[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]



назад содержание далее

Глава XXV. Государство Великих моголов в Индии

В XVI в. исторические судьбы Южной и Северной Индии складывались по-разному. В Южной Индии крупнейшим государством был Виджаянагар, во главе которого стояла индусская династия. Значительное развитие товарно-денежных отношений в Виджаянагаре привело к усилению эксплуатации народных масс феодалами и к обострению классовых противоречий. Крестьяне отдавали подавляющую часть своего дохода в виде ренты-налога. В виджаянагарских надписях встречаются упоминания о том, что крестьяне бросали свои деревни и разбегались. Часто возникал голод. В 1540 г. от голода вымерло около 2/8 населения окрестностей столицы Виджаянагара.

Виджаянагар вёл вооружённую борьбу с другими, более мелкими государствами в Декане — с Биджапуром, Ахмеднагаром, Бидаром, Бераром и Голкондой, в которых правили мусульманские династии.

В начале 40-х годов XVI в. в Виджаянагаре начались споры из-за престолонаследия, во время которых боровшиеся между собой феодальные клики призывали на помощь войска мусульманских правителей упомянутых выше государств.

Индия в XVI - середине XVII в.
Индия в XVI - середине XVII в.

Воспользовавшись ослаблением центральной власти Виджаянагара, вассальные правители стали стремиться к независимости. Внутреннее положение страны, в которой в этот период обострялись классовые противоречия, было тяжёлым. Рост феодального сепаратизма в Виджаянагаре был связан с ослаблением государственной собственности на землю и отделением налога от ренты. Крупные феодальные землевладельцы выплачивали в казну не больше половины тех сумм, которые они сами взимали с крестьян в качестве ренты. Усилившись экономически, они стремились отделиться от центральной власти и стать собственниками земель, которые принадлежали им на правах временного держания за службу. Армия Виджаянагара не смогла противостоять обьединённым войскам Биджапура, Ахмеднагара, Бидара и Голконды.

В битве при Таликоте (иначе Ракшас-Тагди) в 1565г. армия Виджаянагара потерпела поражение. Войска мусульманских правителей взяли столицу государства, разграбили город и разрушили его. Вассальные князья отложились от Виджаянагара. Государство распалось. Виджаянагар превратился в небольшое княжество с главным городом — крепостью Пенукондой.

Предпосылки создания объединённого государства Северной Индии

К началу XVI в. Индостан (индийские земли, расположенные к северу от реки Нарбады) находился в состоянии политической раздробленности, распадаясь на многочисленные феодальные государства (Кашмир, Синд, Мультан, Гуджарат, Джаунпур, Мальва, Бенгалия, Бихар и др.). Раджпутана освободилась из-под власти султанов Дели, но вечные распри раджпуаанских князей взаимно ослабляли их. В первой четверти XVI в. завершился распад самого крупного государства Индостана — Делийского султаната. Власть делийских султанов теперь распространялась фактически лишь на территории, непосредственно примыкавшие к столице, и на Пенджаб.

В прекращении феодальных усобиц и войн, разорявших сельское хозяйство и затруднявших торговлю, были заинтересованы крестьяне и горожане. Вместе с тем тяга к политическому объединению страны проявлялась и среди влиятельной прослойки мусульманских феодалов. Занимая господствующее положение в стране, они опасались усиления феодалов-индусов, оттеснённых на второй план в результате тюркских, таджикских и афганских завоеваний. Однако по мере распада Делийского султаната и учащения войн между государствами, где правили мусульманские династии, феодалы-индусы вновь стали усиливаться. Так, в 1452 г. джаунпурский раджа осадил Дели, что вызвало войну, длившуюся 26 лет. Туземные князья стали достаточно сильными для того, чтобы бороться против мусульманского господства. Это привело к объединению мусульманских феодалов под властью Бабура, сильного правителя Кабула, мечтавшего подчинить своей власти обширные индийские земли.

Образование Могольской империи

Бабур, бывший правитель Ферганы, изгнанный из Средней Азии кочевниками-узбеками Шейбани-хана, был способным полководцем, поэтом и наблюдательным писателем. Его мемуары, написанные простым языком, служат важнейшим источником наших знаний об экономической и политической жизни Средней Азии, Афханистана и Северной Индии того времени и содержат яркие характеристики его современников. В 1526 г. Бабур, одержав решающие победы при Панипате над правителем делийского султаната Ибрахимом Лоди и при Сикри в марте 1527 г. над предводителем раджпутанских князей Раном Сангамом, положил начало Могольской империи в Индии. ( «Моголами» называли население «Моголистана», к которому относили районы Северной Индии и юга Центральной и Средней Азии. Поэтому и государство выходца из Средней Азии Бабура получило название «Могольского». Европейцы называли Могольскую империю «Государством Великого Могола». )

Победами над индийскими феодалами Бабур был обязан своей опытной, закалённой в боях армии, состоявшей из тюрков, таджиков и афганцев, отличной артиллерии и новым приёмам ведения боя (например, прикрытие своей пехоты и артиллерии заграждением из повозок, соединённых цепями).

Бабур умер в 1530 г., разделив перед смертью свои владения между сыновьями. Основную часть Индии он отдал старшему сыну Хумаюну.

Период феодальных усобиц

Каждый из сыновей Бабура считал себя независимым правителем и не желал быть вассалом Хумаюна. Борьба с братьями отвлекла силы Хумаюна. Этим воспользовался Шер-хан, потомок афганцев из племени сур, обитавших в Бенгалии и Бихаре. Шер-хан разбил Хумаюна в двух сражениях и короновался в качестве правителя Индии (1539—1545). Хумаюн вынужден был бежать в Иран, но позднее, укрепившись на афганской территории, он продолжал борьбу за власть.

