[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



назад содержание далее

Глава XV. Разложение первобытно-общинного строя и развитие феодальных отношекний у восточных славян. Киевская Русь (VI — начало XII в.)

На протяжении VI—IX вв. у восточных славян шёл процесс классообразования и создания предпосылок феодализма. В IX в. в результате многовекового развития восточнославянского общества образовалось раннефеодальное государство Русь с центром в Киеве. Постепенно в Киевской Руси объединились все восточнославянские племена.

1. Образование Древнерусского государства с центром в Киеве

Значение периода с VI по IX в. в истории восточного славянства

В истории средневековой Европы до X в. было два момента, когда судьбы славян вошли в особенно тесное соприкосновение с судьбами других европейских народов и государств. Первый раз это произошло в VI в. н. э., в ту бурную эпоху, когда молодые народы Европы, у которых ещё господствовал общинный строй, обрушились на Восточную Римскую империю, ускоряя там процесс развития феодализма. Второй раз славяне вышли на международную арену в IX в., когда Византия уже была феодальным государством, а в Западной Европе сложилась феодальная империя Каролингов. Крупнейшими из славянских государств, образовавшихся в это время, являлись Великоморавская держава (правда, просуществовавшая недолго) и Киевская Русь, в составе которой уже в середине IX в. половина восточнославянских племён была объединена вокруг «матери городов русских», как называет русская летопись Киев.

Русь в конце X - начале XII в. (980-1125 гг.)
Русь в конце X - начале XII в. (980-1125 гг.)

Длительная борьба европейских государств против набегов норманнов, авар, венгров и печенегов не могла заслонить от современников рождения в Восточной Европе нового феодального государства — Киевской Руси. О нём заговорили в Константинополе и в Риме, императоры заключали с ним договоры, миссионеры торопились приобщить его к христианству, а купцы — завязать с ним торговые связи. Багдадские халифы интересовались путями на Русь и русскими товарами. Учёные-географы Египта, Средней Азии и Ирана составляли описания Руси.

Время с VI по IX в.— это ещё последняя стадия первобытно-общинного строя, время классообразования и незаметного на первый взгляд, но неуклонного роста предпосылок феодализма. К сожалению, этот период не освещён источниками на всём своём протяжении. Византийские, арабские и др. иноземные источники содержат данные, характеризующие только начало и конец этого процесса — бурное начало, когда славянская племенная знать впервые получила материальную возможность организовать далёкие походы, и время образования раннефеодального государства. Точно так же и русские источники дают материал для характеристики событий тех же двух столетий (VI и IX) русской истории.

Русская земля в VI—VII вв.

Ценнейшим памятником, содержащим сведения о начале Русского государства, является летописный свод «Повесть временных лет, откуда пошла Русская земля и кто в Киеве начал первый княжить и откуда Русская земля стала», составленный, по всей вероятности, киевским монахом Нестором около 1113 г. Нестор использовал более ранние русские летописи, народные сказания, памятники византийской и западнославянской письменности. Он производил и специальные изыскания по некоторым вопросам русской истории.

Дошедшая до нас редакция труда Нестора, в которой имеется ряд позднейших переработок, тенденциозных искажений и наслоений, сохранила и первоначальный текст «Повести временных лет», свидетельствующий об интересной попытке летописца XII в. ответить на вопрос, как возникло Русское государство («как стала Русская земля»). Начав свой рассказ, как и все средневековые историки, со всемирного потопа, Нестор повествует о расселении в древности западных и восточных славян в Европе. Он делит восточнославянские племена на две группы, уровень развития которых, согласно его описанию, был неодинаков. Одни из них жили, по его выражению, «зверинским образом», сохраняя черты родового строя: кровную месть, пережитки матриархата, отсутствие брачных запретов, «умыкание» (похищение) жён и т. д. Этим племенам Нестор противопоставляет полян, в земле которых был построен Киев. Поляне — это «смысленные мужи», у них уже утвердилась патриархальная моногамная семья и, очевидно, изживалась кровная месть (они «отличаются кротким и тихим нравом»).

Археологическая карта II—V вв. н. э. тех земель, которые называет Нестор, позволяет нам поверить рассказу летописца. Во-первых, описанный им погребальный обряд — захоронение остатков сожжённого трупа в урнах и в столпах-домовинах (наземных сооружениях)— находит полное соответствие в обряде захоронения, о котором свидетельствуют так называемые поля погребальных урн. Во-вторых, жившие в лесных областях древляне (на правобережье Днепра), радимичи (по реке Сожу) и вятичи (по реке Оке) действительно обладали в то время более низкой культурой, чем поляне. Земля полян в известной мере совпадает с областью распространения во II—V вв. черняховской культуры, носители которой в своём развитии уже подошли к последней грани первобытно-общинного строя, а, может быть, кое-где и перешагнули через неё.

Далее Нестор повествует о том, как был создан город Киев. Княживший там князь Кий, по рассказу Нестора, приезжал в Константинополь в гости к императору Византии, который принял его с большими почестями. Возвращаясь из Константинополя, Кий построил город на берегу Дуная, предполагая обосноваться здесь надолго. Но местные жители враждебно отнеслись к нему, и Кий вернулся на берега Днепра.

Из сочинения византийского историки Прокопия Косарийского известно, что император Юстиниан I (527—565) пригласил к себе на службу одного антского князя и поручил ему защиту крепости на Дунае. Однако этот пришлый антский князь скоро был вынужден под давлением окрестных племён оставить город. Рассказы Прокопйя и Нестора очень близки между собой.

Таким образом, первым историческим событием на пути создания Древнерусского государства Нестор считал образование княжества полян в Среднем Приднепровье. Сказание о Кии и его двух братьях распространилось далеко на юг и было занесено даже в Армению. Неизвестно, существовал ли действительно князь по имени Кий или это только эпическое имя, образованное от города Киева и относящееся к какому-то князю, жившему приблизительно во времена Юстиниана. Но несомненно, что киевский летописец уловил очень важный рубеж в истории восточного славянства, отметив складывание союзов племён, появление князей, повелевавших значительными массами соплеменников, строительство крепостей — градов, из которых впоследствии развились феодальные замки или города.

Ту же картину рисуют нам и другие византийские писатели VI в. Они отмечают, во-первых, изменение славянских племенных имён, отражавшее перегруппировки племён в период создания их союзов. Во-вторых, византийские авторы говорят о появлении среди антов предводителей вроде Мезамира, сына Идарисия, опасных для Византии тем, что они могли объединить и возглавить «бесчисленные племена» антов. Известен ряд славянских князей, которых византийцы привлекали на свою службу и назначали полководцами, начальниками эскадр и пограничных областей.

В царствование Юстиниана I огромные массы славян продвинулись к северным рубежам Византийской империи. Они переходили Дунай, преодолевали линии пограничных укреплений и отвоёвывали у империи плодородные балканские земли. Византийские историки красочно описывают вторжение в пределы империи славянских войск, уводивших пленных и увозивших богатую добычу, заселение империи славянскими колонистами. Появление на территории Византии славян, у которых господствовали общинные отношения, содействовало изживанию здесь рабовладельческих порядков и развитию Византии по пути от рабовладельческого строя к феодализму.

Успехи славян в борьбе с могущественной Византией свидетельствуют о сравнительно высоком для того времени уровне развития славянского общества: уже появились, очевидно, материальные предпосылки для снаряжения значительных военных экспедиций, а строй военной демократии позволял объединять крупные массы славян. Далёкие походы содействовали усилению власти князей и в коренных славянских землях, где создавались племенные княжения.

Византийские писатели упоминали о славянах лишь в тех случаях, когда они появлялись у границ империи или когда императорские войска выжигали славянские деревни в пограничных землях; жизнь внутренних областей Восточной Европы им была неизвестна. Исключительно важным источником является географическое описание южнорусских степей и более северных областей, сделанное в середине VI в. безымённым сирийским автором. Перечислив ряд кочевых племён, этот сириец упомянул и народ «рос», народ богатырей, который он противопоставил кочевникам. Судя по географическим данным указанного источника, этот «народ» должен быть помещён где-то на север от степей, возможно в Среднем Приднепровье, в бассейне реки Роси, название которой может быть связано с именем рос.

Давно уже замечено, что в русских летописях XII в. слова «Русская земля» употребляются в двух значениях: во-первых, для наименования всех восточнославянских земель, а во-вторых, только применительно к очень ограниченной территории Среднего Приднепровья, включающей в себя Киев, бассейн реки Роси и лесостепную зону на левом берегу Днепра вплоть до Курска. Выделение указанной территории, надо думать, восходит к сравнительно древним временам. Археологические данные показывают, что именно на этой территории в VI—VII вв. были распространены серебряные украшения и поясные наборы особого типа. Полное совпадение основной области распространения этой культуры с Русской землёй, о которой говорят летописцы, позволяет считать её территориальным ядром будущего Древнерусского государства. Во всяком случае эти археологические данные вполне подтверждают слова Нестора о том, что ядро будущей Киевской Руси начало складываться на берегах Днепра тогда, когда славянские князья совершали походы в Византию и на Дунай, во времена, предшествующие нападениям хазар (VII в.).

