[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЕГИПЕТ И ХЕТТЫ. ХЕТТСКАЯ КУЛЬТУРА


Из глубокого упадка, в какой повергли Египет религиозные смуты при преемниках Аменхотепа IV, поднял его фараон Харемхеб, сам рассказывающий нам свою историю в надписях на своей статуе в Туринском музее и на обломках в Лейдене, Вене и Каире. Он происходил из древнего рода номархов в Ха-Сутене (Алавастронполе) и начал свою служебную карьеру при царях XVIII династии. При Эхнатоне и его слабых преемниках он достиг огромного влияния и был награжден, подобно другим вельможам этого смутного времени. Оставленные им в своей предполагавшейся гробнице надписи и изображения рисуют его в присутствии какого-то неназванного еретического царя увешиваемым золотом пред лицом всех стран и народов. Говорится, что он был «царским поедом во все страны, где светит Атон», что он собирал подати юга и севера, сопровождал царя повсюду, стоял во главе войск, начальствовал над обеими землями, был военачальник над военачальниками. Между прочим, он изобразил прием какого-то семитического племени, прибывшего в Египет, когда «в их земле был голод», и они «не знали, как прожить». Фараон разрешил им поселиться — интересная параллель к повествованию библии. Таким образом, он был самым могущественным лицом в Египте. Уже тогда ему пришлось воевать в Сирии и быть «сопровождающим своего господина в битвах, в день, когда били азиатов», что, пожалуй, может указывать на попытку одного из этих царей (может быть, Тутанхамона) восстановить власть в Сирии.

Однако, близкая связь с почитателями Атона не помешала ему воспользоваться неудачей их религиозной попытки и решительно стать на сторону жрецов Амона, которые воспользовались этим влиятельным и способным деятелем и возвели его на трон. В торжественной надписи, составленной по этому случаю, говорится, что родной бог нового царя, Гор алавастронпольский, - представил его Амону, и тот в день своего великого луксорского праздника, во время процессии, объявил его. фараоном (как некогда Тутмоса III). Он немедленно стал оправдывать доверие жрецов. Он окончательно отменил культ Атона, снес его храмы и материал их употребил на реставрацию святилищ Амона и других богов. Реставрации были предприняты, по всей стране, везде восстановлялись древние культы и снабжались дарами храмы: «он восстановил храмы от болот Дельты до вод Нубии», говорит по этому поводу надпись. Боги не остаются в долгу — они каждое утро молятся за него верховному Ра.

Если в этих деяниях Харемхеб проявил только свою проницательность, с какою» он уловил настроение общества и заручился жрецами, то другие его мероприятия дают право видеть в нем мудрого правителя и гуманного человека. Выйдя сам и» чиновной среды и зная нравы ее и народные нужды, лучше фараонов по рождению, он кроме того имел случай убедиться, что за время телль-амарнской эпохи и религиозных смут, обычные в восточном государстве злоупотребления возросли до Чрезвычайности. Желая возродить Египет, Харемхеб предпринял ряд мер к искоренению их, и с этой целью издал длинный указ, который был затем начертан на южной стене Карнака, на самом живописном месте великого храма. Этот интересный законодательный памятник был найден в 1881 т. Бурианом; затем разработкой его занимался М. Мюллер, снявший с него в 1904 г. новую копию. К сожалению, огромная надпись сохранилась только наполовину, что в связи с неясностью юридической терминологии лишает нас возможности использовать его в той мере, в какой он того заслуживает. Breasted в своем труде дает полный перевод и восстановляет утерянные места, но это рискованно. В начале текста говорится: «его величество советовался со своим сердцем... чтобы прогнать зло и уничтожить неправду... он искал превосходного для Египта и исследовал причины утеснения страны. (И вот писец) взял трость и свиток и написал согласно изречению самого его величества»... Далее следует ряд параграфов, направленных против злоупотреблений. Напр., под страхом отсечения носа и ссылки в крепость Джар на сирийской границе запрещается чиновникам вымогать для своего употребления у бедняков суда, снаряженные ими на свой счет и приспособленные для несения повинностей ко двору. Мало того, чиновники приглашаются помогать бедным, не имеющим своих судов, склоняя богатых давать им суда. Запрещается брать у граждан рабов для частных работ у чиновников, а не для казенных повинностей, запрещается полиции пользоваться шкурами с казенного скота, вводится строгий контроль над дворцовым ведомством. - Запрещается отнимать у бедных овощи под видом сбора для царского стола и т. п. Эти заботы о бедном люде царь распространил предписаниями об упорядочении правосудия. На юге и севере было поставлено по верховному судье, которым было предписано: «не сообщайтесь с народом, не берите мзды... ибо как можете вы судить других, если среди вас будет кто-либо, преступивший против справедливости». Судьи оправдывали мздоимство поборами в пользу казны. Чтобы отнять у них это оправдание, царь запретил взимать с этих двух судилищ подати золотом и серебром. Кроме того были учреждены в каждом городе судебные палаты из жрецов и местной знати. Харемхеб шел и дальше письменных предписаний: подобно Тутмосу III, он лично ежегодно объезжал страну и щедро награждал и ласково принимал у себя во дворце, с балкона которого он часто показывался народу и называл по именам, кого хотел отличить.