Воспользовавшись слабостью преемников Шер-хана, которые не могли справиться с борьбой различных феодальных клик, Хумаюн в 1555 г. вторгся в Индию и занял Дели. В 1556 г. Хумаюн внезапно умер. Падишахом стал его 13-летний сын Акбар. В решающей битве при Панипате в 1556 г. Акбару удалось разбить своих наиболее серьёзных противников и укрепить власть Могольской династии в Дели.

На опыте длительного периода усобиц многие мусульманские феодалы Индии убеждались в том, что без сильного юсударства невозможно ни организовать оборону страны от нашествий кочевых племён с северо-запада, ни подавить крестьянские волнения. Создание именно такой мощной державы, стоявшей на страже интересов феодалов, и осуществил Акбар, правивший с 1556 по 1605 г.

Феодальное землевладение

Важной чертой общественного строя Могольской империи было существование феодальной государственной собственности на землю. Все завоёванные земли первоначально попадали в государственный фонд — халисэ (арабское слово, означающее землю «чистую», «свободную»). Налог с таких земель собирался специальными правительственными чиновниками и пересылался в финансовое ведомство. Однако земли халисэ в дальнейшем составили незначительную часть земельного фонда страны, не более 1,7 % всей обрабатываемой земли. Большая же часть этих земель была роздана в военные пожалования — джагиры — крупным феодалам, так называемым джагирдарам, которые получали право взимания с этих владений земельной ренты-налога. Некоторая часть земель оставалась во владении прежних правителей, ставших теперь вассалами-заминдарами.

Правительство Могольской державы устанавливало размер и способ взимания земельного налога на всех землях, независимо от их владельцев (за исключением заминдаров), причём обработка земли считалась государственной повинностью крестьян. Местным феодалам предоставлялось право взыскивать с крестьян земельный налог и всякого рода мелкие поборы и использовать принудительный, неоплачиваемый труд крестьян на оросительных работах, при проведении дорог, а также на государственных и собственных постройках (мостов, мечетей, гробниц, дворцов и даже целых городов).Права земельных общин и входивших в них крестьян заключались в том, что они могли распоряжаться своей землёй, покупать, продавать или передавать её по наследству (однако только со всеми лежащими на ней обязанностями), не испрашивая никакого разрешения от местного феодала или государственных чиновников.

Господствующей формой феодального землевладения в Северной Индии являлись джагиры — условные земельные пожалования. Джагирдар был обязан содержать отряды наёмных войск, главным образом конницы, сообразно своему чину и установленным доходам. Джагир не был связан с одной определённой местностью. При пожаловании джагира принималась во внимание лишь цифра получаемого с него дохода, т. е. следуемой джагирдару с крестьян ренты-налога. Чиновники финансового ведомства определяли, какие деревни должны идти в джагир тому или иному феодалу, причём при повышении в чине часто меняли эти деревни, отводя джагирдару земли в какой-либо иной части страны. Владения джагирдара не передавались по наследству и даже не были пожизненными. Как правило, джагир был владением крупным.

В 50—60-х годах XVI в., когда Могольская империя охватывала ещё сравнительно небольшую территорию, земель для раздачи в джагиры не хватало; поэтому владения джагирдаров имели значительно меньшие размеры и давали меньше доходов, чем было официально зафиксировано в пожаловании. Когда Акбар распространил свою власть на значительную часть Индии, увеличилось количество джагирдаров и размеры их владений.

Заминдары (местные князья и предводители племён) обязаны были уплачивать центральной власти определённую ежегодную дань и, по требованию государя, выступать в поход со своим ополчением. Заминдары могли передавать свои земли (замин-дарства) по наследству с согласия падишаха. Они сами устанавливали ренту-налог в пределах своего заминдарства.

Заминдарства не были типичной формой феодального землевладения в Могольской империи. Они находились главным образом на окраинах или в труднодоступных для Могольской конницы холмистых местах, в основном в Раджпутане, Ориссе, Бенгалии и Кабуле. Заминдары в отличие от джагирдаров иногда вели собственное барское хозяйство и применяли в небольших размерах барщинный труд крестьян.

Сцена охоты на аллигатора. Миниатюра Могольской школы. XVI в.
Сцена охоты на аллигатора. Миниатюра Могольской школы. XVI в.

Большинство заминдаров исповедовало индуизм и принадлежало к коренному населению Индии в отличие от джагирдаров, которые большей частью были мусульманами, потомками среднеазиатских и афганских завоевателей.

Земельные владения шейхов (мусульманских мелких и средних духовных феодалов) и мусульманских религиозных учреждений назывались в Индии суюргалами. Суюргалы раздавались правительством. Они были владениями мелкими, передававшимися по наследству и без всяких обязательств военной службы. Суюргальные участки в общем составляли около 4% земельного фонда страны. Экономическая слабость мусульманских религиозных организаций определялась главным образом тем, что ислам исповедовало меньше 1/4 населения страны. Что же касается земель, ранее принадлежавших индусским храмам, то они были отняты у храмов еще при делийских султанах. Лишь во владениях заминдаров сохранились более или менее крупные массивы индусских храмовых земель.

Земледелие на значительной части территории Индии, особенно на юге, было тесно связано с орошением. Забота о поддержании системы ирригации являлась функцией государственной власти. Именно поэтому феодальные раздоры, отвлекавшие внимание от этой задачи, наносили такой огромный вред экономике страны.