Очевидно, русь (по Нестору «поляне, ныне называемые русью») стояла во главе племенного союза, сложившегося в Среднем Поднепровье, её имя постепенно вытеснило имена других племён и распространилось уже в VI—VII вв. почти на всю лесостепную полосу Восточной Европы, занятую славянскими земледельческими и оседавшими на земле неславянскими кочевыми племенами.

Создание значительного племенного союза в южных лесостепных областях облегчало продвижение славянских колонистов не только в юго-западном (на Балканы), но и в юго-восточном направлении. Правда, степи были заняты различными кочевниками: болгарами, аварами, хазарами, но славяне Среднего Приднепровья (Русской земли) сумели, очевидно, и оградить свои владения от их вторжений, и проникнуть в глубь плодородных чернозёмных степей. О славянах на Дону сообщают арабские авторы, повествуя о походе одного из Омейядов — арабского полководца Мервана на Хазарию около 737 г. Хазары господствовали на Нижней Волге, на Дону, на Северном Кавказе. Мерван во главе 150-тысячного войска перешёл Кавказские горы и обрушился на хазар. Захватив хазарские города Семендер и Дайду (близ Ергеней), Мерван прошёл на «Славянскую реку» — Нижний Дон — и взял там в плен 20 тыс. оседлых славянских семей.

В VII—IX вв. славяне жили и в восточной части хазарских земель, где-то в Приазовье, участвовали совместно с хазарами в военных походах, нанимались на службу к кагану (хазарскому правителю).

На юге славяне жили, очевидно, островками среди других племён, постепенно ассимилируя их, но в то же время и воспринимая элементы их культуры. Так, от скифо-сарматских племён в русский язык вошли отдельные слова, а в русскую языческую религию — некоторые мифологические образы.

О связях Среднего Приднепровья с Прибалтикой и Поволжьем говорят археологические данные. Предметы одежды и украшения VI—VII вв., характерные главным образом для бассейна Роси, встречаются на Оке в тех местах, где позднее возникли на территории поселения мордвы и муромы города Рязань и Муром. Такие же вещи обнаружены и на Верхнем Днепре близ Смоленска, в земле кривичей, на пути «из варяг в греки». На следующем звене этого пути, на южном берегу Ильменя, в земле новгородских словен, появился город, вошедший в летопись под именем Старая Руса, принадлежавший впоследствии новгородским князьям.

Таким образом, княжество полян-руси, с которого летописец начинает историю русской государственности, не только объединило славян Среднего Приднепровья, но и установило какие-то неясные для нас пока связи с другими славянскими и финно-угорскими племенами.

Социально-экономическое развитие восточных славян в VI — IX вв.

На протяжении VI—IX вв. росли производительные силы, видоизменялись родо-племенные институты, шёл процесс классообразования. В качестве важнейших явлений в жизни восточного славянства на протяжении VI—IX вв. следует отметить развитие пашенного земледелия и выделение ремесла; распад родовой общины как трудового коллектива и выделение из неё индивидуальных крестьянских хозяйств, образующих соседскую общину, рост частной земельной собственности и формирование классов; превращение племенного войска с его оборонительными функциями в дружину, господствующую над соплеменниками; захват князьями и знатью племенной земли в личную наследственную собственность и использование ими родо-племенных органов управления в целях упрочения своей власти над рядовыми общинниками, уже утратившими родовую сплочённость.

Материалы сравнительного языкознания свидетельствуют, что земледелие издавна было основой хозяйства славян. Археологические данные о земледелии пока немногочисленны, но и они подтверждают господство земледелия в экономике восточных славян и знакомят нас с формами земледельческих орудий и видами сельскохозяйственных культур (рожь, пшеница, ячмень, овёс, горох, лён и др.). Первое письменное свидетельство об озимых посевах относится к середине X в. Арабский писатель Ибрахим ибн Якуб говорит: «... они (славяне) сеют в два времени года — летом и весною — и пожинают две жатвы». Общие для славянских языков слова «яр», «ярина» и «озимь», «озимина» позволяют предполагать, что чередование озимых и яровых посевов в сельском хозяйстве славян применялось значительно раньше.

Наряду с земледелием у славян получило развитие скотоводство. В их хозяйстве разводились лошади, коровы, овцы, свиньи и пр. Распространёнными промыслами были охота, рыболовство и бортничество.

К IX в. повсеместно на территории расселения восточных славян (включая и малоплодородную Новгородскую область) образовалась значительная площадь расчищенных от леса старопахотных земель, свидетельствовавшая о дальнейшем развитии производительных сил при феодализме. С каждым столетием сокращалась роль примитивной и трудоёмкой подсечной формы земледелия и неразрывно связанного с ней коллективного труда и хозяйства членов родовых общин.

Объединением небольших родовых общин, для которого характерно известное единство культуры, являлось древнеславянское племя. Таких племён, имена которых уже забыты, было на всей русской равнине, вероятно, 100—200. Каждое из этих племён собирало народное собрание (вече). Постепенно усиливалась власть племенных князей. Развитие межплеменных связей, оборонительные и наступательные союзы, организация совместных походов и, наконец, подчинение сильными племенами своих более слабых соседей — всё это приводило к укрупнению племён, к объединению их в более значительные группы. Русский летописец Нестор не знал мелких восточнославянских племён, а говорил только о крупных их объединениях: радимичах, кривичах, Древлянах, вятичах.

Описывая время, когда происходил переход от родо-племенных отношений к государству, Нестор отмечает, что в различных восточнославянских областях были «свои княжения». Это подтверждается и данными археологии. По особенностям погребального обряда можно судить о границах территорий, которые занимали как небольшие племена, так и обширные племенные союзы.

Образование раннефеодального государства, постепенно подчинившего себе все восточнославянские племена, стало возможным лишь тогда, когда несколько сгладились различия между югом и севером с точки зрения условий ведения сельского хозяйства, когда и на севере оказалось достаточное количество распаханных земельных пространств и потребность в тяжёлом коллективном труде по подсеке и корчёвке леса значительно уменьшилась. Вследствие этого произошло выделение крестьянской семьи как нового производственного коллектива из патриархальной общины.

О сдвигах в социально-экономических отношениях к IX — X вв. свидетельствуют изменения в характере погребальных обрядов и форм поселений, наблюдаемые почти во всех славянских землях. Там, где были коллективные родовые усыпальницы, появляются индивидуальные или парные погребения под небольшой курганной насыпью. Это означает, что отдельные семьи повсеместно выделились как производственные единицы, разорвав древние родовые связи. Этот общий процесс мог быть только отражением новых явлений во внутренней жизни славян — возникновения сельских соседских общин и постепенного перехода к феодализму. Среди археологических памятников IX в. встречаются городища со многими сотнями изб. Это поселения широко разросшихся сельских общин.

Нарушение родовой сплоченности, уход отдельных смердов (крестьян) из общины в неукреплённые починки и заимки, разумеется, ослабляли их сопротивляемость напору дружинников и способствовали прямому подчинению или экономическому закабалению этих смердов.

Возможно, что одним из первых видов эксплуатации у восточных славян, как и у других народов, была эксплуатация рабов. Но, хотя рабы и работали в феодальных усадьбах на Руси, рабовладение не стало здесь основой производственных отношений. Разложение первобытно-общинного строя у восточных славян происходило в то время, когда рабовладельческий строй уже изжил себя во всемирно-историческом масштабе. В процессе классообразования Русь пришла к феодализму, минуя рабовладельческую формацию.

Князь принимающий дань. Миниатюра из Радзивиловской летописи. XV в.
Князь принимающий дань. Миниатюра из Радзивиловской летописи. XV в.

В IX—X вв. формируются антагонистические классы феодального общества. Повсеместно увеличивается количество дружинников, усиливается их дифференциация, идёт выделение из их среды знати — бояр и князей.

Известно большое количество дружинных курганов, в которых зарыты оружие и дорогие вещи. Наибольший интерес представляют курганы, находящиеся вокруг больших городов, будущих княжеских столиц — Киева, Чернигова, Смоленска, Суздаля и др. Городские кладбища насчитывают иногда по нескольку тысяч могильных насыпей. По богатству положенных с покойниками вещей и по размерам курганов можно разделить их на три группы: курганы простых дружинников, бояр и князей. В курганах двух последних групп встречаются наборы разнообразного оружия и доспехов, серебряные и золотые вещи, дорогие привозные сосуды, остатки сожжённых рабынь и рабов. Для княжеских курганов характерно наличие предметов языческого культа — жертвенных ножей, идолов, священных турьих рогов. Отсюда видно, что князья совмещали функции светских владык и верховных жрецов. Княжеские и боярские курганы представляли собой огромные земляные холмы, для насыпки которых требовался труд многих тысяч крестьян.

Интересную картину представляют, например, черниговские курганы. В окрестностях древнего города Чернигова имеется несколько отдалённых друг от друга дружинных кладбищ, на которых находятся погребения рядовых воинов, и несколько крупных боярских курганов с захороненными в них ценными вещами. Очевидно, часть дружины и боярства жила в самом городе близ князя, а некоторые бояре со своими воинами проживали в загородных сёлах, возможно, являвшихся их вотчинами.

Таким образом, на основании анализа погребальных памятников IX—X вв. можно сделать вывод о наличии в это время классового расслоения общества и об использовании господствующим классом феодалов труда зависимых крестьян.

