов. Антифеодальные движения крестьян стали выходить за ограниченные, узкие рамки отдельных местностей и распространяться на большие территории. Изменялся и характер крестьянских движений. Они охватывали более широкие массы крестьянства, были более длительными и отличались большей остротой.

Раньше всего это проявилось на Востоке, где экономическое развитие в период раннего средневековья шло быстрее, чем в Европе. Так, в Китае с начала VII в. антифеодальные крестьянские движения, начавшиеся в Хэнани, Хэбэе и других областях, распространились за пределы этих районов. В IX в. в Китае произошло уже очень крупное крестьянское восстание под руководством Хуан Чао, носившее массрвый характер и продолжавшееся около 10 лет.

В конце V — начале VI в. возникло крупное крестьянское движение в Иране — движение маздакитов, которое было первым массовым протестом крестьян Ирана против феодальной эксплуатации. В VIII и IX вв. крупные крестьянские восстания неоднократно вспыхивали в Средней Азии (восстание Муканны), в Азербайджане (восстание Бабека), в Месопотамии, Сирии, Иране, на аравийском побережье Персидского залива (карматские восстания в конце IX и в X в.), в Византии (павликианское движение, восстание Фомы Славянина, восстание Василия Медная Рука) и в других странах. Антифеодальные движения нередко сочетались с борьбой против иноземных захватчиков. Так было, например, в странах, зависимых от Арабского халифата.

Крупнейшими крестьянскими восстаниями, охватившими обширные территории, отмечен период развитого феодализма. Крестьянские восстания во многих странах средневековья в это время по размаху, силе и упорству значительно превосходили восстания предшествующего времени. Достаточно назвать такие широкие антифеодальные движения, как восстание под предводительством пастуха Ивайло в Болгарии в XIII в., восстание «Красных повязок» в Китае в XIV в., восстание Дольчино в Северной Италии в начале XIV в., Жакерия во Франции и восстание Уота Тайлера в Англии во второй половине XIV в., крестьянское восстание в Трансильвании в XV в., ряд крупных крестьянских выступлений в странах Ближнего и Среднего Востока в XIV—XV вв. (сербедары в Иране и Средней Азии в XIV в., восстание крестьян в Турции во втором десятилетии XV в. и др.). Большое значение имела Великая крестьянская война в Чехии XV в.: здесь широкое восстание против чешских эксплуататоров сочеталось с борьбой против иноземного засилия.

Крестьянские восстания нередко соединялись с выступлениями горожан, особенно городских низов, так как у крестьян и у большей части горожан был один и тот же враг — феодальные сеньоры. Характер городских движений изменялся по мере развития феодального общества. В наиболее развитых экономически странах Европы городская беднота и возникавший в городах предпролетариат вели борьбу не только против городских землевладельцев и представителей купеческо-ростовщического капитала, но и против зарождающихся форм капиталистической эксплуатации в промышленности (например, восстание чомпи во Флоренции в XIV в.).

Своей борьбой против феодальной эксплуатации трудящиеся массы деревни и города расчищали путь для дальнейшего развития производительных сил и тем самым двигали феодальное общество вперёд.

Средневековое феодальное государство

Феодальная экономика и порождённая её развитием классовая борьба в феодальном обществе определяли характер его политической надстройки. Крупные государственные объединения (такие, например, как обширная империя Карла Великого), возникавшие в раннефеодальный период, оказывались непрочными вследствие слабости экономических связей между отдельными областями страны, при почти безраздельном господстве натурального хозяйства и отсутствии сколько-нибудь развитого обмена.

Относительно централизованные формы приняло раннефеодальное государство в странах Востока. Это объясняется преобладанием на Востоке государственной собственности на землю и большой ролью в земледелии ирригационных сооружений, для эксплуатации которых была нужна сильная государственная власть. Известное значение имело и то, что здесь надолго сохранился, как наследие античных рабовладельческих государств, развитой бюрократический аппарат.