Сельская община

Одной из характернейших черт индийской деревни было существование сельской общины, сохранившейся с древнейших времен и почти не изменившей своего характера.

По словам Маркса, индийские общины «покоятся на общинном владении землей, на непосредственном соединении земледелия с ремеслом и на упрочившемся разделении труда, которое при основании каждой новой общины дает готовый план и схему производства».( К. Маркс, Капитал, т. I стр. 364. ) Индийская община при существовавших тогда примитивных, почти исключительно деревянных, орудиях сельскохозяйственного производства выполняла известные общественно полезные функции. Она обеспечивала крестьянам возможность удовлетворять их несложные хозяйственные потребности и облегчала борьбу с наступавшими джунглями, что было не под силу отдельному крестьянскому хозяйству. В то же время феодальное государство сумело приспособить общину к своим интересам, используя её как удобную фискально-податную единицу и средство прикрепления крестьян к тяглу.

Соединение ремесла с земледелием продолжало оставаться основной чертой всех сельских общин в Индии и усиливало натуральный характер сельского хозяйства.

Бенгалький владетель. Миниатюра Моголькой школы. XVII в.
Бенгалький владетель. Миниатюра Моголькой школы. XVII в.

В некоторых сельских общинах сохранялась ещё коллективная обработка полей, хотя в подавляющем большинстве общин пахотные поля были уже поделены между общинниками. Но выгоны и пустоши находились в коллективном владении и пользовании всей общины, которая распоряжалась ими по своему усмотрению. Выгоны и пустоши не подлежали обложению налогом.

В Индии существовали два главных типа общин, отличавшихся между собой по способу раздела обрабатываемой земли между крестьянами. В северной части Индии, а также в Бенгалии поля делились по едокам, по плугам и т. п. В Раджпутане и Гуджарате была другая, более древняя система: земля делилась в зависимости от родовой близости общинника к реальному или воображаемому предку, основателю деревни. В общинах преобладала крайняя чересполосица, так как каждая доля должна была содержать равные части плохой и хорошей, орошаемой и неорошаемой, удобной и неудобной земли.

Как и раньше, общины продолжали объединять четыре группы лиц, различавшихся по своему положению: привилегированные должностные лица, рядовые общинники-крестьяне, общинные ремесленники и бесправные, так называемые пришлые.

Среди общинников было много всяких делений по кастовым, религиозным и ряду других признаков, от которых зависели размеры их налоговых платежей.

Община коллективно содержала 8—12 ремесленников, обслуживавших потребности крестьян. Крестьянин должен был обычно лишь приносить материал, но за выполненную для него работу расплачивалась община, выделявшая ремесленникам после жатвы долю урожая. Некоторые профессии (например, кузнечное дело) считались почётными, другие же ремесленники (как, например, кожевники) принадлежали к «неприкасаемым», вынуждены были селиться в особой части деревни, пользоваться водой из особых колодцев и т. д.

Кроме полноправных общинников, в деревне были ещё и «пришлые». Им предоставляли для обработки наименее удобные земли, за что они, помимо обычных налогов, должны были еще платить общине, т. е. фактически её должностным лицам, различные натуральные или денежные сборы и выполнять для них разные работы.

В индийской общине строжайшим образом соблюдалась традиция передачи по наследству функций и должностей. Все права и обязанности, начиная с привилегированной верхушки (старосты и писца) и кончая рядовыми общинниками — земледельцами и ремесленниками, передавались по наследству от отца к сыновьям. Это строгое наследование функций обусловливало застойность, малую изменчивость общины, которая крепко привязывала крестьян и сельских ремесленников к земле. Только в своей общине, там, где поколениями жили и работали его предки, крестьянин и ремесленник имели право на какое-то место в жизни. За пределами общины они становились обездоленными и бесправными «пришлыми».

Община закрепляла примитивность организации и орудий сельскохозяйственного труда и, сохраняя в значительной мере самодовлеющий характер общинного мирка, затрудняла разделение труда между городом и деревней, а вместе с тем и прогресс общества.

В XVI столетии земельный налог, являвшийся основной формой эксплуатации тяглового крестьянства, составлял примерно 1/3 валового урожая крестьянского хозяйства. Крестьянин мог забрать оставшуюся часть урожая только после взноса своей доли платы должностным лицам, ремесленникам и слугам общины. По-видимому, в хороший год крестьянин, выплатив налог, мог просуществовать до нового урожая. Однако в неурожайные годы крестьяне не могли уплатить государственный налог, он был для них слишком высок. Тогда сбор налогов, разорявший крестьянские хозяйства, производился с помощью войск.

Торговля и ростовщичество

В Индии в XVI—XVII вв., несмотря на господство натурального хозяйства, торговля и товарно-денежные отношения получили дальнейшее развитие.

Внешняя торговля Индии была очень значительна. Из Индии шли морские пути в Китай, Малайю, Иран, Африку, Аравию и Европу. Караванные пути шли из Индии через Кабул в Иран и Среднюю Азию, а через Кашмир — в Китай.

Вся морская торговля с Европой была захвачена португальцами, обосновавшимися на индийском побережье. Караванной торговлей занимались крупные индийские купцы, снаряжавшие караваны, а также ряд афганских кочевых племён.

Перевозить на далёкие расстояния в трудных условиях морской и караванной торговли имело смысл лишь портативные и дорогие товары. Такими товарами в индийском вывозе были пряности, ткани и индиго, а в импорте — главным образом предметы роскоши для феодалов. Обладая значительными денежными средствами, джагирдары порой сами участвовали в торговых операциях, вкладывая свои средства в экспортную торговлю.