Хетский воин.
Хетский воин.

При таких заботах о внутренних делах, едва ли у Харемхеба оставалось время для восстановления внешнего могущества государства, тем более, что в Сирии обстоятельства изменились к худшему для Египта. Хетты, движение которых на юг мы видели уже во времена Аменхотепа III, ко времени Харемхеба образовали в Северной Сирии сильное Государство, сделавшееся для Египта серьезным соперником.

Раскопки Винклера в центре Хеттской державы, нынешнем Богазкеое, в Каппадокии на Галисе, в 1906 г., обнаружили архив хеттских царей, подобный Телль-амарнскому и по времени соприкасающийся с ним, что дает нам возможность не только восполнить сведения из другого источника, но и несколько продолжить их. Затем мы имеем письма хеттских царей к фараонам, вавилонским и др. царям и ко всем вассалам и взаимно. На основании этих писем, весьма обстоятельных в своих исторических указаниях, иногда переходящих в целые хроники, можно составить представление о политических событиях в великой хеттском царстве, в Митанни, у амореев. Родоначальником хеттской династии, сыгравшей крупную роль в истории XIV—XIII вв., был отец телль-амарнского Суббилулиумы, Xаттушиль, царек какого-то города Кусара, еще не называемый великим царем. Мы видели его сына в переписке с Аменхотепом IV и в войне с Митанни. Тушратта упоминает о своей победе, но потом его голос замолкает, и мы теперь знаем участь этого повелителя Ниневии. Суббилулиума разбил его, опустошил левый берег Евфрата, затем прошел всю Месопотамию и даже область Алеппо, после чего был заключен дошедший до нас договор. Затем мы читаем в новых документах, между прочим, следующее: «его (Тушратты) сын со своими слугами составил заговор и убил своего отца Тушратту... страна Митанни совершенно погибла. Ассирия и алшийцы разделили ее между собою... Когда великий князь (хеттский) узнал об обнищании страны Митанни, он отправил своих придворных, своих быков, овец и лошадей, и те люди Харри (имя господствующего населения, по мнению Винклера — арийцы) были доведены до крайности».

Суттарара со своими приверженцами замышлял убить Маттивазу, сына царя. Последний убежал к «солнцу» Суббилулиуме. Великий царь сказал: «Тишуб решил дело в его пользу; я взял Маттивазу, сына царя Тушратты, за руку и посадил его на трон. Чтобы страна Митанни, великая страна, не погибла, великий царь призвал его к жизни ради своей дочери. Маттивазу взял я за руку и дал ему мою дочь в жены». Так превратилась Митанни из великой державы в вассала хеттского царя. Сам Маттиваза сообщает нам любопытные подробности об истории этого превращения: «когда Суттарна (вар. Суттарары) властвовал в Митанни, его отец Артатамх худо поступал со страной. Он расточил и отправил все свои сокровища в Ассирию и Алшу. Тушратта выстроил дворец и роскошно обставил его, а он все его драгоценности выдал ассириянам, которые были вассалами его отца. Саушатар, прадед, добыл из Ассирии дверь из золота и серебра и поместил ее во дворце в городе Вараганни, а Суттарна вернул ее в Ассирию»... Таким образом, Суттарна II хотел заручиться союзом с Ассирией против хеттов; брат его держался противоположной политики. Для того времени это было более надежно, и ему удалось пока спасти остатки царства. Эти события произошли, вероятно, еще в эпоху Телль-Амарны, равно как и окончательное отпадение от Египта Амурру в лице известного нам Азиру. Об отношении его к хеттам ясно говорит сын и второй преемник Суббилулиумы, Мурсиль, в письме к его внуку: «Азиру, твой дед, о Абби-тешуб... когда мой отец вел войны с врагами, также воевал с врагами его! Он никогда не раздражал моего отца, и мой отец охранял Азиру и его землю... Он наложил на него 300 сиклей золота, как дар и дань. Он всегда платил ежегодно, и никогда не уклонялся. Когда мой отец умер и я вступил на его престол, твой дед Азиру оказывал мне то же, что и моему отцу. Когда цари Нухаши и Кинзя снова восстали против меня, твой дед Азиру и твой отец Ду-Тешуб не примкнули к ним». Итак, благодаря бездеятельности фараонов, амореи сделались опорой хеттов в Сирии; цари их даже рельефно подчеркивали свои вассальные отношения, принимая в свои имена хеттского бога Тишуба.