Экономическая раздробленность феодального общества обусловливала его политическую раздробленность. Это ярко проявилось в большинстве европейских стран. Феодальные поместья, особенно крупные, будучи экономически самодовлеющими, представляли собой и в политическом отношении фактически самостоятельные единицы. Каждый крупный землевладелец, располагая своим собственным административным, судебным и военным аппаратом, использовал его для того, чтобы держать в повиновении феодально зависимое население поместья, а также вести войны с соседними феодалами.

Однако в результате дальнейшего роста производительных сил, формирования внутреннего рынка и усиления классовой борьбы крестьян и горожан политическая надстройка феодального общества изменялась. Феодалы перестраивали методы своего политического господства. В значительной части Европы в XIII—XV вв. (а в некоторых странах даже раньше) появилась тенденция к политическому сплочению, к централизации феодальных государств. В Западной Европе эта тенденция с особой силой проявилась в Англии, Франции и Испании, в Восточной Европе — в России.

Политическая консолидация феодалов (дворянства и духовенства) и горожан (бюргерства) в виде особых сословий нашла выражение в образовании местных, а позднее и общегосударственных сословно-представительных учреждений (парламент в Англии, Генеральные штаты во Франции и т. д.). Так возникали феодальные монархии с сословным представительством, или «сословные монархии».

Процесс образования централизованного феодального государства в России имел в своей основе те же общие закономерности исторического развития, что и процесс образования централизованных феодальных государств в странах Западной Европы. Но, поскольку экономическое развитие России было задержано татаро-монгольским нашествием, экономическая раздробленность преодолевалась здесь медленнее, чем на западе Европы. Русское централизованное государство на феодальном базисе сложилось в конце XV в., а монархия с сословным представительством (земские соборы) сложилась в России с середины XVI в. Создание в ряде стран централизованных государств имело объективно положительное значение: прекращались феодальные войны, разорявшие страну и облегчавшие внешним врагам возможность вторгаться в её пределы, создавались известные условия для роста сельскохозяйственного производства, развития городов, торговли и т. д.

В некоторых странах Европы политическая раздробленность сохранялась и после перехода от раннего феодализма к развитому. В Германии и Италии вследствие особенностей их экономического развития и прежде всего отсутствия единого внутреннего рынка в масштабе всей страны политическая консолидация осуществлялась преимущественно в местном масштабе. В связи с этим там не только не происходил процесс политического объединения, но, напротив, шло дальнейшее политическое разъединение.

Формы феодального государства были: различными, но классовая его сущность оставалась одна и та же. Характеризуя основные черты государства в средние века, В. И. Ленин говорил: «И здесь формы государства были разнообразны, и здесь мы имеем и монархию и республику, хотя гораздо более слабо выраженную, но всегда господствующими признавались единственно только помещики-крепостники. Крепостные крестьяне в области всяких политических прав были исключены абсолютно».

Формирование народностей в период феодализма

С переходом к феодализму получил дальнейшее развитие процесс формирования народностей. Народность — это историческая категория, следующая за родом и племенем и предшествующая нации. Если возникновение и развитие наций связаны с капиталистической эпохой, то история народностей связана с предшествующими общественно-экономическими формациями — рабовладельческой и феодальной, в то время как род и племя являются категориями первобытно-общинного строя.

Для стран, пришедших к феодализму через рабовладельческий строй (например, для Китая, Индии, Ирана — в Азии, для Италии, Франции, Испании — в Европе), переход к феодальным отношениям означал новый шаг и в формировании народностей, начавших создаваться ещё в древности. Для стран, пришедших к феодализму непосредственно от первобытно-общинного строя (например, в Европе — для Германии, Англии, Скандинавских стран, России, Чехии, Польши, на Востоке — для некоторых тюркских племён), процесс образования народностей из племён и племенных объединений начался вместе с развитием феодализма. У ряда племенных групп и объединений в Европе и Азии (например, у монгольских и некоторых тюркских племён) начало этого процесса относится к сравнительно позднему времени, к XI—XIII вв.