Известную роль играла также и внутренняя торговля. Из всех провинций Могольской империи, а особенно из Бенгалии, привозили в столицу государства Агру большое количество продовольствия для двора и армии правителя. Оживлённые ярмарки часто устраивались также у индусских и мусульманских мест паломничества, где было большое скопление людей.

Внутренняя торговля расширяла экономические связи между отдельными районами, создавая некоторую экономическую базу для существования огромной империи, составленной из народностей, говорящих на разных языках, разделённых кастовыми и религиозными перегородками.

Наряду с торговлей значительную роль в жизни Индии играло и ростовщичество. Богатые ростовщики ссужали деньги джагирдарам и отдельным правителям, главным образом на цели найма войск. В Могольской империи стала намечаться ещё одна отрасль приложения денежного капитала: откуп земельного налога.

Город и ремесло. Развитие товарно-денежных отношений

Городов как крупных населенных центров в Индии было очень много. Самыми многолюдными являлись города, представлявшие собою ставки феодальных правителей. Основным населением такого города-ставки были обслуживающие феодала лица: его военные контингенты, свита, управители, слуги, ремесленники. Когда феодал со своей армией уезжал в другое место, город сразу терял своё значение и быстро приходил в упадок. Таким непрочным городомставкой оказался, например, созданный Акбаром город Фатхпур-Сикри, опустевший еще при жизни Акбара, когда тот переехал в Агру.

Мавзолей Шер-хана в Сасараме. 1540 г.
Мавзолей Шер-хана в Сасараме. 1540 г.

Несколько иной облик имел город, возникший в месте паломничества, обычно тесно связанный с торговлей и ремеслом. Там часто процветало производство предметов культа, а также торговля предметами первой необходимости для масс паломников, стекавшихся туда в дни религиозных празднеств. Занимавшиеся нищенством члены духовных орденов, как индусских, так и мусульманских (факиры и дервиши), торговцы и паломники наводняли его улицы. Такого рода городом был, например, Бенарес.

Ворота форта Дели. Первая половина XVII в.
Ворота форта Дели. Первая половина XVII в.

Основное население портового города составляли купцы и моряки. Почти в каждом приморском городе процветала какая-нибудь специальная отрасль ремесла. Одним из знаменитых портов Могольской империи был, например, Сурат.

Некоторые города были настоящими торговыми центрами с обширными ремесленными предместьями. Однако даже торгово-ремесленные центры возникали, как правило, вокруг жилища феодала, светского или духовного, и зависели от него. Поэтому ремесленные предместья и улицы города обычно носили имя феодала, на которого работал ремесленный люд.

Ремесленники были совершенно бесправными. Они были организованы не в цехи, а в касты. В отличие от цеха ремесленная каста была организацией, не дававшей почти никакой защиты ремесленнику от произвола феодала. В касте не было деления на мастеров, подмастерьев и учеников, не было приёма в ученичество. Никто из посторонних не мог заниматься данным ремеслом. Способы и примитивные орудия труда были освящены вековыми традициями и не могли быть изменены. Феодальные власти назначали главу каждой городской ремесленной касты, а также и того, кто ведал в ней торговыми сделками, и вмешивались тем самым в вопросы производства и сбыта ремесленной продукции.

Объединение большей части Индии державой Великих Моголов, некоторая централизация государственного управления и меры, принятые падишахской властью для упорядочения сбора ренты-налога, создали условия для некоторого экономического подъёма страны. В сельском хозяйстве произошло увеличение посевов более трудоёмких культур, рассчитанных на продажу, — индиго и сахарного тростника. В этом же направлении развивались домашние промыслы крестьянства и в первую очередь производство хлопчатобумажных тканей, которыми издавна славилась Индия. Ростовщики ссужали крестьян деньгами, что приводило нередко к долговой кабале крестьян. Все эти явления говорили о проникновении товарно-денежных отношений в индийскую деревню. Однако этот процесс происходил очень медленно.( По вопросу об уровне экономического развития Индии в XVI—XVII вв. среди советских ученых существуют разные точки зрения. Одна из них отражена в данной главе. По мнению других историков, развитие товарно-денежных отношений в Индии в описываемое время происходило как в городе, так и в деревне, подрывая вековечную замкнутость и изолированность индийской общины, увеличивая имущественное неравенство среди общинников, стимулируя превращение общинных верхов в фактических собственников общинных земель, общинников-крестьян — в фактических батраков, а общинных ремесленников — в мелких товаропроизводителей, работавших не только на общину, но и на рынок (Ред.).)

Воин на слоне. Индийская миниатюра. XVI в.
Воин на слоне. Индийская миниатюра. XVI в.

Экономические связи между разными областями Индии укреплялись. Об этом свидетельствовали массовые перевозки товаров по реке Ганг, являвшейся в те времена основной транспортной артерией, связывавшей Бенгалию с северо-западными областями индийского полуконтинента. Из Бенгалии вверх по реке везли рис, пшеницу, сахар, хлопчатобумажные и шёлковые ткани дорогих сортов, а также голубую краску индиго, вниз — в Бенгалию отправляли соль, добытую в Раджпутане, знаменитые кашмирские шали из тончайшей шерсти, афганских и среднеазиатских лошадей, ценившихся особенно высоко в Бенгалии и на юге Индии, оружие, кольчуги и щигы, изготовленные искусными ремесленниками Лахора и Дели. Если дорогие ткани, оружие и доставленные издалека породистые кони были явно рассчитаны на удовлетворение потребностей феодалов, то пшеница, рис, сахар находили сбыт среди рядовых горожан североиндийских городов, а индиго являлось одним из видов сырья в производстве хлопчатобумажных тканей. Гуджарат, обладавший относительно более развитыми городами, — что, может быть, объясняется его исключительно выгодным положением на скрещении путей морской и сухопутной торговли, — поддерживал экономические сношения с соседними областями Индии, он привозил пшеницу и рис из Махараштры, Мальвы и Раджпутаны, вывозя туда в обмен свои ремесленные изделия.