Надпись на втором пилоне в Карнаке говорит о завоеваниях Харемхеба в Сирии, Нубии и экспедиции в Пунт, дары которого, равно как и пленных из походов, он жертвует Амону. Даже и князья Хауинебу (эгейских островов) изображены покорными фараону. Трудно сказать, условно это изображение, или передает действительность. С хеттским царем Харемхеб заключил мир на равных условиях, с признанием status quo.

Крепость Зенджирли. Реконструкция.
Крепость Зенджирли. Реконструкция.

В лице преемника Харемхеба, Рамсеса I, вступила на египетский престол: XIX династия. Сам Рамсес I царствовал лишь два года с небольшим. Это доказывается найденною мною в Брит. музее надписью от первого года Сети I, происходящей из Вади-Хальфы и тожественной с оставленной там же полгода тому назад Рамсесом. Оба говорят о дарах местному храму и о пленении врагов в Нубии, которая теперь была вновь тесно привязана к Египту; для царей-реставраторов было важно обладать ее рудниками. От Рамсеса I дошла еще надпись на Синае — здесь он говорит о восстановлении пришедшего в упадок храма местной Хатор. Таким, образом, реставрационные работы предпринимались уже за пределами Египта. При Сети I очередь дошла до нубийского храма Гем-Атона в Сесеби. Он был, по отдаленности, забыт и только теперь найден. Барельефы, изображавшие Эхнатона с семейством перед солнечным диском, были теперь заштукатурены или изглажены и заменены фигурами Сети I, молящегося Амону.

Сын Рамсеса I, Сети I, о деяниях которого повествуется в изображениях и надписях в Карнаке (внешняя стена большой ипостильной залы) и в других местах, был воинственным царем и немедленно взялся за восстановление египетской власти, в Сирии. К сожалению, до нас дошла только картинная галлёрея его войн, снабженная лишь весьма кратким текстом; изображения крайне интересны; здесь и походы, и битвы, и осады, и триумфы, и принесение в жертву пленных. Порядок преследует

эстетические, а не исторические цели. В тексте, между прочим, читаем: «В первый год царя Сети... пришли сказать его величеству: презренные князья Шасу (сирийские бедуины) замышляют бунт; их начальники колен собираются, стоя в горах Сирии (подобно Хабири в Телль-Амарне), они бранятся и ссорятся; у них один режет другого и не обращают внимания на законы дворца. Радуется тому его величество; он ликует, начиная битву, и радуется, завязывая бой. Сердце его успокаивается, когда он видит кровь и отрубает головы трусов. Приятнее ему час битвы, чем день наслаждения. Его величество перебил их всех в один час; тот, кто избег его руки, был пленником приведен в Египет». Далее идет ряд картин, объясняемых надписями: «Год первый. Опустошение, произведенное могучим мечом царя среди презренных Шасу, начиная от крепости Джара до Ханаана. Его величество вышел против них, как свирепый лев; он превратил их в трупы в их долинах, погрузил в их кровь; не было никого, кто бы спасся». Далее мы узнаем о войне в Ретену (Сирия) и в стране амореев, т. е, в царстве Азиру и Абдашпрты, где был осажден Кадет; на Ливане египтяне заставляли жителей рубить кедры и отсылали их для храмовых нужд в Египет. Финикия, по крайней мере, Южная, была снова присоединена, и морское сообщение с Азией обеспечено. Еще дальше — война с хеттами (царь Мурсиль), якобы удачная для египтян: хетты обращаются массами в бегство, берутся в плен или убиваются. С ними был заключен мир при царе Муталлу. Попадаются также изображения битв с ливийцами («техену»); очевидно, сирийская война была прервана отражением их набега. Далее изображено триумфальное возвращение «Сети в Египет; на границе, где изображены укрепления, его встречают вельможи и жрецы.