В соответствии с различной конкретно-исторической обстановкой формирование народностей происходило различными путями. Во Франции, например, в силу особенностей развития её северных и южных областей одновременно развивались две родственные народности — северофранцузская и южнофранцузская, образовавшие впоследствии одну французскую нацию.

История древнерусской народности имеет свои особенности. Экономическое, социальное и политическое развитие Руси в период феодальной раздробленности — рост крупного землевладения и обособление отдельных экономических центров в условиях многочисленных иноземных нашествий, особенно в период тяжёлого татаро-монгольского завоевания, — привело к дроблению древнерусской народности. Постепенно из единой древнерусской народности образовались три родственные народности — русская (великорусская), украинская и белорусская, близкие по языку и культуре и сохранившие, несмотря на все исторические превратности и испытания, сознание единства своего происхождения и общности своей судьбы.

Завершился процесс формирования народностей во многих странах Азии и Европы в большинстве случаев в период развитого феодализма, что было связано с ростом товарно-денежных отношений и складыванием внутреннего рынка, с постепенным преодолением раздробленности и возникновением значительных экономических и культурных центров. С переходом от феодализма к капитализму, с ликвидацией феодальной раздробленности и образованием национального рынка, с появлением экономических и культурных национальных центров народность развивалась в нацию.

Религия и церковь

Большую роль в средние века играла религиозная идеология. Различные религиозные системы и церковные организации служили одной и той же цели — укреплению господства феодалов над массами угнетённого и эксплуатируемого народа. Эту цель преследовали: буддизм в Китае, Тибете, Монголии, Индо-Китае, Японии и ряде других стран Азии; поздний брахманизм (индуизм) в Индии; ислам (мусульманство) в большей части стран Передней и Средцей Азии; христианская религия в её двух основных формах (католицизм и православие) в европейских странах, в Византии, в странах Закавказья и т. д. Ко всем этим религиозным системам в церквам при всём различай их догматики, культов и форм в большей или меньшей степени приложимы слова Энгельса о католической церкви. Она выступает в средние века, писал Энгельс, «в качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя». Во всех странах церковь была крупнейшим феодальным землевладельцем, беспощадно эксплуатировавшим труд крепостных и зависимых крестьян. В ряде стран церковное землевладение было наиболее привилегированным, а духовенство пользовалось исключительными правами. Являясь важнейшей опорой феодализма, церковные организации не во всех отношениях играли одинаковую роль в истории различных стран. Так, например, буддизм в Китае, Корее и Японии никогда не имел столь сильного политического и идеологического влияния, как католицизм в Западной Европе. К тому же в Китае буддизм не был единственной формой религиозной идеологии. Наряду с ним выступала в качестве его противника другая религия — даосизм, а также конфуцианство. Догматы (основные положения) церкви, освящающие феодальное угнетение, вызывали противодействие со стороны эксплуатируемых слоев общества. Это противодействие росло по мере развития феодализма и усиления феодальной эксплуатации и находило своё выражение в различных формах, в том числе и в многочисленных народных еретических движениях. Средневековые ереси, т. е. учения, направленные против догматов официально принятого или господствующего церковного вероучения, являлись не чем иным, как выражением социального протеста в религиозной оболочке. Многие еретические движения угнетённых крестьянских масс и горожан, особенно городской и сельской бедноты, как на Западе, так а на Востоке были одним из важных элементов революционной оппозиции феодализму.

В Западной Европе, а также и в некоторых странах Азии духовенство, пользуясь слабостью и раздробленностью феодальных государств, домогалось на разных этапах развития феодализма не только идеологического, но и политического господства. Особенно долго и упорно добивалось этого папство, ведя на протяжении нескольких столетий борьбу с европейскими государями за политическое подчинение их папскому престолу. Однако рост городов, усиление их экономическое и политического значения и укрепление централизованных феодальных государств ослабили политические и идеологические позиции церкви, главным образом в Европе и в Восточной Азии, в меньшей степени в Передней и Средней Азии. В Европе это нашло непосредственное выражение в усилении еретических движений и в подготовке предпосылок для Реформации — широкого общественного движения против католической церкви, развернувшегося в полную силу уже в XVI в.