Хотя общеиндийский рынок в XVI — XVII вв. еще не складывался, но для этого периода совершенно очевиден процесс образования местных, областных рынков, о чем, в частности, свидетельствовало то, что разрыв цен на пшеницу в различных областях Северной Индии был невелик.

Рост мелкотоварного производства, увеличение числа городов как торгово-ремесленных центров, складывание областных рынков и развитие экономических связей между различными частями Могольской империи — все это было показателем дальнейшего развития феодальных отношений в Индии. Эти процессы не привели тогда к крупным изменениям строя жизни крестьян и ремесленников или к заметному развитию техники. Сельская община фактически прикрепляла крестьянина к его земле, а кастовость ремесла мешала свободному выбору профессии или изменениям традиционных навыков и орудий труда.

Народные движения

Создав большое и сильное государство, Акбар смог подавить крестьянские восстания. В дальнейшем своей земельноподатной и религиозной политикой он сумел на некоторое время ослабить массовую антифеодальную борьбу крестьян. Известны все же три крупных народных движения XVI в.4 движения бхакти, махдиетов и роушанитов. Все эти движения имели религиозную оболочку, но по существу отражали антифеодальные устремления масс. Они длились ряд десятилетий, охватывая значительные слои населения и постепенно перерастая из проповеди сектантства в вооруженную борьбу с Могольским государством за весьма смутно представлявшиеся идеалы «справедливости». Эти движения были в значительной мере локальными и разрозненными. В движении роушанитов участвовали афганские племена севера Индии, боровшиеся против проникновения феодальных отношений в их родо-племенное устройство и против могольского правительства, поддерживавшего афганских феодалов: движения же бхакти и махдистов хотя и были однородны по своему классовому составу и содержанию, но движением бхакти были в основном охвачены индусы, а движением махдистов—исключительно мусульманские слои.

Сектантские вероучения, объединенные общим названием «бхакти» («преданность богу»), проповедовались в течение нескольких веков и получили значительное распространение. Они выражали антифеодальный протест городских слоев населения. Все течения бхакти независимо от различий между ними провозглашали четыре основных принципа: религиозное объединение всех индийцев (т. е. индусов и мусульман), равенство их перед богом, борьбу против кастового неравенства и принцип личной, а не сословно-кастовой оценки человека, при которой в отличие от официальных принципов индуизма праведный человек низшей касты мог быть признан лучше и выше неправедного брахмана (т. е. члена высшей касты).

Страница из рукописи Абд-ул Хакка Дехлеви 'Жизнеописания индийских шейхов', написанной в 1590 г. Список начала XVII в.
Страница из рукописи Абд-ул Хакка Дехлеви 'Жизнеописания индийских шейхов', написанной в 1590 г. Список начала XVII в.

Идеологи этого движения в своем большинстве были индусами и вышли из ремесленной и торговой среды. Так, Кабир был ткачом, Нанак, руководитель сикхов,( Сикхи — последователи религиозного учения в Пенджабе, отражавшего антифеодальную идеологию народных масс. )— сыном торговца. Из его преемников один был неграмотным деревенским прядильщиком, второй — лоточником-коробейником. Даду, руководитель движения бхакти в Раджпутане, был прядильщиком хлопка. Последователи учения бхакти во времена Акбара принадлежали к индусским городским слоям — купцам, мелким и крупным, и ремесленникам (ткачам, корзинщикам, водовозам, часто к представителям низших, презираемых ремесленных каст). В XVII в. в движение бхакти вовлекается крестьянство и оно становится подлинно массовым. В Пенджабе бхакти в форме сикхизма превратилось в вооруженную борьбу народных масс против их притеснителей — феодалов и Могольского государства.

Движение бхакти было прогрессивным, поскольку оно ставило своей целью, ликвидацию сословно-кастовых перегородок. Касты более, чем что-либо другое, раздробляли всё индийское население, как индусов, так и мусульман, на множество мелких замкнутых групп. По существу учение бхакти было проповедью мирного переустройства общества. Лишь у сикхов и отчасти у маратхов, когда в движение бхакти в XVII в. включились крестьянские массы, это движение приобрело характер вооружённой борьбы против Могольского государства и феодалов.

Проповедники этого учения вербовали себе последователей, странствуя и излагая своё учение в доходчивых песнях-гимнах.

В начале XVI в. в центре Делийского султаната, в городе Биана, началось движение махдистов. В отличие от движения бхакти, затронувшего не только индусов, но отчасти и мусульман, руководители махдистов обращались исключительно к мусульманам. Во главе махдистов стоял шейх Алаи, имевший много приверженцев в торговых кругах Бианы, и Абдулла Наязи, пользовавшийся влиянием среди окрестных «дровосеков и водоносов», а также среди поселившегося в окрестностях Агры афганского племени наязи. Вооружённые махдисты ввели свои порядки в городе Биана и его округе, устраняя, по словам хрониста, беззакония, если можно,то уговорами, «а если им не подчинялись, то силой». Они имели общую кассу, куда сдавали 1/10 всех своих доходов, и распространяли своё учение, завербовав много сторонников даже в Раджпутане. В основе их учения лежала вера в «праведного правителя» — махди, т. е. мессию, с воцарением которого будет установлен справедливый порядок.