Сети I был также великим строителем. Сначала он довершил реставрацию храмов, начатую Харемхебом, потом сам стал строить их и расширять. Его именем отмечены величественные и прекрасные по замыслу и исполнению сооружения в Карнаке, Луксоре, Абидосе, Мемфисе и Нубии (начат Абу-симбельский пещерный храм). Для всего этого были необходимы большие средства, и он старался всеми мерами облегчить их поступление. Так, он продолжает дело отца в Нубии, копает колодцы в Редезиэ для облегчения сношений с золотыми рудниками у Чермного моря и т. п.

Если победы Сети I над хеттами и не преувеличены, то все-таки они не имели нужного для Египта результата. Хетты продолжают свое наступательное движение на юг, и с ними приходится иметь дело преемнику Сети I, Рамсесу II Мериамону. Этот царь — самая популярная личность египетской истории. Своей популярностью он обязан не столько военным успехам, сколько постройкам и памятникам, оставленным в течение своего долгого (57 лет) царствования.

Первые двадцать лет своего правления он должен был употребить на постоянные войны в Сирии, главным образом, с хеттами. На четвертом году правления он ходил в Сирию и дошел до финикийской речки Нахр-эль-Кельба, где поставил надписи. На пятом году был самый важный поход против хеттского царя Муталлу; об этом походе сохранились надписи и картины в Ибсамбуле в Нубии и мн. др. храмах. Хетты собрали огромные силы: на службе у них были не только сирийцы, но и жители Малой Азии; сирийские наместники также тайно держались их стороны и не извещали об их движениях царя; с своей стороны, когда он был у Шабатуна (Рибла), хетты подослали к нему двух перебежчиков, уверивших царя, будто хеттское войско находится еще около Тунипа. Царь с половиной войска переправился через Оронт, чтобы осадить Кадеш. На самом деле там стояло хеттское войско, ожидая в засаде египтян; Кадеш впустил в свои стены хеттские отряды. Египетское войско, значительную часть которого составляли наемники (Шардана и Машваш), шло четырьмя отрядами (дивизии Ра, Пта, Сутеха и Амона); оно было застигнуто врасплох, причем две дивизии, перейдя Оронт, расположились у города, а две были далеко. Удалось поймать двух хеттских шпионов, которые под пыткой показали, что хетты находятся вблизи. Действительно, вскоре показалось все их войско. У Кадета столкнулись силы всего культурного мира того времени; битва была упорная, и хеттская конница почти уничтожила диризию Ра и смяла египетскую пехоту; лагерь Рамсеса достался в руки врагов, которые занялись его грабежом; это, а также и личная храбрость царя, спасли египтян от окончательного поражения. Рамсес приписал себе победу, хотя она была сомнительна; о ней мы имеем много сведений, главным образом из официального эпоса, дошедшего до нас в копии писца Пентаура.

Стела царя Баррекуба из Зенджирли.
Стела царя Баррекуба из Зенджирли.

Битва у Кадеша не имела тех результатов, которых можно было ожидать от победы: вслед за ней мы видим восстание всей Сирии до самых границ Египта, а хеттов — в Дапуре, южнее Кадеша. Рамсесу II пришлось еще не раз ходить в Сирию и брать там один город за другим, начиная от Аскалона (который тогда был еще заселен семитами); был взят и Дапур. Только на 21-м году своего правления (около 1270) Рамсес II мог заключить мир с преемником Муталлу Хаттушилем II. Условия этого мира сохранились до нашего времени начертанными на стенах Карнака и Рамессея. Кроме того, Винклеру посчастливилось найти хеттскую версию в Богазкеое, где он также нашел письмо египетской царицы к хеттской «сестре» с поздравлением по поводу мира. Документ, которым он был скреплен, представляет договор об оборонительном и наступательном союзе между двумя империями. Вот его текст:

«В год 21-й, в первый зимний месяц, 21-й день, при величестве Усермара Рамсесе Мериамуне (следуют титулы). Его величество был в граде «Дом Рамсеса Мериамуна», творя угодные обряды отцу своему Амону, Гору горизонтов, Атуму, владыке обеих, земель илиопольскому... да дадут они ему века в юбилеях, вечность в мирных годах, все страны и земли подчиненными под ноги его во веки. Явился царский посол... представляя посла царя Хеттов Тартисбу и другого посла царя Хеттов (с серебряной дощечкой), которую Хаттасиль, великий царь Хеттов, прислал к фараону, чтобы просить мира... Копия с серебряной дощечки, данной Хаттасилем чрез посла Тартисбу и посла Рамоса... Условия, предложенные Хаттасилем державцем, сыном. Маурсира (Мурсиля), царя Хеттов, державца, Сына Сапалулу... на дощечке из серебра, для Усермара, великого царя Египта... (генеалогия), прекрасный договор, .. мира и братства... навеки... Изначала, от века, отношения были таковы, что никогда не давал бог, чтобы великий царь Египта и великий царь Хеттов были врагами между собою, согласно договору. Но во дни Маутенра (Муталлу), царя Хеттов, моего брата, он сражался с Рамсесом II, великим царем Египта. Потом, начиная с сего дня, Хаттасиль, великий царь Хеттов, дает договор о следовании предначертаниям Ра и Сутеха для земли Египетской со страной Хеттов о том, чтобы не быть врагами друг с другом во веки... После смерти моего брата Муталлу, я сел, как царь страны Хеттов, на престоле его отца, я с Рамсесом, великим царем Египта... и он со мною в мире и братстве. Это будет лучший мир и братство, чем прежние на земле... Да будет прекрасный мир и братство между детьми детей великого царя Хеттов и Рамсеса, великого царя Египта, Египет и страна Хеттов да будут, подобно нам, в мире и братстве навеки. Да не наступает хеттский великий царь на Египет никогда в видах грабежа его (и взаимно). Справедливый договор, заключенный во дни Сапалулу, царя великого Хеттов, а также во дни Маутенра (вместо Маурсира), царя великого Хеттов, моего отца, да будет исполняться с моей стороны, да будет исполняться и Рамсесом, великим царем Египта... Мы будем держаться его и будем поступать соответствующим образом. Если пойдет какой-либо враг против владений Рамсеса, великого царя Египта, да пошлет он сказать великому царю Хеттов: «иди со мною с силами против него» — и царь Хеттов поборет врагов его. Если у него не будет - желания идти, да пришлет свои войска и свою конницу, чтобы побороть врагов его; Если разгневается Рамсес на рабов своих (т. е. азиатских подданных), когда они учинят злодеяние (т. е. бунт), он пойдем убивать их, да действует царь Хеттов заодно с царем Египта». (Следуют такие же обязательства Рамсеса относительно царя Хеттов). Далее идет место о взаимной выдаче политических перебежчиков и эмигрантов; между прочим, говорится: «если кто-нибудь убежит из Египта и отправится в страну Хеттов, чтобы сделаться подданным другого, да не задерживают его в стране Хеттов, но доставят Рамсесу» и т. д. Договор оканчивается интересным послесловием: «Что касается слов царя Хеттов к парю Египта, начертанных на серебряной дощечке, то исполняют их 1000 богов мужских и женских страны Хеттов по отношению» - к 1000 богов мужских и женских Египта. Они со мною, как свидетели этих слов: Ра владыка неба, Ра города Иернен, Сутех, владыка неба, Сутех города Джапуранда, Сутех города Пайраки (следует ряд Сутехов отдельных городов), Астарта страны Хеттов (следует перечень богов и богинь разных стран и городов), боги гор и потоков страны Хеттов, боги Гиджавадана, Амон, Ра, Сутех, боги мужские и женские гор и рек страны Египта, небо и земля, и море, ветры и бури». Следующие слова на дощечке из серебра касаются страны Хеттов и страны Египта: «да опустошится дом, земля и рабы того, кто нарушит их; да дадут они здравие и жизнь тому дому, и земле, и рабам того, что сохранит их. Если убежит один человек из земли Египетской, или два, или три, чтобы идти к царю Хеттов, да задержат их и выдадут обратно Рамсесу... но да не будет постановлено против него преступление, да не опустошится дом его, его жены, его дети, да не казнят его, да не повредятся ни глаза его, ни уши, ни уста, ни ноги его» (и взаимно). В средине серебряной дощечки изображено: на лицевой стороне подобие Сутеха, обнимающего великого царя страны Хеттов, и слова: «печать Сутеха, царя небесного; печать договора, заключенного Хаттасилем державцем» (генеалогия)... На обратной стороне — подобие богини... (?), обнимающей царицу земли Хеттов, и слова: «печать бога солнца г. Иернена, владыки земли; печать Путухипы, царицы земли Хеттов, дочери земли Киджавадан»...