К IX в. у славян получило значительное развитие ремесло. Кузнецы научились изготовлять не только железо, но и высококачественную сталь. Появились серебряных дел мастера, гончары и ремесленники ряда других специальностей. Важным в истории возникновения феодализма является вопрос о времени появления на Руси городов, но он не решён ещё в полной мере историками. В условиях родо-племенного строя существовали определённые центры, где собирались племенные веча, выбирался князь, совершалась торговля, производились гадания, решались судебные дела, приносились жертвы богам и отмечались важнейшие даты года. Иногда такой центр становился средоточием важнейших видов производства. В древнем Пскове, например, археологами обнаружено много железоплавильных горнов.

Большинство этих древних центров превратилось позднее в средневековые города. В IX—X вв. феодалы создали ряд новых городов, служивших как целям обороны от кочевников, так и целям господства над закрепощаемым населением. В городах концентрировалось и ремесленное производство. Старое название «град», «город», обозначавшее укрепление, стало применяться уже к настоящему феодальному городу с детинцем-кремлём (крепостью) в центре и обширным ремесленно-торговым посадом.

При всей постепенности и медленности процесса феодализации можно всё же указать определённую грань, начиная с которой имеются основания говорить о феодальных отношениях на Руси. Этой гранью является IX столетие.

Сведения восточных авторов, восходящие в своём большинстве к источникам IX в., дополняют данные археологии. Из арабских, среднеазиатских и персидских сочинений мы узнаём о том, что славяне занимались земледелием, что у них достигло значительных размеров бортничество (у одного владалывд, было до сотни ульев). Особенно интересны данные о социальных отношениях у восточных славян. «У русов существует класс рыцарей»,— сообщает безымённый среднеазиатский географ. Другие авторы говорят о делении славян на простых и знатных, о князе, собирающем дань, творящем суд, имеющем в своём подчинении «правителей отдалённых областей», распоряжающемся конницей.

Часть крестьян, как можно полагать на основании более поздних известий, эксплуатировалась князьями путём взимания дани, часть вносила оброк боярам и дружинникам или выполняла на их землях барщинные работы. Из источников можно вынести совершенно определённое впечатление, что в IX в. у восточных славян уже образовалось феодальное государство.

Образование Древнерусского государства в IX в.

Объединённые в единое государство земли восточнославянских племён получили название Руси. Доводы историков-«норманнистов», пытавшихся объявить создателями Древнерусского государства норманнов, называвшихся тогда на Руси варягами, неубедительны. Эти историки заявляли, что под Русью летописи подразумевали варягов. Но как уже было показано, предпосылки для образования государств у славян складывались на протяжении многих веков и к IX в. дали заметный результат не только в западнославянских землях, куда никогда не проникали норманны и где возникла Великоморавская держава, но и в землях восточнославянских (в Киевской Руси), где норманны появлялись, грабили, уничтожали представителей местных княжеских династий и иногда сами становились князьями. Очевидно, что норманны не могли ни содействовать, ни серьёзно мешать процессу феодализации. Название же Русь стало употребляться в источниках применительно к части славянства за 300 лет до появления варягов.

Известны две формы этого слова — «рос» и «рус». Древнейшие памятники предпочитают первую форму «росские письмена», «Правда росьская»), в византийских источниках сохранились — оба наиболее архаичные названия. Впервые упоминание о народе рос встречается в середине VI в., когда сведения о нём достигли уже Сирии. Поляне, называемые, по словам летописца, русью, становятся основой будущей древнерусской народности, а их земля — ядром территории будущего государства — Киевской Руси. Как протекал процесс объединения славянских и неславянских племён вокруг Руси, в точности не известно. По счастью, в «Повести временных лет», первоначальный текст которой, составленный Нестором, был искажён последующими авторами, среди известий, принадлежащих Нестору, уцелел один отрывок, в котором описывается Русь до появления там варягов. «Вот те славянские области, — пишет Нестор, — которые входят в состав Руси: поляне, древляне, дреговичи, полочане, новгородские словене, северяне...». Этот список включает только половину восточнославянских областей. В состав Руси, следовательно, в то время ещё не входили кривичи, радимичи, вятичи, хорваты, уличи и тиверцы. Датировать известия, содержащиеся в этом исключительно ценном отрывке, можно временем не позднее середины IX в., так как в конце IX и в X в. географические очертания Руси были, согласно той же летописи, уже иными.

Таким образом, имеются основания говорить о нескольких этапах роста территории Руси: в VI в. земля полян-руси была ограничена рамками Среднего Приднепровья, а к середине IX в. она включила целый ряд областей, в которых имелись «свои княжения». В состав Руси теперь вошла широкая полоса славянских земель от реки Роси на юге до озера Ильмень на севере. Нестор упомянул и ряд финно-угорских и балтийских племён, подвластных Руси и обязанных уплачивать ей дань.

Об этом государстве сохранился ряд сведений и в иностранных источниках, относящихся к IX в., подтверждающих и уточняющих данные Нестора.

В 839 г. послы русского «хакана» побывали у императора Людовика Благочестивого. В начале IX в. русское войско-воевало в Крыму «от Сурожа до Корчева» (от Судака до Керчи). Примерно в это же время русы совершили поход на южное побережье Чёрного моря. В середине IX в., по сообщению арабского писателя Ибн Хордадбеха, русы («племя из славян») плавали через Керченский пролив в Азовское море, поднимались Доном до его сближения с Волгой и спускались в Каспийское море, доходя сухим путём до Багдада. Другие восточные авторы различают для этого времени русов и славян, подразумевая, очевидно, под русами дружины государства Руси, а под славянами — другие славянские племена, ещё не вошедшие в состав этого государства. Первым городом Русской державы они называют Куябе — Киев.

Давно начавшаяся колонизация южных областей славянами облегчала утверждение Древнерусского государства на Чёрном море. Здесь русы приходили в столкновение с Византией, хазарами, печенегами. «Русы воюют с окрестными народами и побеждают их»,— пишет упомянутый уже среднеазиатский автор.

В 860 г. русское войско, мстя за нарушение византийцами какого-то договора и за убийство русских, осадило Константинополь и едва не взяло город. Вскоре нападения русов на Византию возобновились. После одного из таких походов византийский император направил на Русь епископа, который крестил часть русов. Степень христианизации славян в IX в. не следует преувеличивать. Тогда, очевидно, только небольшая часть дружинников приняла христианство. Но и в самом язычестве наблюдались новые явления, свидетельствующие о рождении феодального строя. Среди языческих божеств на первое место выдвинулся Перун, бог грозы, превратившийся в бога войны и покровителя дружинников.

В некоторых поздних русских летописях (например, в Никоновском своде XVI в.) сохранился текст, возможно, представляющий собой утраченную часть труда Нестора и посвящённый Руси IX столетия, до того времени, когда туда проникли варяги. В этом интересном отрывке рассказывается о киевском князе Оскольде (Аскольде), или о двух князьях — Аскольде и Дире, которые, как можно предполагать, не были варягами. Славянский князь Дир известен и арабскому автору X в. Масуди. Когда норманны после некоторой борьбы проникли в Новгород (где захватил власть варяжский конунг Рюрик) и стали собирать дань с полочан и кривичей, киевский князь Оскольд (происходивший, вероятно, из династии Кия) организовал два похода — в Полоцкую и Кривичскую земли. Таким образом, летописи сохранили рассказ об организованном отпоре варягам со стороны Киевской Руси.

2. Древняя Русь конца IX — начала XII в.

Объединение восточнославянских земель в составе Древнерусского государства в конце IX и в X в.

Во второй половине IX в. новгородский князь Олег (по-видимому, варяг по происхождению) объединил в своих руках власть над Киевом и Новгородом. Это событие летопись датирует 882 г. Образование в результате возникновения антагонистических классов раннефеодального Древнерусского государства (Киевской Руси) было переломным моментом в истории восточных славян. Процесс объединения восточнославянских земель в составе Древнерусского государства был сложным. В ряде земель киевские князья встречали серьёзное сопротивление со стороны местных феодальных и племенных князей и их «мужей». Сопротивление это подавлялось силой оружия.

В княжение Олега (конец IX — начало X в.) уже взималась постоянная дань с Новгорода и с земель северорусских (новгородские или ильменские словене), западнорусских (кривичи) и северовосточных (где жило финское племя меря, скоро растворившееся в массе славянства). Дружины Олега ходили в землю древлян, живших по правой стороне Днепра. Олег «примучил» их (подчинил своей власти), заставив местных князей платить дань. Из Восточного Поднепровья дружины киевского князя вытеснили хазар и заняли черниговские земли северян и радимичей. Киевский князь Игорь (начало X в.— 945 г.) в результате упорной борьбы подчинил земли уличей и тиверцев. Таким образом, граница Киевской Руси была продвинута за Днестр.

Длительная борьба продолжалась с населением Древлянской земли. Игорь увеличил размеры взимавшейся с древлян дани. Во время одного из походов Игоря в Древлянскую землю, когда он решил собрать двойную дань, древляне разбили княжескую дружину и убили Игоря. В княжение Ольги (945—969), жены Игоря, земля древлян была окончательно подчинена Киеву, их столица Искоростен разрушена, местные князья и знать истреблены, а на древлян наложена дань в увеличенном размере.