Культура средневекового общества

С движением вперёд средневекового общества шло и развитие его культуры, которая имела определённые общие черты, как культура феодальной эпохи, и вместе с тем отличалась большим своеобразием в различных странах. Это было обусловлено не только особенностями экономического и политического развития этих стран, но и рядом других обстоятельств (естественными условиями, этническими особенностями, историческими влияниями и связями и т. п.).

И светская, и церковная феодальная культура выражала интересы господствующего класса, причём господствующее положение церкви в области идеологии, характерное для средневековья, наложило свой более или менее глубокий отпечаток (в зависимости от конкретных исторических условий развития отдельных стран) на развитие всей средневековой культуры. Церковь подчинила философию, науку, искусство и мораль богословию. Дело образования, особенно в странах Европы, в значительной степени оказалось в руках духовенства. В монастырях создавались летописи и другие памятники литературы, переписывались произведения античных авторов.

Культура феодального общества развивалась в борьбе прогрессивных и реакционных течений. Господствующий класс, создавая свою культуру, очень много заимствовал из народных источников и использовал народные таланты в своих интересах, подчиняя своей идеологии творчество народных мастеров. Народная культура, культура трудящихся масс деревни и города, непосредственно выражалась в богатейшем народном эпосе, в сказаниях, песнях, сказках, баснях и других поэтических и прозаических произведениях. Народная основа составляет наиболее сильную сторону лучших произведений средневековой литературы. Как ни скованы были творческие силы трудящихся масс в условиях феодального гнёта, художественный гений народа проявился и в таких областях средневековой культуры, как театр, музыка, архитектура, живопись и скульптура. О неиссякаемых родниках народного творчества, творчества средневековых крестьян и ремесленников, свидетельствует самобытное и яркое прикладное искусство стран Азии (в частности, Китая и Индии), европейских стран и стран Северной Африки.

Гнёт религиозной идеологии, подавление всякой живой и свободной мысли, преследование научных знаний, не согласуемых с учением церкви, наносили большой вред развитию культуры. Подлинные научные знания пробивали себе дорогу только в упорной и длительной борьбе с церковным мировоззрением.

В Италии в XIV в. началось так называемое Возрождение (Ренессанс) — новый важный этап в развитии культуры, возникла новая идеология, новое мировоззрение — гуманизм. Идеология гуманизма была направлена против гнёта церковной схоластики, против церковного мировоззрения вообще. Духовной диктатуре церкви, феодально-церковному мировоззрению деятели Возрождения противопоставляли светское мировоззрение, светскую культуру, радостное и светлое реалистическое искусство, научные знания, основанные на опыте, на изучении природы.

В истории средневековой культуры были свои периоды подъёма и упадка, наряду с передовым и прогрессивным было немало мрачного и реакционного, но в общем своём развитии средневековая культура была значительным шагом вперёд. Она обогатила человечество новыми материальными и духовными ценностями. История средневековой культуры знает немало выдающихся писателей и художников, учёных, философов и публицистов, деятельность которых имела глубоко прогрессивное значение и сыграла крупную роль в культурном развитии человечества.

* * *

Таковы основные проблемы феодализма, рассмотренные в III томе «Всемирной истории». Позиции историков-марксистов в этих вопросах принципиально отличны от методологических позиций буржуазных историков, стоящих на идеалистической точке зрения.

Несомненно, буржуазные историки внесли значительный вклад в изучение средневековья (накопление и систематизация огромного фактического материала, многие важные наблюдения и обобщения, касающиеся исторических событий). Однако нельзя согласиться с господствующим в буржуазной историографии пониманием сущности феодализма как системы политических учреждений и правовых норм, существующей в самые различные исторические периоды (безотносительно к социально-экономическим условиям развития общества), а не как определённого способа производства. Так, эти ученые находят феодализм и на древнем Востоке (в Египте и Месопотамии) и в древней Греции. С неправильным пониманием феодализма связано и обычное для буржуазной историографии отрицание неизбежности социальной революции при нереходе от одного классового общественного строя к другому. Широко распространённым является искажающее исторические факты представление о переходе от античности к средневековью как о непрерывном, чисто эволюционном процессе, незнающем социальных потрясений и переворотов.