Феодальные власти жестоко подавили движение, казнив шейха Алаи и избив палками до полусмерти Абдуллу Наязи. Вспыхивавшие время от времени в Пенджабе и других районах в течение всего XVI — начала XVII в. местные локальные народные волнения зачастую проходили под флагом махдизма.

Весьма опасный для Могольской империи характер приняло выступление роушанитов. Укрепившись в Тирахе, роушаниты завладели выгодной стратегической позицией и грозили ещё более ослабить политическое подчинение Кабула падишаху Индостана и прервать караванные торговые связи Индии со Средней Азией и Ираном. Падишах Акбар, а затем его преемник Джахангир посылали крупные карательные экспедиции против роушанитов. Борьба шла с переменным успехом, но в конце концов Джахангиру удалось разгромить афганцев-роушанитов.

Основы политики Акбара

Когда Акбар вступил на престол, его владения состояли из районов Дели и Агры и части Пенджаба, но и эти земли ещё приходилось отстаивать в боях. В вассальной зависимости от Акбара считался Кабул, т. е. основная часть нынешнего Афганистана. Однако зависимость кабульской территории была почти номинальной. Большинство внутренних вопросов наместник Кабула фактически решал самостоятельно.

Военной опорой Акбара были сравнительно немногочисленные отряды пришедших с Бабуром и Хумаюном завоевателей-мусульман, чуждых по религии и языку основной массе индийского населения. Акбару удалось тем не менее значительно расширить опору своей власти. Он привлёк на свою сторону весь класс феодалов Индии — как мусульман, так и индусов, а также торгово-ростовщические элементы из индусов, сикхов и джайнов. Могольская империя ограждала эксплуататорские интересы класса феодалов, обеспечивая его вооружённой силой для подавления крестьянства. На усмирение крестьянских волнений посылались не только карательные отряды феодалов, но и правительственные войска Моголов — конница и пехота.

С помощью своей армии и отличавшейся высокими боевыми качествами раджпутской конницы Акбар раздвинул пределы своей державы от границ Тибета на севере до реки Годавари на юге, от Гуджарата на западе до Бенгальского залива на востоке. Только юг полуострова, где правили султаны Ахмеднагара, Биджапура, Бидара, Голконды и ряд мелких индусских князей, остался за пределами Могольского государства. Большое значение имело завоевание в 1573 г. богатой провинции Гуджарат с её портами.

С объединением всей этой обширной территории в пределах одного государства господствующий класс Могольской державы получил в своё распоряжение огромный земельный фонд. Доходы феодалов чрезвычайно возросли. Вместе с тем относительная безопасность торговых путей и низкие внутренние пошлины дали некоторый толчок развитию торговли и товарно-денежных отношений.

Реформы Акбара

В 1574 г., после присоединения Гуджарата, Акбар отказался на некоторое время от дальнейншх крупных завоевательных походов и приступили освоению уже покорённых территорий. Он провёл ряд внутренних реформ, целью которых были: централизация государственной власти, укрепление феодального строя и развитие торговли.

Серьёзную реформу государственного аппарата Акбару не удалось провести. Он пытался ликвидировать систему джагиров, предполагая оплачивать своих военачальников деньгами, а сбор земельного налога в казну поручить правительственным чиновникам при условии внесения ими крупного денежного залога. Однако Акбар и поддерживавшие его круги натолкнулись на решительное сопротивление феодалов-землевладельцев, вовсе не собиравшихся поступаться своими землями и доходами. С другой стороны, новые откупщики из чиновников так начали грабить крестьян, не считаясь ни с законом, ни с обычаями, что в короткое время довели многие округа до полного разорения. Крестьяне в этих местностях разбегались, а поля были заброшены. По истечении трёх лет Акбару пришлось вернуться к системе джагиров.

Поземельно-податная реформа

При Акбаре в целях упорядочения эксплуатации крестьянства был утверждён новый порядок взимания поземельного налога на основе тщательного обмера полей, причём налог был установлен в размере 1/3 урожая с каждого поля. Акбар перевёл в 1574—1575 гг. в центральной части страны натуральные подати в денежные, приняв за основу среднюю цену на земледельческие продукты в разных районах страны за 10 лет. Реформа эта была возможна только на основе роста товарно-денежных отношений и в свою очередь содействовала их дальнейшему развитию.

Для получения денежных средств на уплату налога крестьянин должен был сразу по уборке урожая выбросить свою продукцию на рынок, что вело к снижению цен. Наличие низких цен на продовольствие вынудило Акбара четыре раза — в 1585, 1586, 1588 и 1590 гг.— снижать ставки земельных податей в среднем на 10—25% как на казённых землях, так и на землях феодалов, ибо крестьянство было не в состоянии выручить за свои продукты сумму, достаточную для уплаты налога. Немаловажным следствием перевода поземельного налога в денежную форму стала необходимость для крестьянства прибегать к помощи ростовщиков, нередко забиравших власть в деревне.

Крестьяне страдали от засух, которые приводили к периодическим голодовкам. Так, голод 1583—1584 гг. охватил сразу несколько областей Могольской державы, а в 1595—1597 гг. по всей Индии были засуха и голод в течение трёх лет подряд.