Территориальный рост и укрепление Руси продолжались при Святославе Игоревиче (969—972) и Владимире Святославиче (980—1015). В состав Древнерусского государства вошли земли вятичей (по Оке). Власть Руси распространилась на Северный Кавказ. Территория Древнерусского государства расширилась и в западном направлении, включив Червенские города (названные так по городу Червену) и Карпатскую Русь.

С образованием раннефеодального государства создались более благоприятные условия для поддержания безопасности страны и её экономического роста. Но укрепление этого государства было связано с развитием феодальной собственности и дальнейшим закабалением ранее свободного крестьянства, о чём свидетельствует ряд источников. В летописях упоминаются княжеские сёла (X в.), в договорах Руси с Византией фигурируют представители феодальной знати — «князья» и «бояре». Всё это говорит о том, что шёл процесс феодализации.

Политический строй и государственный аппарат в IX — X вв. Войско

Верховная власть в Древнерусском государстве принадлежала великому киевскому князю. При княжеском дворе жила дружина, делившаяся на «старшую» (бояре, княжеские мужи) и «младшую» (гриди, отроки, детские). Княжеские дружинники принимали участие в управлении государством. Так, князь Владимир Святославич вместе с боярами обсуждал вопрос о введении христианства, о мерах борьбы с «разбоями» и решал другие дела. В отдельных частях Руси правили свои князья (например, в Древлянской земле князь Мал). Но великий киевский князь стремился заменить местных правителей своими ставленниками.

Государство содействовало укреплению господства феодалов на Руси. Аппарат власти обеспечивал поступление дани, взимавшейся деньгами и натурой (например, мехами). Единицей обложения было отдельное крестьянское хозяйство — дым, рало, плуг. Трудовое население выполняло и ряд других повинностей — военную, подводную, участвовало в постройке крепостей, дорог, мостов и т. д. Отдельные княжеские дружинники получали в управление целые области с правом взимать дань. Вначале дань собиралась во время полюдья — периодических объездов подвластных земель князем с дружиной, но затем стала вводиться постоянная военно-административная организация на местах. В середине X в. при княгине Ольге были определены размеры повинностей (даней и оброков) и установлены временные и постоянные становища и погосты, в которых производился сбор дани.

Морской поход Игоря на Константинополь в 941 г. Миниатюра из Радзивиловской летописи. XV в.
Морской поход Игоря на Константинополь в 941 г. Миниатюра из Радзивиловской летописи. XV в.

Нормы обычного права складывались у славян с глубокой древности. С возникновением и развитием классового общества и государства, наряду с обычным правом и постепенно заменяя его, появились и развивались письменные законы, охранявшие интересы феодалов. Уже в договоре Олега с Византией (911 г.) упомянут «закон русский». Сборником письменных законов является «Русская правда» так называемой «Краткой редакции» (конец XI — начало XII в.). В её составе сохранилась «Древнейшая правда», записанная, по-видимому, в начале XI в., но отразившая некоторые нормы обычного права. В ней говорится ещё о пережитках первобытно-общинных отношений, например о кровной мести. Закон рассматривает случаи замены мести денежным штрафом в пользу родственников пострадавшего (впоследствии в пользу государства).

Вооружённые силы Древнерусского государства состояли из дружины великого князя, дружин, которые приводили подчинённые ему князья и бояре, и народного ополчения (воев). Численность войска, с которым князья выступали в походы, доходила иногда до 60—80 тыс. Важную роль в вооружённых силах продолжало играть пешее народное ополчение. Использовались на Руси и отряды наёмников — кочевников степей (печенегов), а также половцев, венгров, литовцев, чехов, поляков, варягов-норманнов, но роль их в составе вооружённых сил была незначительна. Древнерусский флот состоял из судов, выдолбленных из деревьев и обшитых по бортам досками. Русские суда плавали по Чёрному, Азовскому, Каспийскому и Балтийскому морям.

Внешняя политика киевских князей X в.

Внешняя политика Древнерусского государства выражала интересы растущего класса феодалов, расширявшего свои владения, политическое влияние и торговые связи. Стремясь к покорению отдельных восточнославянских земель, киевские князья приходили в столкновение с хазарами (тюрки-кочевники, подчинившие ряд славянских племён и основавшие свое государство в низовьях Волги). Продвижение к Дунаю, стремление овладеть торговым путём по Чёрному морю и крымским побережьем приводило к борьбе русских князей с Византией, старавшейся ограничить влияние Руси в Причерноморье. В 907 г. князь Олег организовал поход морем на Константинополь. В русском флоте, по сообщению летописей, было 2 тыс. ладей, в каждой из них находилось по 40 человек. Византийцы вынуждены были просить русских о заключении мира и заплатить контрибуцию. По мирному договору 911 г. Русь получила право беспошлинной торговли в Константинополе.

В княжение Игоря были предприняты два новых похода на Византию. Во время первого похода (в 941 г.) русские прошли черноморское побережье от Босфора до Пафлагонии, но в решающей битве византийцы нанесли поражение русскому флоту, спалив часть его «греческим огнём» (горючей смесью). Второй поход (944 г.) закончился новым мирным договором, менее выгодным для Руси, чем договор 911 г.

Киевские князья предпринимали походы и в более отдалённые земли — за Кавказский хребет, к западному и южному побережьям Каспийского моря (походы 880, 909, 910, 913—914 гг.). В последнем из этих походов участвовало до 50 тыс. человек, а в море вышло до 500 кораблей. В 913 г. русскими войсками был занят один из островов близ Баку. Во время похода 944 г. русские овладели важным центром Закавказья городом Бердаа, но не могли здесь надолго закрепиться из-за сопротивления местных жителей.

Восточная политика Святослава Игоревича имела своей целью выход к морю, овладение волжским путём, укрепление в устьях Дона и расширение связей с Ираном и Средней Азией. Походы войск Святослава в 60-х годах X в. закончились подчинением Волжской Болгарии, разгромом и уничтожением хазарского каганата, занятием городов Саркела, Итиля, Семендера. Были расширены и русские владения на Северном Кавказе, подчинены земли осетин и черкесов (ясов и касогов). Власть Руси распространилась на берега Керченского пролива, где город Тмутаракань стал крупной русской гаванью. Древнерусское государство стремилось укрепиться в низовьях Дуная (в землях, население которых политически зависело от Болгарии).

В период упадка Первого Болгарского царства Византия пыталась столкнуть между собой Русь и Болгарию, которая в начале X в. нанесла Византии серьёзные поражения. Византия рассчитывала ослабить Болгарию и в то же время отвлечь внимание Руси от Херсонеса. Святослав вмешался в византийско-болгарскую борьбу, по отнюдь не в интересах византийской дипломатии, а в целях расширения владений Руси. В результате первого похода Святослава на Балканы в 968 г. его войска заняли ряд городов по Дунаю (Переяславец и др.).

Ввиду нападения печенегов на Киев войска Святослава были вынуждены вернуться из Болгарии на Русь. Во время второго похода на Балканы в 969 г. Святослав действовал уже в союзе с болгарами против Византии. Русско-болгарские войска, к которым присоединились венгры, вступили в Филиппополь (Пловдив), заняли Фракию, прошли Македонию. Лишь собрав большие силы, византийскому императору Иоанну I Цимисхию удалось взять Великую Преславу. После кровопролитной битвы у Доростола войска Святослава были вынуждены покинуть Балканы. На обратном пути князь был убит печенегами (972 г.). Неудача похода русских привела к тому, что Восточная Болгария попала под власть Византии.

Много сил требовала от Руси борьба с печенегами. Появившись в IX в. из междуречья Волги — Яика, печенеги обосновались в Северном Причерноморье, между Доном и Дунаем, нападая при поддержке Византин на русские границы. При князе Владимире Святославиче на юге; страны была возведена линия укреплений по рекам Стугне, Ирпени, Трубежу и др. и реконструированы городские укрепления Киева.

Принятие христианства

В конце X в. на Руси было официально введено христианство. Развитие феодальных отношений подготовило замену языческих культов новой религией.

Восточные славяне обожествляли силы природы. Среди почитаемых ими богов первое место занимал Перун — бог грома и молнии. Даждь-бог был богом солнца и плодородия, Стрибог — богом грозы и непогоды. Богом богатства и торговли считался Волос, творцом всей человеческой культуры — бог-кузнец Сварог.

У восточных славян имелись капища, где происходили моления и приносились жертвы идолам. Археологами открыто капище Перуна на Перыни под Новгородом. Заметную роль в общественной жизни играли кудесники-волхвы, ведуны и т. п. Существовал восходящий ещё к родовому строю культ предков. Останки умерших сжигали, и над ними насыпали курган. С развитием индивидуальной семьи вместо устройства родовых усыпальниц над каждым захоронением стал возводиться особый курган.

Христианство рано стало проникать на Русь в среду знати. Ещё в IX в. константинопольский патриарх Фотий отмечал, что Русь переменила «языческое суеверие» на «христианскую веру». Христиане были среди дружинников Игоря. Христианство приняла княгиня Ольга.