Игнорируя подлинную основу общественных отношений (в том числе политических и правовых), а именно развитие материальных производительных сил, которым соответствуют определённые производственные отношения, буржуазные историки закрывают себе путь к пониманию закономерностей развития общества в эпоху феодализма и фактически отказываются от какой-либо научной её периодизации. С идеалистическим пониманием феодализма связано и обычное для буржуазных историков отрицание классовой борьбы в период средневековья, игнорирование роли народных масс как решающей силы общественного прогресса и одновременно переоценка значения отдельных исторических личностей (императоров, королей, полководцев). Само феодальное государство рассматривается буржуазными историками как орган, стоящий над обществом и обеспечивающий в нём «социальный мир», что полностью противоречит конкретной исторической действительности.

Отрицая объективную закономерность исторического развития, сторонники идеалистического понимания истории неизбежно приходят к модернизации прошлого. Одни буржуазные учёные, вопреки историческим фактам, утверждают, что в период раннего средневековья существовал «аграрный капитализм», другие оперируют термином «городское хозяйство» как внеисторической категорией и т. д. Товарно-денежные отношения эпохи феодализма, связанные с ростом средневековых городов, эти учёные отождествляют с капиталистическими, а в связях феодального поместья с рынком усматривают черты капиталистического предпринимательства.

Считая феодальную формацию прогрессивной ступенью в развитии человеческого общества, советские историки решительно отвергают апологетические оценки средневековья и, в частности, восхваление якобы благодетельной роли, которую играли религиозные идеи и всевозможные церковные учреждения в средние века. Объективная историческая наука не может умалчивать ни о жесточайшем духовном гнёте, которому подвергались народные массы в эпоху феодализма, ни об их непрерывной борьбе против духовного порабощения.

***

В III томе принято следующее расположение материала: том начинается с истории Китая, Индии и других стран Азии, а не с истории стран Западной Европы. Это объясняется тем историческим фактом, что в Азии, и прежде всего в Китае, феодализм возник и начал развиваться раньше, чем в странах Европы (см. I и II части тома). Китай, Индия и некоторые другие страны Азии шли в своём развитии впереди европейских стран и в период развитого феодализма, точнее в первые столетия этого периода, вплоть до XIII в., т. е. до начала монголо-татарских вторжений. Поэтому и в III части тома сохраняется в общем тот же порядок изложения, что и в двух его первых частях. IV часть тома посвящена имевшей всемирно-историческое значение борьбе народов Азии и Восточной Европы с монгольскими завоевателями. Что же касается изложения материала в V части тома, то в отличие от предшествующих частей она начинается с истории стран Западной Европы, ушедших в своём развитии в XIV—XV вв. вперёд по сравнению с другими странами.

Таким образом, последовательность в изложении истории стран Азии, Европы и Северной Африки, соблюдаемая в данном томе «Всемирной истории», обусловлена реальным ходом исторического развития этих стран на протяжении всего рассматриваемого в томе периода, т. е. от начала феодальной эпохи до конца XV в.

Необходимо отметить, что в процессе создания большого коллективного труда, каким является III том, охватывающий всемирную историю на протяжении более чем тысячелетнего периода, выявились отдельные, ещё недостаточно изученные исторические проблемы, по которым нет окончательных выводов в нашей науке. К их числу относятся вопросы о времени зарождения феодальных отношений у арабов, о социальной основе первоначального ислама, о времени победы феодального способа производства в Византии, о характере политических объединений на Руси до образования Древнерусского государства с центром в Киеве и целый ряд других. Требуют также дальнейшего исследования проблема возникновения феодального города в разных странах, особенно в странах Азии и Северной Африки, вопрос о роли кочевников в феодальных обществах средневековья, проблема формирования и развития народностей и др. Над разрешением всех этих вопросов продолжают работать советские историки.