База со сфинсами из Зенджирли.
База со сфинсами из Зенджирли.

Mиp, действительно, был упрочен надолго. Хеттский царь выдал за Рамсеса II свою дочь, которая под именем Маат-Нофру-Ра выступает в надписях, как полноправная царица; вскоре и сам Хаттушиль, вместе с царем соседней области Коди, посетил Египет. При преемнике Рамсеса, его сыне Мернепта, дружественные отношения между двумя державами продолжались: когда в стране хеттов был голод, туда из Египта был послан хлеб на кораблях.

Египту пришлось признать хеттов сюзеренами Сев. Сирии. Среди их союзников в великой битве у Кадеша на первом месте упомянут Арад. Этот город и остался за ними по договору, несмотря на все удивительные победы, о которых нам так любит рассказывать фараон. Является вопрос, где проходила теперь египетская граница, и как велика была часть Финикии, уступленная хеттам. Полагали, что стела Рамсеса II у Нахр-эль-Кельба — пограничный памятник, и река была естественной границей, но М. Мюллер из известного нам современного папируса, описывавшего Сирию, вывел, что упоминаемая в телль-амарнской корреспонденции Симира еще имела в себе египетский гарнизон. Таким образом, XIX дин. удалось все-таки вернуть кое-что из потерянной части Северной Сирии.

Итак, в Малой Азии возникла великая держава, составившаяся из разноплеменных элементов и представлявшая соединение множества вассальных владений под верховенством «великого царя страны Хеттов», сидевшего на берегах Галиса. Величественные остатки царских резиденций в Богазкеое и Эйюке, в связи с документами, найденными Винклером, и многочисленными памятниками, рассеянными на пространстве от Сард до Кархемиша и Хамата, дают нам уже теперь возможность, несмотря на трудность чтения хеттских иероглифических надписей, составить некоторое представление о культуре этого народа, бывшего предшественником греков в областях, впоследствии занятых ими, а может быть жившего некогда и в Сирии, откуда его вытеснили надвигавшиеся амореи. Во всяком случае, едва ли может подлежать сомнению, что весьма многие из малоазиатских божеств и культов, усвоенных греками, восходят к хеттскому прошлому; точно также многие совпадения хеттских и семитических культурных явлений и представлений едва ли случайны.

Печать Таркондема с двумя видами хеттского письма.
Печать Таркондема с двумя видами хеттского письма.

Культура хеттов своеобразна, хотя в ней и обнаруживаются некоторые следы вавилонского, египетского, а затем и ассирийского влияния. Крылатые фантастические фигуры, сфинксы и львы украшают стены дворцов и охраняют врата, однако не представляя отдельных колоссальных фигур, а являясь связанными с каменными плитами, как горельефы. Крылатый солнечный диск и урей, двуглавый орел — религиозные символы, пришедшие извне. Последний, может быть, восходящий к древней Ширпурле, здесь имеет большое распространение и получает уже свою настоящую геральдическую форму. Греческий ученый Ламброс доказывает даже, что Палеологи усвоили себе этот герб в никейские времена, вблизи хеттских развалин и заменили им прежний оскверненный латинскими императорами герб — одноглавого орла. — С другой стороны, хеттская цивилизация имеет несомненные точки соприкосновения с троянской критской и микенской, как в религии, так и в искусстве, особенно в архитектуре, точнее в строительной технике. Наконец, все более и более становится возможным говорить о влиянии хеттского искусства на дальний север.

Хеттский цилиндр-печать.
Хеттский цилиндр-печать.