Владимир Святославич, крестившись в 987 пли в 988 г. и оценив политическую роль христианства, решил сделать его государственной религией на Руси. Принятие Русью христианства произошло в сложной внешнеполитической обстановке. В 80-х годах X в. византийское правительство обратилось к киевскому князю с просьбой о военной помощи для подавления восстаний в подвластных землях. В ответ Владимир потребовал от Византии союза с Русью, предлагая скрепить его своей женитьбой на Анне, сестре императора Василия II. Византийское правительство было вынуждено на это согласиться. Русское войско быстро ликвидировало восстание в Малой Азии, но Византия отказалась выполнить условие соглашения с Русью. Тогда Владимир двинулся в Крым, и русское войско в 989 г. заняло Херсонес. Василий II должен был уступить. После брака Владимира и Анны христианство было официально признано религией Древнерусского государства. Христианство, утверждавшее божественное происхождение власти, стало идеологическим орудием укрепления феодального строя и авторитета государства.

Церковные учреждения на Руси получили большие земельные пожалования и десятину из государственных доходов. На протяжении XI в. были основаны епископии в Юрьеве и Белгороде (в Киевской земле), Новгороде, Ростове, Чернигове, Переяславле-Южном, Владимире-Волынском, Полоцке и Турове. В Киеве возникло несколько крупных монастырей.

Народ встретил враждебно новую веру и ее служителей. Христианство насаждалось насильственно, и христианизация страны затянулась на несколько столетий. В конце XI в. во время народного восстания был убит ростовский епископ Леонтий; в середине XII в. вятичи убили киевского миссионера Кукшу. Дохристианские («языческие») культы долго продолжали жить в народной среде.

Введение христианства было прогрессом в сравнении с язычеством. Вместе с христианством русские получили некоторые элементы более высокой византийской культуры, приобщились, как и другие европейские народы, к наследию античности. Введение новой религии повысило международное значение древней Руси.

Сельское хозяйство конца X — начала XII в.

Время с конца X до начала XII в. является важным этапом в развитии феодальных отношений на Руси. Это время характеризуется постепенной победой феодального способа производства на значительной территории страны.

В сельском хозяйстве Руси господствовало устойчивое полевое земледелие. На севере основным земледельческим орудием была деревянная соха с железным наконечником, на юге — плуг и рало. Для рыхления пашни употреблялась деревянная борона. О развитом пашенном земледелии свидетельствует ремесленное производство сельскохозяйственных орудий на продажу: при раскопках обнаружены кузнечные мастерские XII—XIII вв., в которых найдены серны, косы, лемехи и т. д.

Была распространена залежная, или переложная, система земледелия, при которой земля после её вспашки в течение нескольких лет не засевалась. В то же время уже появилась и распространялась паровая зерновая система земледелия (двухполье и трёхполье). Разнообразен был состав сельскохозяйственных культур. Высевались рожь, просо, овёс, пшеница, гречиха, горох, полба, мак, лен. Из огородных культур были известны репа, капуста, бобы, лук, чеснок, хмель, из фруктовых деревьев -вишня и яблоня. Скотоводство развивалось медленнее, чем земледелие. Тягловой силой в хозяйстве служили рабочий конь и вол.

Несмотря на относительное увеличение сельскохозяйственного производства, урожаи собирались низкие (как и во всей тогдашней Европе). Частыми явлениями были недород и голод, подрывавшие крестьянское хозяйство и способствовавшие закабалению крестьян. В экономике сохраняли большое значение охота, рыболовство, бортничество. Меха белок, куниц, выдр, бобров, соболей, лисиц, а также мёд и воск шли па внешний рынок. Лучшие охотничьи и рыболовные участки, леса с бортными угодьями захватывались феодалами.

Рост феодальной собственности на землю. Организация феодальной вотчины

В XI и начале XII в. часть земли эксплуатировалась государством путём взимания с населения дани, часть земельной площади находилась в руках отдельных феодалов как имения, которые могли передаваться по наследству (впоследствии они стали называться вотчинами, и владения, полученные от князей во временное условное держание.

Господствующий класс феодалов сложился из местных князей и бояр, которые попали в зависимость от Киева, и из мужей (дружинников) киевских князей, которые получали в управление, в держание или в вотчину земли, «примученные» ими и князьями. Киевские великие князья сами имели крупные земельные владения. Раздача князьями земли дружинникам, укрепляя феодальные производственные отношения, была в то же время одним из средств, применявшихся государством для подчинения местного населения своей власти.

Феодальное владение состояло из господского двора, где находились хоромы феодала и жилые помещения его дворовой челяди, и из близлежащих земель. Во главе княжеского хозяйства стоял управляющий — огнищанин (огнище — хозяйство). В состав вотчинной администрации входили конюший, тиуны (приказчики), сельские старосты и т. д. Земельная собственность охранялась законом. За нарушение межевых знаков, определявших земельные границы, взимался штраф.

Рост боярского и церковного землевладения был тесно связан с развитием иммунитета. Земля, являвшаяся раньше крестьянской собственностью, попадала в собственность феодала «с данью, вирами и продажами», т. е. с правом сбора с населения податей и судебных штрафов за убийство (виры) и за другие преступления (npoдaвжи), а следовательно, с правом суда.

Положение крестьян.

Крестьян на Руси называли смердами, людьми, реже сябрами. Количество лично свободных смердов, плативших дань в княжескую казну, постепенно уменьшалось. С переходом земель в собственность отдельных феодалов крестьяне разными путями попадали к ним в зависимость. Одних крестьян, лишённых средств производства, землевладельцы закабаляли, используя их нужду в орудиях труда, инвентаре, семенах и т. п. Другие крестьяне, сидевшие нa земле, обложенной данью, владевшие своими орудиями производства, принуждались государством силой к переходу с землёй под вотчинную власть феодалов. По мере расширения вотчин и закабаления смердов термин челядь, ранее обозначавший рабов, стал распространяться на всю массу зависимого от землевладельца крестьянства. Смерды имели свой инвентарь (соху, рало и т. д.), у них было незначительное количество скота: лошадь, корова, две-три овцы на крестьянский двор. О юридической неполноправности смердов можно судить по тому, что штраф за их убийство так же, как за убийство холопов (рабов), составлял 5 гривен, в то время как за убийство свободного мужа взыскивался штраф в 40 гривен, а за убийство представителя феодальной аристократии — в 80 гривен. После смерти зависимого смерда, не имевшего мужского потомства, его имущество шло господину.

Крестьяне, попавшие в кабалу к феодалу, юридически оформленную особым договором — рядом, носили название закупов. Они получали от землевладельца участок земли и ссуду (купу), которую отрабатывали в хозяйстве феодала господским инвентарём. За побег от господина закупы превращались в холопов — рабов, лишённых всяких прав (за убийство холопа уплачивалась не вира, а лишь урок — вознаграждение его господину). Господин имел право бить закупа. Но закон отличал закупа от холопа. За попытку обратить закупа в холопа феодал лишался на него прав, и закуп получал личную свободу без возврата купы.

Источники не позволяют с достоверностью установить, какова была основная форма эксплуатации крестьян в феодальном хозяйстве. По-видимому, отработочная рента — барщина, полевая и замковая (строительство укреплений, мостов, дорог и т. п.), сочеталась с натуральным оброком.

Борьба крестьян против феодального гнёта

Формы социального протеста народных масс против феодального строя были разнообразны: от бегства от своего владельца до вооружённого «разбоя», от нарушения границ феодальных имений (переорания — перепахивания меж и уничтожения перетёсов, т. е. зарубок на пограничных столбах и деревьях), поджогов принадлежавших князьям бортных деревьев (с ульями диких пчёл) до открытого восстания.

Уже в договорах Руси с Византией X в, фигурирует условие о выдаче челядина, который «ускочит» от своего господина. Крестьяне боролись против феодалов и с оружием в руках. При Владимире Святославиче «разбои» (как часто называли в то время вооружённые выступления крестьян) стали распространённым явлением. В 996 г. Владимир по совету духовенства решил применять в отношении «разбойников» смертную казнь, но затем, укрепив аппарат власти и нуждаясь в новых источниках дохода на содержание дружины, заменил казнь денежным штрафом — вирой. Ещё больше внимания уделяли князья борьбе с народными движениями в XI в. Не случайно закон («Русская правда») охранял повышенной вирой жизнь представителей знати, разрешал предавать смерти («как пса») того, кто убьёт огнищанина, охраняющего княжескую собственность, и устанавливал разнообразные штрафы за убийство княжеских тиунов, старост и т. д.

Средства сопротивления феодальному гнёту давала крестьянам община (мир, вервь). Члены верви иногда брали под защиту крестьянина, входившего в её состав и совершившего преступление против феодального права, и не выдавали его, уплачивая «дикую» (коллективную) виру. Со своей стороны господствующий класс, подавляя выступления крестьянства, стремился возложить ответственность за них на общину, привлекая её, например, к поимке «разбойников».

Ремесло. Торговля. Город

Показателем сдвига в производительных силах Руси в XI — начале XII в. явилось дальнейшее развитие ремесла. В деревне, в условиях господства натурального хозяйства, изготовление одежды, обуви, утвари, земледельческого инвентаря и т. д. было домашним производством, ещё не отделившимся от земледелия. Обособились от сельского хозяйства кузнечное и в меньшей мере гончарное ремёсла. Ремесленный характер приобретали также костерезное и плотницкое дело. На Волыни целые селения изготовляли шиферные пряслица для веретён, расходившиеся по всей Руси.