***

Текст тома написан: Введение — В. В. Бирюковичем и Я. А. Левицким; гл. I, II и III — Н. И. Конрадом; гл. IV — А. М. Осиновым; гл. V: раздел 1 — Е. М. Штаерман, разделы 2 и 3 — Н. А. Сидоровой (за исключением подраздела «Древние славяне», написанного 3. В. Удальцовой, и подразделов «Христианская церковь» и «Культура Западной Римской империи», написанных Е. М. Штаерман), раздел 4— 3. В. Удальцовой; гл. VI — А.Ю.Якубовским; гл. VII — Е. А. Беляевым и А. Ю. Якубовским; гл. VIII: раздел 1 — А. Ю. Якубовским, раздел 2 — И. П. Петрушевским; гл. IX — Н. А. Сидоровой; гл. X: раздел 1 — Н. А. Сидоровой, разделы 2 и 3 — A. И. Неусыхиным, раздел 4 — О. Л. Вайнштейном; гл. XI — Я. А. Левицким; гл. XII — А. И. Неусыхиным (за исключением подраздела «Арабское владычество в Испании в VIII—XI вв.», написанного И. П. Петрушевским); гл. XIII — 3. В. Удальцовой; гл. XIV: раздел 1 — 3. В. Удальцовой, раздел 2 — А. И. Неусыхиным, раздел 3 — М. М. Смириным, раздел 4 — В. Д. Королюком и 3. В. Удальцовой; гл. XV: раздел 1 — Б. А. Рыбаковым, раздел 2 — В. Т. Пашуто (за исключением подраздела «Культура древней Руси», написанного Н. Н. Ворониным и В. Т. Пашуто); гл. XVI — С. Д. Сказкиным и М. М. Шейнманом; гл. XVII, XVIII и XIX — Н. И. Конрадом; гл. XX — А. М. Осиновым; гл. XXI — Я. А. Левицким; гл. XXII — Н. А. Сидоровой (за исключением подраздела «Сирия и Палестина в XI в.», написанного И. П. Петрушевским); гл. XXIII — Н. А. Сидоровой; гл. XXIV — Я. А. Левицким; гл. XXV — А. И. Неусыхиным; гл. XXVI: раздел 1 — А. И. Неусыхиным, раздел 2 — М. М. Шейнманом; гл. XXVII — А. И. Неусыхиным; гл. XXVIII — 3. В. Удальцовой; гл. XXIX: раздел 1 — М. М. Смириным, раздел 2 — В. Д. Королюком и 3. В. Удальцовой; гл. XXX — М. М. Смириным; гл. XXXI — А. П. Левандовским и И. И. Орликом; гл. XXXII — В. Т. Пашуто; гл. XXXIII: раздел 1 — А. Ю. Якубовским, раздел 2 — И. П. Петругаевским; гл. XXXIV — И. П. Петрушевским; гл. XXXV — Н. И. Конрадом, И. П. Петрушевским и А. Ю. Якубовским; гл. XXXVI: разделы 1, 2, 3, 4, 5, 7 — Н. И. Конрадом, раздел 6 — А. М. Осиновым; гл. XXXVII: раздел 1 — А. Ю. Якубовским, разделы 2 и 3 — И. П. Петрушевским; гл. XXXVIII — В. Т. Пашуто; гл. XXXIX — B. И. Рутенбургом (за исключением подраздела «Начало разложения цехового строя», написанного Я. А. Левицким, подразделов «Раннее Возрождение. Развитие знаний, основанных на опыте» и «Гуманистическая идеология и ей характерные черты», написанных С. Д. Сказкиным, и подразделов «Данте», «Джотто», «Франческо Петрарка», «Джованни Боккаччо», «Дальнейшее развитие гуманизма в XV в.», «Итальянское искусство XV в.» и «Культура Флоренции XV в.», написанных А. А. Губером); гл. XL — Н. А. Сидоровой; гл. XLI — Е. А. Косминским (за исключением подраздела «Развитие литературы», написанного Я. А. Левицким); гл. XLII — М. М. Смириным; гл. XLIII — А. С. Каном; гл. XLIV: раздел 1 — Б. Т. Рубцовым и М. М. Смириным, раздел 2 — В. Д. Королюком и 3. В. Удальцовой; гл. XLV — С. Д. Сказкиным; гл. XLVI и XLVII — И. П. Петрушевским; гл. XLVIII: разделы 1 и 4 — 3. В. Удальцовой, раздел 2 — М. М. Смириным, раздел 3 — А. П. Левандовским и И. И. Орликом; гл. XLIX и L — Л. В. Черепниным.