Богазкеой, соседняя с ним Язили-кая и Эйюк хранят остатки древнейших хеттских храмов и дворцов и интереснейшие скульптуры, служащие нам прекрасным материалом для знакомства с религией и искусством этого народа в эпоху его наибольшего могущества и самобытности, так как названные местности были центром державы в XIV—XII вв., что доказывается уже хотя бы находкой в них государственного архива, современного Телль-Амарне. Турецкая деревня Богазкеой занимает небольшую часть древнего города Хатти, столицы великой державы эпохи Субби-лулиумы и Хаттушиля. Здесь найдены остатки укреплений в виде внешних и внутренних стен, окружавших высокий (1128 м) кремль; на большой площади города открыты остатки пяти зданий с внутренними дворами и многими помещениями, может быть, дворцов или храмов. Вокруг одного из них расположено множество так наз. магазинов. Вебер сопоставляет его с Кносским дворцом. В городских стенах были своеобразной архитектуры укрепленные ворота с башнями и фигурами львов — апотропеев; у одного из входов в город найдена прекрасно сохранившаяся рельефная фигура, по одним — царя, по другим — амазонки. Язили-кая — это святилище в скалах. Оно помещалось в двух узких, открытых пространствах, ограниченных натуральными скалами и соединенных узким проходом; меньшее было святым святых. Нижние части скал отполированы и украшены барельефами религиозного содержания. Главное изображение представляет Великую малоазиатскую Мать, богиню земли, шествующую на пантере, стоящей на двух горах, в сопровождении сонма божеств и жриц, на брак с юным богом плодородия, который идет к ней на встречу, попирая горы, также во главе процессии божеств, жрецов, воинов и музыкантов. Это — ιερος γαμος, совершавшийся ежегодно и знаменовавший оживление природы. За Великой Матерью шествует на пантере и на горах национальный бог Л хеттов — Тишуб со своим аттрибутом — двойным топором, за ним две богини на двух крыльях двуглавого орла и т. п. На всю процессию издали смотрит царь, стоя на горах, держа в одной руке загнутый жезл (lituus), символ его верховного жречества, и касаясь другой рукой своего символа — изображения осеняемого крылатым солнечным диском храмика, в котором видна богиня солнца. Подобное же изображение царя-первосвященника, но обнимаемого Тишубом, помещено в проходе между двумя помещениями; такое изображение служит государственной печатью и описано в договоре Рамсеса II с хеттами. — Мужские божества изображались в изящных остроконечных высоких шапках, женские — в головных уборах, представляющих прототипы позднейших corona muraiis, столь употребительных в Малой Азии и Финикии. Изображения божеств, стоящих на животных в горах, являются, кажется, специальной принадлежностью хеттской религии; отсюда они проникли Р Ассирию (сонм богов на скале в Мальтае) и в Финикию, Сирию и даже Египет (богиня города Кадета, дафнийский барельеф и др.); вероятно, они являются шагом вперед от древних фетишистических представлений, обожествлявших животных и горы. Впоследствии мы видим Кибелу уже не ходящей на спине пантеры, а восседающей на колеснице, запряженной львами. Иногда, напр., на хеттских цилиндрах - печатях Великая Мать изображалась среди символически представленной вселенной, как ее владычица, с аттрибутами власти. Великая Мать вероятно носила различные имена в разных местах, равно как и ее любимец; впоследствии ее называли Ма, иногда Реей, Кибелой: юного бога — Аттисом. Возможно, что у Митанни и в столице она носила имя «Хипа», входившее в состав теофорных имен (цариц: Путухипа, Гилухипа, иерусалимского Арта-Хипа и т. п.). Вероятно, знаменитая «Ниоба» на Сипиле — изваяние Великой Матери, точно также и Артемида Ефесская восходит, - к одной из форм малоазийской богини плодородия, как и ее странное изображение. На одной из скал Язили-Кая имеется еще одно своеобразное изображение божества с головой человека в хеттской конической шапке, с комбинацией львиных фигур вместо верхней части тела, и суживающимся книзу столбом вместо ног. Попадаются в последнее время небольшие фигурки триликих божеств с столпообразной нижней частью вместо ног. Бог Тишуб чтился всюду среди народов хеттского происхождения; по значению он был тожественен с вавилонским и ханаанским Ададом: это громовержец и бог войны, сопоставленный египтянами с Сутехом и изображавшийся с длинным топором, как впоследствии чтившийся в тех же местах бог Тарса и Зевс Долихен.

Хеттский царь, молящийся богу плодородия. Рельеф на скале в Ивризе.
Хеттский царь, молящийся богу плодородия. Рельеф на скале в Ивризе.