С развитием феодального строя часть общинных ремесленников переходила в зависимость от феодалов, другие покидали деревню и уходили под стены княжеских замков и крепостей, где создавались ремесленные посады. Возможность разрыва ремесленника с деревней была обусловлена развитием земледелия, способного обеспечить городское население продуктами и начавшимся отделением ремесла от сельского хозяйства. Центрами развития ремесла становились города. В них к XII в. насчитывалось свыше 60 ремесленных специальностей. Значительная часть ремёсел основывалась на металлургическом производстве, уровень которого показателен для оценки развития ремесла в целом. Если в деревне доменное дело ещё не отделилось от кузнечного, то в городах в области обработки железа и стали появилось не менее 16 специальностей, обеспечивших значительный выпуск изделий. О техническом уровне металлургического производства свидетельствует применение ремесленниками сварки, литья, ковки металла, наварки и закалки стали.

Русские ремесленники XI—XII вв. производили более 150 видов железных и стальных изделяй, их продукция играла важную роль в развитии товарных связей города с деревней. Древнерусские ювелиры знали искусство чеканки цветных металлов. В ремесленных мастерских изготовлялись орудия труда (лемехи, топоры, зубила, клещи и т. д.), оружие (щиты, кольчужная броня, копья, шеломы, мечи и др.), предметы быта (ключи и т. п.), украшения — золотые, серебряные, бронзовые, медные.

В области художественного ремесла русские мастера освоили сложную технику зерни (выделки узоров из мельчайшлх зёрен металла), скани (выделки узоров из тончайшей проволоки), фигурного литья и, наконец, требующую особенного искусства технику черни (изготовление чёрного фона для узорчатых серебряных пластинок) и перегородчатой эмали. Сохранилась прекрасные изделия с инкрустациями золотом и серебром по железу и меди. Значительное развитие получили в древнерусских городах такие виды ремесла, как гончарное, кожевенное, древодельное, камнесечное, и десятки других. Своими изделиями Русь завоевала известность в тогдашней Европе. В городах ремесленники работали на заказ и на рынок. Однако общественное разделение труда в стране в целом было слабым. Деревня жила натуральным хозяйством. Продукция немногочисленных деревенских ремесленников распространялась на расстояние примерно 10—30 км. Проникновение в деревню из города мелкорозничных торговцев не нарушало натурального характера сельской экономики. Центрами внутренней торговли были города. Там имелись рынки, на которых продавались как продукты питания, так и ремесленные изделия; туда привозили свои товары иноземные купцы. Но и городское товарное производство не изменяло натурально-хозяйственной основы экономики страны.

Более развитой являлась внешняя торговля Руси. Русские купцы торговали во владениях Арабского халифата. Днепровский путь связывал Русь с Византией. Русские купцы ездили из Киева в Моравию, Чехию, Польшу, Южную Германию; из Новгорода и Полоцка — по Балтийскому морю в Скандинавию, Польское Поморье и далее на запад. В таможенном уставе X в. города Раффельштеттена (Германия) упоминаются славянские купцы. Вывозилось из Руси главным образом сырьё. С развитием ремесла увеличился вывоз ремесленных изделяй. На внешний рынок поступали пушнина, воск, мёд, смола, лён и льняные ткани, серебряные вещи, пряслица из розового шифера, оружие, замки, резная кость и пр. Ввозились на Русь предметы роскоши, фрукты, пряности, краски и пр.

Князья специальными договорами с иностранными государствами стремились защитить интересы русских купцов. В «Русской правде» более поздней (так называемой «Пространной») редакции XII — начала XIII в. предусматривались некоторые меры по охране имущества купцов от потерь, связанных с войнами и другими обстоятельствами. В качестве денег ходили слитки серебра, иностранные монеты. Князья Владимир Святославич и его сын Ярослав Владимирович выпускали (хотя и в небольшом количестве) чеканенную серебряную монету.

Однако и внешняя торговля не меняла натурального характера хозяйства Руси, так как подавляющая часть предметов вывоза (меха и пр.) не производилась в качестве товара, а получалась в виде дани или оброка от смердов; вещи, привозимые из-за границы, служили лишь потребностям богатых феодалов и горожан. В деревню заграничные товары почти не проникали.

Цепь из медельонов и колты (золотые украшения с разноцветной эмалью). XI в. Из клада, найденного в Киеве в 1887 г.
Цепь из медельонов и колты (золотые украшения с разноцветной эмалью). XI в. Из клада, найденного в Киеве в 1887 г.

С ростом общественного разделения труда развивались города. Они возникали из крепостей-замков, постепенно обраставших посадами, и из торгово-ремесленных посёлков, вокруг которых возводились укрепления. Город был связан с ближайшей сельской округой, продуктами которой он жил и население которой обслуживал ремесленными изделиями. В то же время и часть городского населения сохраняла связь с земледелием, хотя оно и являлось для горожан подсобным занятием.

Скандинавские источники именовали Русь «страной городов». Под этими городами подразумевались как ремесленно-торговые центры, так и небольшие укреплённые пункты. Русские летописи, сохранив упоминания о городах, вероятно неполные, дают возможность судить об их росте. В летописных известиях IX—X вв. упомянуто 25 городов, в известиях XI в.— 89. Расцвет древнерусских городов падает на XI— XII вв.

Древнерусский город состоял из крепости — детинца и городского посада, где жило торгово-ремесленное население и находился рынок — торг. Население в таких крупных городах, как Киев, который хронист XI в. Адам Бременский называл «соперником Константинополя», или Новгород, в XI—XII вв. исчислялось, по-видимому, десятками тысяч человек. Городское ремесленное население пополнялось беглыми холопами и зависимыми смердами.

Как и в странах Западной Европы, в древнерусских городах возникали ремесленные и купеческие объединения, хотя здесь и не сложился цеховой строй. Так существовали объединения плотников и городников (строителей крепостных сооружений) во главе со старостами, братства кузнецов. Ремесленники делились на мастеров и учеников. Кроме свободных ремесленников, в городах жили и вотчинные ремесленники, являвшиеся холопами князей и бояр. Городскую знать составляло боярство.

Крупные города Руси (Киев, Чернигов, Полоцк, Новгород, Смоленск и др.) были административными, судебными и военными центрами. В то же время, окрепнув, города содействовали процессу политического дробления. Это было закономерным явлением в условиях господства натурального хозяйства и при слабости экономических связей между отдельными землями.

Политическая борьба в Древнерусском государстве в начале XI в.

Государственное единство Руси не было прочным. Развитие феодальных отношений и усиление могущества Феодалов, а также рост городов, как центров местных княжеств, вели к изменениям в политической надстройке. В XI в. во главе государства по-прежнему стоял великий князь, но зависимые от него князья и бояре приоорели крупные земельные владения в разных частях Руси (в Новгороде, Полоцке, Чернигове, на Волыни и т. д.). Князья отдельных феодальных центров укрепили собственный аппарат власти и, опираясь на местных феодалов, стали рассматривать свои княжения как отчины, т. е. наследственные владения. Экономически они уже почти не зависели от Киева, напротив, киевский князь был заинтересован в поддержке с их стороны. Политическая зависимость от Киева тяготила местных феодалов и князей, правивших в отдельных частях страны.

Признаки непрочности государственного единства обнаружились ещё при Владимире Святославиче. Незадолго до смерти последнего его сын Ярослав, правивший в Новгороде, под влиянием новгородских бояр, стремившихся к отделению от Киева, перестал платить дань великому киевскому князю.

После смерти Владимира в Киеве стал князем его сын Святополк, убивший своих братьев Бориса и Глеба (за что ему было дано прозвище Окаянный) и начавший упорную борьбу с Ярославом. В этой борьбе Святополк использовал военную помощь польских феодалов. Тогда в Киевской земле началось массовое народное движение против польских захватчиков. Ярослав, поддержанный новгородскими горожанами, нанёс Святополку поражение и занял Киев.

Внутренняя и внешняя политика Ярослава Владимировича

В княжение Ярослава Владимировича, прозванного Мудрым (1019—1054), около 1024 г. вспыхнуло большое восстание смердов на северо-востоке, в Суздальской земле. Поводом к нему явился сильный голод. Крестьяне, следуя призывам волхвов, использовавших антифеодальную борьбу в целях защиты языческой веры, начали избивать местную знать, которая прятала запасы хлеба. Для подавления восстания князь Ярослав Владимирович сам отправился в Суздаль. Многие участники восстания были заточены в тюрьмы или казнены. Однако движение продолжалось до 1026 г.

В княжение Ярослава продолжалось укрепление и дальнейшее расширение границ Древнерусского государства. В Прибалтике в 1030 г. был построен город Юрьев (позднейший Тарту). В 1031 г. были вновь присоединены Червеньские города Юго-Западной Руси. В то же время киевский князь подчинил себе Черниговскую и Тмутараканскую земли (1036 г.). В 1038—1040 гг. русские войска совершили походы в литовские земли. В 1040 г. Древнерусское государство подчинило себе Южную Финляндию.

В 1036 г. на Киев напали печенеги, но, потерпев сильное поражение, были вынуждены в дальнейшем уйти за Дунай. Вместо них южнорусские степи заняли сперва тюрки-огузы, а затем половцы, которые, начиная с 60-х годов XI в., совершали набеги на русские земли и, захватывая пленников, продавали их в рабство.

Признаки феодального дробления государства проявлялись всё отчётливее. Известную самостоятельность получила Новгородская земля, обособилось Полоцко-Минское княжество.