Редколлегия тома приносит свою глубокую благодарность историкам Китайской Народной Республики, Чехословацкой Республики, Народной Республики Болгарии, Венгерской Народной Республики и Народной Республики Румынии за присланные ими замечания, оказавшие редколлегии большую помощь при работе над текстом.

При подготовке тома к печати были использованы материалы Б. Т. Горянова по истории христианской церкви и культуры Западной Римской империи (гл. V), Е. Э. Липшиц по истории Византии IV—VI вв. (гл. V), И. Я. Златкина по истории монголов (гл. XXXV) и В. П Шушарина по истории Словакии (гл. XLVIII).

Кроме того, была использована консультация Б. В. Веймарна (по истории культуры Средней Азии), А. А. Губера (по истории культуры Западной Европы), О. Н. Глухарёвой (по истории культуры Китая и Японии), С. И. Тюляева (по истории культуры Индии), А. Г. Подольского (по истории культуры Ирана), В. В. Шлеёва (по истории культуры Закавказья), И. С. Миллера (по истории западных славян).

Редакционная коллегия приносит большую благодарность всем вышеуказанным лицам, а также всем тем специалистам, рецензии, замечания и предложения которых оказали большую помощь при редактировании тома. Особую благодарность за это редколлегия тома приносит А. Ц. Мерзону. Редколлегия выражает свою благодарность Е. В. Козаковской, ряд замечаний которой был использован при работе над текстом тома.

Подбор иллюстраций к главам I—V, VII, IX—XIV, XVI—XXXI, XXXVI, XXXIX—XLVIII осуществлён С. М. Драбкиной; к главам VI, VIII, XV, XXXII, XXXIII, XXXV, XXXVII, XXXVIII, ХLIХ и L — Н. А. Баклановой; к главе XXXIV — Н. А. Баклановой и С. М. Драбкиной.

Кроме того, в том включены иллюстрации, присланные из Китайской Народной Республики, Германской Демократической Республики, Польской Народной Республики и Чехословацкой Республики.

Цветные иллюстрации сделаны по фотографиям С. Г. Белякова, М. Н. Засыпкина, Р. И. Мазикова.

Наблюдение за подготовкой иллюстраций к печати проводилось Е. П. Зенкевич при участии Н. А. Баклановой и Н. В. Ширяевой.

Библиография составлена по материалам авторов тома и подготовлена к печати Т. С. Осиновой. Общий раздел библиографии подготовлен А. А. Крушинской. Консультация и методическое руководство при составлении библиографии осуществлялись Фундаментальной библиотекой общественных наук Академии наук СССР в лице К. Р. Симона и Н. А. Баумштейн.

Хронологическая таблица составлена Т. С. Осиновой, указатели — Н. В. Ширяевой.

Карты составлены Б. Г. Галковичем, И. А. Голубцовым и А. П. Левандовским. При составлении карты «Столетняя война (1337—1453 гг.)» были использованы материалы Р. Г. Осиновой.

Редактирование карт проведено Б. Г. Галковичем.

Научно-вспомогательная и организационная работа по тому проведена Е. А. Жаботинской.

назад содержание далее

Предлагаем у нас купить диплом в тюмени на сайте по желанию заказчика, недорого.






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"