Религиозная реформа

Стремясь укрепить свою империю и добиться большего сплочения класса феодалов, Акбар принимал меры к тому, чтобы привлечь к себе индусских феодалов, а также индусские торгово-ростовщические круги. Поэтому Акбар стал постепенно переходить к политике веротерпимости. Завершением религиозной политики Акбара было введение в 1582 г. новой, так называемой божественной веры. Она должна была, по замыслу Акбара, объединить всех его подданных и примирить их религиозные разногласия, так как эклектически соединяла элементы индуизма, ислама и джайнизма. Из идей бхакти и махдистов Акбар выбрал то, что отвечало его собственной политике: возвеличение власти «праведного правителя» (каким он считал себя) и стремление к прекращению религиозных разногласий между подданными.

Ввиду резкого противодействия новой «божественной вере» со стороны значительной части мусульманских феодалов и духовенства, стремившихся сохранить ислам в качестве господствующей религии, Акбар вынужден был провести ряд антимусульманских мер, чем вызвал недовольство не только шейхов, но и связанных с ними тех самых джагирдаров, для упрочения власти которых и проводилась в конечном счёте религиозная политика Акбара. В 1580-1582 гг. крупнейшие мусульманские феодалы подняли восстание, которое Акбар подавил главным образом с помощью индусских феодалов.

Мероприятия Акбара не могли остановить центробежные процессы в империи. По мере того как при преемниках Акбара завоевательные войны переставали быть успешными, для индийских феодалов стала всё больше терять свою привлекательность сильная центральная власть, возобновились сепаратистские бунты.

Индия в первой половине XVII в.

После смерти Акбара в царствование его сына Джахангира (1605—1627), а позднее внука — Шах-Джахана (1628—1657) центробежные процессы усилились. Территория Могольской империи несколько расширилась путём завоевания Декана. Армия становилась всё менее гибкой, военная техника не совершенствовалась, отдельные военачальники начинали действовать по своему усмотрению, меньше считаясь с планами своего правителя. Сила армии падала.

Дворец крепостного типа  в Гвалиоре. Около 1500 г.
Дворец крепостного типа в Гвалиоре. Около 1500 г.

Лишённые возможности расширять свои владения за счет завоевания новых земель, могольские феодалы ещё более усилили эксплуатацию крестьянства. В результате в некоторых местах налоги стали достигать таких размеров, что делали невозможным даже простое воспроизводство крестьянского хозяйства. Усилению эксплуатации крестьян способствовало и введение при Джахангире системы откупов земельного налога, ещё более распространившейся при Шах-Джахане. Непрекращавшиеся военные действия в Декане приводили к подрыву сельского хозяйства. Войны в Декане и на севере, равно как и подавление часто вспыхивавших феодальных бунтов, истощали казну и вели к ещё большему усилению налогового гнёта.

Нуждаясь в средствах, Джахангир стал требовать от джагирдаров, чтобы они часть доходов отдавали в казну, а в обеспечение взноса этих сумм от джагирдаров стали взимать при новых пожалованиях крупные денежные залоги. Таким образом, сбор земельного налога фактически стал отдаваться на откуп. Однако в отличие от времён Акбара в роли откупщиков стали выступать джагирдары. Характер джагира стал меняться. Джагирдары постепенно начали превращаться в феодальных землевладельцев-откупщиков.

Несколько изменился и характер заминдарства. Поскольку многие заминдары поступали на службу к Моголам и в дополнение к своим заминдарствам получали джагиры, разница между заминдарами и джагирдарами стала стираться. На имения заминдаров начинали уже смотреть, как на условные владения.

Феодальные мятежи при Джахангире приняли серьезный характер и ослабляли центральную власть. При самом восшествии на престол Джахангира произошло восстание под руководством его сына Хусру, подавленное Джахангиром с большой жестокостью. Более 8 лет продолжалось восстание Усман-хана в Бенгалии. В 1622 г. восстал другой сын Джахангира, правивший впоследствии Могольской империей под именем Шах-Джахана. Наконец, в 1626 г. взбунтовавшийся полководец Джахангира Махабат-хан захватил в плен самого государя, которому лишь с трудом удалось бежать.

При Шах-Джахане Могольская держава достигла своего наибольшего территориального расширения. Многолетними кампаниями в Декане Шах-Джахану удалось расширить пределы империи. В 1633 г. он захватил Ахмеднагар, в 1636 г. Голконда и Биджапур стали вассалами Могольской империи, а в 1656—1657 гг. они вынуждены были уступить Могольской империи часть своих территорий. На части этих новых земель (например, в стране маратхов, Махараштре) наряду с крупным землевладением мусульманских джагирдаров сохранялось землевладение мелких и средних феодалов-индусов. Моголы вынуждены были опираться на эту прослойку местных феодалов в недавно завоеванной и враждебной стране.

Стремясь покорить целиком Южную Индию, Шах-Джахан всю свою жизнь продолжал вести войны в Декане. Джагирдары, посылаемые на долгие годы сражаться на окраинах, стремились и там окружать себя привычной роскошью. Они брали с собой в поход огромную свиту, гаремы, массу слуг. Армии Моголов становились все менее боеспособными и малоподвижными. В 1645 г. могольские войска захватили Балх и Бадахшан, но не смогли там удержаться и через два года вынуждены были уйти оттуда. В 1638 г. могольским войскам удалось отобрать у иранцев Кандагар, но в 1649 г. Иран снова овладел им, и три осады Кандагара Шах-Джаханом в 1649—1653 гг. не принесли Моголам военного успеха. При этом обнаружилось также плохое качество и недостаточное количество осадных орудий и пушек, отлитых в Могольской империи.