Восстания смердов и горожан в 60-х годах XI в.

После смерти Ярослава государственная власть перешла к трём его сыновьям. Старшинство принадлежало Изяславу, который владел Киевом, Новгородом и другими городами. Его соправителями были Святослав (правивший в Чернигове и Тмутаракани) и Всеволод (княживший в Ростове, Суздале и Переяславле).

В 1068 г. на Русь напали кочевники-половцы. Русские войска были разбиты на реке Альте. Изяслав и Всеволод бежали в Киев. Это ускорило антифеодальное восстание в Киеве, которое давно назревало. Восставшие разделились на две группы: одни пошли к тюрьме («погребу») с тем, чтобы освободить заключённых, другие двинулись к княжескому двору. Горожане собрали вече на торгу, в районе Подола, где жили ремесленники и купцы, и потребовали от князя оружия и коней для продолжения борьбы с половцами. Князь отказался выполнить это требование, боясь, что горожане выступят против своих господ — бояр.

Тогда массы городского населения двинулись в аристократическую часть города — на «гору», желая расправиться с княжеской администрацией. По-видимому, в городском движении приняли участие зависимые (вотчинные) ремесленники и холопы. Изяслав и Всеволод бежали из города. Восставшие разгромили княжеский двор, освободили из тюрьмы и возвели на княжение Всеслава полоцкого, ранее (во время междукняжеской усобицы) заточённого своими братьями. Однако скоро он ушёл из Киева, а Изяслав через несколько месяцев с помощью польских войск, прибегнув к обману, снова занял город (1069 г.) и учинил кровавую расправу.

Городские восстания были связаны с движением крестьянства. Поскольку антифеодальные движения были направлены и против христианской церкви, во главе восставших крестьян и горожан иногда оказывались волхвы. В 70-х годах XI в. произошло крупное народное движение в Ростовской земле. Здесь во время голода крестьяне-общинники, княжеские данники (смерды) стали убивать «лучших» (богатых) людей и захватывать их «именье» (имущество). Человек триста крестьян во главе с двумя волхвами двинулись по Волге (от Ярославля) и Шексне к Белоозеру. Здесь они столкнулись с княжеской дружиной, собиравшей дань. Княжеский сборщик дани подверг волхвов пыткам, а затем они были повешены.

Народные движения происходили и в других местах Руси. В Новгороде, например, «все люди» (т. е. массы городского населения) во главе с волхвами выступили против знати, возглавленной князем и епископом. Князь Глеб при помощи военной силы расправился с восставшими.

По-видимому, после народных восстаний конца 60-х — начала 70-х годов XI в. сыновья Ярослава издали специальный законодательный сборник, который содержит ряд статей, охраняющих княжескую земельную собственность и защищающих администрацию княжеских имений. Этот сборник — так называемая «Правда Ярославичей» — составляет вторую часть «Краткой редакции» «Русской правды». Более поздняя редакция «Русской правды» — «Пространная» приписывает сыновьям Ярослава отмену кровной мести.

Восстание 1113 г. в Киеве. Княжение Владимира Мономаха

С конца XI в. в условиях углублявшихсй классовых противоречий и постоянных феодальных усобиц князья в целях укрепления своего господства стали прибегать к созыву съездов, на которых решались наиболее важные государственные вопросы. На съезде в Любече в 1097 г. русскими князьями была признана новая политическая система, согласно которой каждая княжеская семья должна была наследственно владеть своим княжением. Развитие феодального способа производства неизбежно приводило к политическому раздроблению страны.

Крестьянской восстание на Белоозере в 1071 г. Миниатюра из Радзивиловской летописи. XV в.
Крестьянской восстание на Белоозере в 1071 г. Миниатюра из Радзивиловской летописи. XV в.

Классовые противоречия заметно усилились. Разорение от эксплуатации и княжеских усобиц усугублялось последствиями неурожаев и голода. Великий киевский князь Святополк (1093—1113) занимался ростовщичеством. Кроме того, он, по-видимому, скупал соль и продавал её по повышенным ценам. После смерти Святополка в Киеве произошло восстание городского населения и крестьян из окрестных деревень. Восставшие разгромили дома тысяцкого, сотских, ростовщиков и собирались расправиться с боярами и духовными феодалами. Напуганная знать и купечество пригласили княжить в Киев Владимира Всеволодовича Мономаха (1113—1125), князя переяславского. Новый князь был вынужден для пресечения восстания пойти на некоторые уступки. На совещании знати, при участии трёх тысяцких, был выработан специальный «устав», посвящённый прежде всего вопросу о ростовщичестве и кабальных сделках. Была несколько снижена разрешённая законом норма процентов, взимаемых при ростовщических ссудах. Были выработаны постановления, касающиеся взаимоотношений закупов с их господами и др. Устав Владимира, Мономаха вошёл в состав «Пространной» редакции «Русской правды» XII — начала XIII в. В «Пространной» редакции «Правды» имеются новые статьи, трактующие о купле-продаже, займе, закладе, наследовании, опеке.

Сложившаяся в обстановке острых классовых противоречий «Русская правда» «Пространной» редакции наряду с денежными штрафами за различные преступления против феодального права знает более суровое наказание: «поток и разграбление», т. е. конфискацию имущества обвиняемого и изгнание его с семьёй или обращение в рабство. Это наказайие налагалось за убийство во время «разбоя», за конокрадство, поджог жилого дома и гумна.

Владимир Мономах проводил политику усиления великокняжеской власти. Владея, кроме Киева, Переяславлем, Суздалем, Ростовом, управляя Новгородом и частью Юго-Западной Руси, он одновременно старался подчинить себе и другие земли (Минскую, Волынскую и др.). Однако вопреки политике Мономаха продолжался процесс раздробления Руси, вызванный экономическими причинами. Ко второй четверти XII в. Русь окончательно раздробилась на множество княжеств.

Международное положение Киевской Руси

Древнерусское государство было одним из крупнейших европейских государств. Борьба Руси с набегами кочевников имела большое значение для безопасности стран как Передней Азии, так и Европы. Широкими были торговые связи Руси. Товары на Русь поступали из Регенсбурга (Германия), Праги (Чехия), Кракова (Польша), Любека (Германия), Сигтуны (Швеция), Византии и (через Закавказье и Среднюю Азию) из арабских стран. У русских купцов имелись дворы в Константинополе, на острове Готланд и в других торговых центрах.

Русь поддерживала политические, торговые и культурные отношения с Чехией, Польшей, Венгрией и Болгарией, имела дипломатические связи с Византией, Германией, Норвегией и Швецией, налаживала также связи с Францией и Англией. О международном значении Руси свидетельствуют династические браки, заключавшиеся русскими князьями. Одна дочь Ярослава Мудрого была замужем за французским королём Генрихом I, другая за норвежским королём Гаральдом Смелым, третья — за королём венгерским Андреем (Андрашем). Владимир Мономах по материнской линии был внуком византийского императора Константина X Мономаха. Сестра Владимира Мономаха Евпраксия-Адельгейда вышла замуж за германского императора Генриха IV, дочь Евфимия — за венгерского короля Коломана и т. д. Сам Мономах был женат на Гиде — дочери английского короля Гарольда.

Договоры с Византией хранят ценные свидетельства об общественных отношениях в Киевской Руси и международном её значении. Договоры закрепляют права Руси в политических и торговых отношениях с Византией.

Русь упоминается в сагах, слагавшихся в странах Скандинавского полуострова. О Руси писали арабские путешественники, византийские государственные деятели и историки. Французский эпос — «Песнь о Роланде» свидетельствует о том, что Русь и её богатства были хорошо известны во Франции. Упоминаются русы, а также Киевская земля в немецкой поэзии — в «Песне о Нибелунгах». Известны были русские купцы и их товары и в Англии.

Культура древней Руси

Культура древней Руси — это культура раннефеодального общества. В устном поэтическом творчестве отразился жизненный опыт народа, запёчатлённый в пословицах и поговорках, в обрядности сельскохозяйственных и семейных праздников, из которой культовое языческое начало постепенно исчезло, обряды же превратились в народные игры. Скоморохи — бродячие актёры, певцы и музыканты, выходцы из народной среды, были носителями демократических тенденций в искусстве. Народные мотивы легли в основу замечательного песенного и музыкального творчества «вещего Бояна», которого автор «Слова о полку Игореве» называет «соловьем старого времени». Исторические песни и предания широко использовались летописцами, которые подчиняли фольклорный материал своей идейно-политической тенденции. Так, в летопись вошли предания о мести Ольги древлянам, о борьбе русского народа с печенегами и т. д.

Рост народного самосознания нашёл особенно яркое выражение в историческом былинном эпосе. В нём народ идеализировал время политического единства Руси, хотя ещё и очень непрочного, когда крестьяне ещё не были зависимы. Крестьянин-богатырь Микула Селянинович рисуется в эпических произведениях свободным и богатым. В образе «крестьянского сына» Ильи Муромца, борца за независимость родины, воплощён глубокий патриотизм народа. Народное творчество оказывало воздействие на предания и легенды, складывавшиеся в феодальной светской и церковной среде, и помогало формированию древнерусской литературы. Другим источником, определившим самостоятельность и художественную выразительность литературы, была культура устной, ораторской речи — воинской, посольской, судебной, — достигшей высокого совершенства, лаконизма и образности.