Из других хеттских божеств следует упомянуть Тарку, близкого по значению эк Тишубу и пользовавшегося на ряду с ним большим почитанием, что доказывается распространенностью имен, в состав которых он входит; затем известен Сандан, киликийский бог плодородия, сопоставленный с Гераклом и, вероятно, изображенный на Ивризской скале с колосьями и виноградной кистью в руках. Как и в семитической и в египетской религиях, каждый город имел своего бога, и в договоре с Рамсесом П приводятся в свидетели 1000 богов и 1000 богинь страны Хеттов, Сутех «земли Хеттов», «Сутехи» различных городов, боги гор и рек. Культы носили оргиастический характер. Существовала храмовая проституция, самооскопление, ритуальная пляска. Обряды и мистерии Аттиса напоминали служение Адонису, Таммузу и Осирису. Возможно, что известные уже в поздние времена: киликийский праздник «костра», иераполъский обряд всесожжении начатков, повешенных на деревьях, и праздник «сосны» в честь Аттиса и т. п. идут из хеттской религии. Существование оракулов видно уже из документов Суббилулиумы, вопросившего Тишуба о судьбе Митанни. Царь назывался «Солнцем» насчитался его воплощением. Само божество солнце, может, было двуполым. Царицы в хеттских странах пользовались огромным значением и считались соправительницами царей, что, может быть, находится в связи с пережитками матриархата. Поэтому и их печать прикладывалась к государственным и международным актам. Некоторые даже в том значении, какое имела Тии у Аменхотепа III и Нофертити у его сына, хотят видеть хеттское влияние. Как бы там ни было, но характерно, что в письмах из Митанни постоянно выставляется на вид почтение к Тии; одно письмо даже написано специально к ней, тогда как ни в одном письме из Вавилона мы этого не замечаем. Все это, а также то, что мы знаем о религии хеттов, заставляет в последнее время все более и более склоняться в сторону предположения о том, что память о великом царстве хеттов у греков сохранилась в виде сказания об амазонках. О хеттской государственности мы осведомлены мало. Весьма вероятно, что лидийское феодальное устройство, а также феодальные порядки в Малой Азии персидского времени, являются пережитками хеттского прошлого.

Указ Харемхеба изд. М. Мullеr'ом в I т. Egyptological Researches, 1906. Переселение семитов — Breasted, Zeitschr. f. Aegypt. Sprache т. 38. Договор Рамсеса с хеттами — Мах Мullеr, Der Biindnissvertrag Ramses II und des Khetitekonigs в VII т. Mitteilungen d. Vorder-asiatischen Gesellschaft, 1902. О хеттах старая литература (до 1900) указана в моей статье «К истории Хеттского вопроса» (Зап. класс, отд. И. Р. Археол. общества, т. V). Недавно вышла книга I. Garstang, The land of Hittites, An account of recent explorations and discoveries in , Asia Minor. Здесь хорошие новые воспроизведения памятников, но текст несколько разочаровывает. О находках Винклера существует пока предварительное и мало доступное сообщение в № 35 Mitteilungen d. Deutsch. Orientgesellschaft. W. Leonhardt, Hettiter und Amazonen. Lpz., 1911. Weber, Die Stellungd. Hethiter in der Kunstgeschichte. Munch., 1910. (Sitzungsber. Мюнхенской академии). Высказывается за большую художественную самостоятельность хеттов. Результаты турецко-немецкой экспедиции начали опубликовываться только с 1912 г., когда было выпущено топографическое и архитектурное описание Богазкеоя, составленное Пухштейном в 1910 в серии Wissenschaftliche Veroffentlichungen der Deutschen Orientgesellschaft. Frazer, Adonis. Attis. Osiris. 1907.

О хеттах в настоящий момент имеется огромная литература. Библиографический обзор принадлежит G. Contenau, Essai de bibliographie hittite. Paris, 1922. Следует отметить важнейшие работы. G. Rоеdеr, Agypter und Hethiter (Alte Orient, 1919): Fr. Нrоzny, D. Sprache der Hethiter (Boghazkoi Stud. 1—2); Fоrrer, Die acht Sprachen d. Boghazkoi — Inschritten; Fr. Hrоzny, Code Hittite. Paris, 1922; B. Hrоzny, Les inscriptions hittites hieroglyphique. Praha, I—II, 1933—1934; на русск. языке общей сводкой по хеттам может служить сборник «Хетты и хеттская культура». Относительно этнического состава народов Малой Азии см. G. Нusing. Die Volker alt-Kleinasiens und am Pontos. — Wien, 1933.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"