Налоговое бремя крестьян при Шах-Джахане ещё более увеличилось. Пышность двора Шах-Джахана поражала путешественников. Контраст между роскошью двора и нищетой народных масс бросался в глаза даже придворным хронистам. В 1630—1632 гг. голод поразил плодороднейшие прежде местности Декана и Гуджарата. Несмотря на внешние успехи, в правление Шах-Джахана продолжался процесс внутреннего ослабления империи, который привёл во второй половине XVII в. к упадку Могольского государства.

В XVI в. в Могольскую империю проникают европейские торговые компании, которые во второй половине XVII в. прочно укрепились в Индии и начали приобретать не только торговое, но и значительное политическое влияние, положив тем самым начало её колониальному порабощению.

Русские купцы не могли попасть в Индию прямым морским путём. Им приходилось проезжать туда через много владений чужих, часто враждебных правителей. Торговлю с Россией вели главным образом индийские купцы, в начале XVII в. основавшие торговое поселение в Астрахани. Русское правительство всячески поддерживало эту торговлю, предоставив индийцам (в своём большинстве — выходцам из Пенджаба) различные льготы. Два русских посольства в Могольскую империю в 1646 и в 1651 гг. не были пропущены через Иран и потому не достигли места назначения. Однако, несмотря на неудачу в установлении прямых дипломатических сношений в первой половине XVII в., торговые связи между Россией и Индией были относительно широки.

Культура Индии в XVI и первой половине XVII в.

Литература и искусство народов Индии в XVI и первой половине XVII столетия достигли высокого уровня. В Индию издалека приезжали ко двору падишаха художники, поэты, архитекторы и поселялись в стране. Индийское искусство отмечено слиянием местных традиций с лучшими чертами, перенесёнными из Средней Азии и Ирана. Это сказалось в первую очередь в архитектуре. Ярким примером мастерства индийских зодчих является временная столица Акбара — «каменная сказка» — Фатхпур-Сикри и всемирно известная гробница жены Шах-Джахана — Тадж-Махал в Агре.

Мавзолей Тадж-Махал. Первая половина XVII в.
Мавзолей Тадж-Махал. Первая половина XVII в.

Открытые террасы и павильоны на тонких колоннах, резьба по камню, иногда производящая впечатление ажурной, присущая ещё искусству древней Индии, сочетались с арками и стройными минаретами, занесёнными в Индию из Средней и Передней Азии.

Широкое распространение получило искусство миниатюры и в меньшей мере фрески. Сохраняя тонкость рисунка персидской миниатюры, индийское искусство отличалось большим реализмом красок, воспроизведением в виде фона индийской природы и архитектуры вместо условного розово-золотого фона многих персидских миниатюр и изображением чисто индийского быта. При дворе Акбара наиболее известными миниатюристами были Дасванатх и Басаван, а также приехавший с Хумаюном из Шираза Абд-ус Самад.

Знаменитыми поэтами при дворе Акбара считались индиец Файзи и ширазец Урфи. Оба они писали на персидском языке (фарси).

Продолжали дальше развиваться отдельные национальные языки и литература. Крупнейшее поэтическое творение создал широко известный всем говорящим на языке хинди поэт Тулси Дас (1532—1624), чья огромная поэма «Рамаяна», написанная на тему индийского эпоса, пользовалась такой популярностью, что ее читали на деревенских празднествах. В ней проповедовались идеи бхакти. Слепой поэт Сур Дас, писавший на другом диалекте хинди, тоже во второй половине XVI в., воспевал в поэме «Сурасагасра» идеи бхактя в связи с восхвалением эпического героя — бога Кришны. Любовная лирика Сур Даса до сих пор трогает сердца читателей. Однако наибольшей популярностью пользовался певец при дворе Акбара — Тансен. Его мелодичные, выразительные песни, воспевающие природу Индии, можно услышать и до сих пор. В первой половине XVII в. поэт из Джайпура Бихар Лал написал сборник песен на хинди «Сатсайя» («700 стихов»). На языке маратхи в это же время сочинял гимны на темы бхакти Эканатх. Эти поэты, писавшие лирические стихи, в которых они распространяли идеи движения бхакти, создавали творения на народных языках, а не на придворном фарси. Большинство этих поэтов сочиняло одновременно и мелодии к своим песням. Тансен, например, известен более как музыкант, чем как поэт. И в словах и в музыкальных мотивах эти слагатели песен широко обращались к народному творчеству, одновременно обогащая его. Поэтому и в наши дни некоторые их песни ещё живы и способны волновать людей. С песней были органически связаны формы танца, более быстрого и живого, чем старый классический.

За пределами Могольской империи при дворе правителей Голконды процветала поэзия на деканском наречии языка хинди. Самым крупным из поэтов той поры в Голконде был Гаваси, написавший в 30—40-х годах XVII в. две большие поэмы-сказки и много стихов.

Придворные хронисты записывали современные им события обычно в духе восхваления царствовавшего правителя. Хроники тем не менее служат ценным историческим источником. Из них наиболее интересны: хроника Бадауни, поскольку она была написана противником Акбара, рассказывавшим иногда то, о чём умалчивали официальные летописцы, хроника Абу-л Фазла «Акбар-намэ», в которой приведено много подлинных указов и документов и содержится редкое для средневековья собрание экономических данных о налогах, ценах, оплате рабочих (главным образом строителей) и т. п., и хроника Феришты, подробно излагающая историю различных государств средневековой Индии.

В этот период были также созданы ценный словарь языка фарси под названием «Фарханг-и Джахангири», переводы на фарси санскритского эпоса «Махабхараты» и «Рамаяны» и изложение вероучений почти всех религиозных сект Индии с жизнеописанием их основателей в книге «Дабистан-и мазахиб», которая тоже является ценным историческим источником.

назад содержание далее






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"