Громадное значение для развития древнерусской литературы имело появление письменности. На Руси письменность возникла, по-видимому, довольно рано. Сохранилось известие о том, что славянский просветитель IX в. Константин (Кирилл) видел в Херсонесе книги, писанные «русскими письменами» (буквами). Свидетельством наличия у восточных славян письменности ещё до принятия христианства является обнаруженный в одном из смоленских курганов глиняный сосуд начала X в. с надписью, которую исследователи расшифровывают по-разному («горушна» — пряность, «Горух» — имя, «псал» — писал и т. п.). Значительное распространение письменность получила после принятия христианства.

Надпсь на глиняном сосуде, найденном при раскопках в Смоленской области в 1949 г. X в.
Надпсь на глиняном сосуде, найденном при раскопках в Смоленской области в 1949 г. Х в.

Древнерусские писатели высоко ценили книгу и знания. Летописец подчёркивает пользу «книжного учения» и сравнивает книги с «реками, напояющими вселенную», с «источниками мудрости». Высокого уровня достигло искусство оформления древнерусской рукописной книги. Такие памятники письменности XI в., как Евангелие, переписанное для новгородского посадника Остромира, или «Изборник» князя Святослава Ярославича, богато украшены заставками и миниатюрами.

Нуждаясь в грамотных людях, князь Владимир Святославич организовал первые школы. Грамотность не была привилегией только господствующего класса, она проникала и в среду горожан. Обнаруженные в значительном количестве в Новгороде грамоты, написанные на бересте (с XI в.), содержат переписку простых горожан; делались надписи и на ремесленных изделиях.

Для оригинальной литературы Руси характерны большая идейная насыщенность и высокое художественное совершенство. Ярким писателем XI в. был митрополит Иларион, автор известного «Слова о законе и благодати». В этом произведении чётко проявляется мысль о необходимости единства Руси. Выдающимся писателем и историком был монах Киево-Печерского монастыря Нестор. Сохранились его «Чтение» о князьях Борисе и Глебе и ценное для истории быта «Житие Феодосия». Самому Феодосию — игумену Печерского монастыря — принадлежит несколько поучений и посланий к князю Изяславу. Ко времени около 1113 г. относится замечательный памятник древнерусского летописания — «Повесть временных лет...». Этот труд составлен на основе более ранних летописных сводов — исторических произведений, посвящённых прошлому Русской земли. Автор «Повести», упомянутый выше монах Нестор, сумел живо и образно рассказать о возникновении Руси и связать её историю с историей других стран.

Незаурядным писателем был Владимир Мономах. Его «Поучение» рисовало идеальный образ князя — феодального правителя, затрагивало насущные вопросы современности (необходимость сильной княжеской власти, борьба с набегами кочевников и т. д.). «Поучение» является произведением светского характера. Оно проникную непосредственностью человеческих переживаний, чуждо отвлечённости и наполнено реальными образами и примерами, взятыми из жизни.

Грамота на бересте 'От Гостяты к Васильви', обнаруженная при раскопках в Новгороде в 1951 г. XI в.
Грамота на бересте 'От Гостяты к Васильви', обнаруженная при раскопках в Новгороде в 1951 г. XI в.

Прорись той же грамоты.
Прорись той же грамоты.

Широкие международные связи Древнерусского государства обусловили интерес к иностранной литературе. Ярослав Мудрый заботился о переводе книг с греческого языка на русский. Эта переводческая работа продолжалась и позднее. Кроме богослужебных книг и житийной литературы, были переведены исторические произведения — византийские хроники, воинские повести и т. д. Переводчики иногда творчески перерабатывали и дополняли подлинники.

Большой интерес представляют памятники древнерусской архитектуры и изобразительного искусства. Русские мастера деревянного зодчества, имена которых большей частью не сохранились, создавали разнообразные сооружения, строили обширные и сложные по конструкции господские хоромы, возводили крепости и замки. Особенно славились своим искусством новгородские плотники.

Софийский собор в Новгороде. XI в.
Софийский собор в Новгороде. XI в.

В конце X в. они построили в Новгороде огромный рубленый собор св. Софии с тринадцатью верхами. Найденные в Новгороде монументальные деревянные колонны конца X в., украшенные резным «звериным» орнаментом, свидетельствуют о высоком развитии декоративной резьбы в отделке жилищ.

Значительные навыки в области деревянного зодчества обусловили быстрое развитие каменной архитектуры и её своеобразие. Вызванные в Киев византийские зодчие передали русским мастерам обширный опыт строительной культуры Византии. В конце X в. в Киеве были возведены каменные дворцовые постройки и сооружён 25-главый обширный собор — Десятинная церковь. На площади около этой церкви были поставлены вывезенные князем Владимиром из Херсонеса античные скульптуры.

При Ярославе Мудром Киев был расширен и обнесён могучим крепостным валом с каменными воротами. От этих укреплений сохранились лишь остатки главной башни — Золотые ворота. В центре города зодчие воздвигли Софийский собор — величественное 13-главое здание, пышно украшенное внутри мозаикой, фресками и резным камнем. Вокруг собора была сооружена стена. В другом большом городе Киевской Руси — Чернигове был построен Спасский собор, в Полоцке и Новгороде возведены Софийские соборы.

В области изобразительного искусства был также накоплен некоторый опыт. Источники сообщают об изваяниях языческих божеств на Руси, о каких-то живописных изображениях человекоподобных животных («тварей»). Развитие монументального изобразительного искусства было связано с освоением византийского художественного наследства. Выдающимся памятником является грандиозный мозаично-фресковый ансамбль Софийского собора в Киеве, созданный византийскими и русскими мастерами. В росписи Софийского собора были помещены портретные изображения семьи князя Ярослава Мудрого, а лестницы башен, ведущие на хоры, украшены изображениями светского характера.

Изображение музыкантов и плясунов на лестничной фреске Киевского Софийского собора. XI в.
Изображение музыкантов и плясунов на лестничной фреске Киевского Софийского собора. XI в.

Княжеские дворцы и храмы резко отличались своими размерами и богатством от жилищ городского люда. Монументальное искусство было одним из сильных средств идеологического укрепления феодального строя. Но в то же время в величественных и торжественных образах архитектуры нашла отражение творческая сила русского народа, подлинного создателя материальных и культурных ценностей. Во второй половине XI в. возводятся каменные здания в княжеских монастырях в Киеве — Выдубицком, Дмитриевском, Печерском. В Вышгороде был сооружён огромный собор, соперничавший по величине с Киевским Софийским собором. Продолжалось и светское строительство.

Важной областью художественного творчества в IX—XI вв. было прикладное искусство. Мастера украшали тонко стилизованным растительным или «звериным» орнаментом металлические детали одежды, утварь, оружие. В этом орнаменте находили отражение мотивы народных преданий, появлялись характерные для дохристианских верований и культов образы птиц, древа жизни и пр. Быстрый путь развития проделало тесно связанное с потребностями и вкусами знати ювелирное искусство. Вместо характерного для X — начала XI в. сурового убора знати, состоявшего из тяжёлых кованых серебряных и золотых вещей, во второй половине XI в. русские ювелиры создают изысканные и утончённые золотые украшения, диадемы, колты, богато расцвеченные эмалью, драгоценными камнями, жемчугом и тончайшей сканью. Работа русских ювелиров изумляла иноземцев своим техническим и художественным совершенством.

В процессе наметившегося феодального дробления Древнерусского государства создались новые культурные центры. Но при всём своеобразии местных оттенков русской культуры сохранилось её единство.

Формирование древнерусской народности

В результате слияния восточнославянских племён в период Киевской Руси постепенно образовалась древнерусская народность, для которой были характерны известная общность языка (возникшая на раннефеодальной экономической основе), территории и психического склада (проявлявшегося в общности культуры). О наличии такой общности, сложившейся, несмотря на слабость экономических связей в стране, свидетельствуют понятия «русский народ» и «Русская земля», встречающиеся в памятниках письменности и обозначающие древнерусскую народность и населяемую ею территорию. На основе устного народного языка сложился древнерусский литературный язык, известный по летописи, «Русской правде» и другим памятникам письменности.

Об определённой общности культуры свидетельствуют памятники зодчества, живописи, скульптуры, при всех их особенностях обладающие устойчивыми чертами стиля, характерного для творчества русских зодчих, иконописцев, ювелиров и др. По всем русским городам и землям передавались бродячими певцами и сказителями былины и песни, предания и сказки. Создававшиеся в Киеве или Новгороде, Чернигове или Переяславле литературные произведения читались и распространялись в разных областях Русской земли.

В период Киевской Руси развивались связи восточного славянства, сформировавшегося в древнерусскую народность, с неславянскими народами Прибалтики, Севера, Поволжья, Причерноморья.

Идея единства Руси проникла в народное былинное творчество. Та же идея нашла отражение в «Повести временных лет», посвящённой истории «Русской земли», в «Хождении» игумена Даниила, который, будучи в Иерусалиме, вспоминал «Русскую землю», в словах «Поучения» Владимира Мономаха: «...добра хочу братье и Русской земле». Сознание единства Руси чувствуется в памятниках международного права: например, в договорах с Византией, заключавшихся от имени «всех людей Русской земли».

назад содержание далее

Как повысить антиплагиат смотрите на http://www.kak-povysit-antiplagiat.ru.






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"