[ Всемирная история | Библиотека | Новые поступления | Энцикопедия | Карта сайта | Ссылки ]


http://azartplay.5000rubley.com/info

назад содержание далее

Глава XXI. Османская феодальная империя

К концу XV столетия Османское государство в результате завоевательной политики турецких султанов и военно-феодальной знати превратилось в обширную феодальную империю. В её состав входили Малая Азия, Сербия, Болгария, Греция, Албания, Босния, Герцеговина и вассальные Молдавия, Валахия и Крымское ханство.

Разграбление богатств завоёванных стран наряду с эксплуатацией собственного и покорённых народов способствовало дальнейшему росту военного могущества турецких завоевателей. К турецким султанам, осуществлявшим завоевательную политику в интересах военно-феодальной знати, стекалось множество искателей наживы и приключений, называвших себя «гази» (борец за веру). Феодальная раздробленность, феодальные и религиозные распри, происходившие в странах Балканского полуострова, благоприятствовали осуществлению стремлений турецких завоевателей, не встречавших объединённого и организованного сопротивления. Захватывая одну область за другой, турецкие завоеватели использовали материальные ресурсы покорённых народов для организации новых походов. С помощью балканских мастеров они создали сильную артиллерию, которая значительно увеличила военную мощь турецкой армии. В результате всего этого Османская империя к XVI в. превратилась в могущественную военную державу, армия которой нанесла вскоре сокрушительное поражение правителям Сефевидского государства и мамлюкам Египта на Востоке и, разбив чехов и венгров, подошла к стенам Вены па Западе.

XVI столетие в истории Османской империи характеризуется непрерывными агрессивными войнами на Западе и на Востоке, усилением наступления турецких феодалов на крестьянские массы и ожесточённым сопротивлением крестьянства, неоднократно подымавшегося с оружием в руках против феодального гнёта.

Турецкие завоевания на Востоке

Как и в предшествовавший период, турки, используя своё военное преимущество, вели наступательную политику. В начале XVI в. главными объектами завоевательной политики турецких феодалов были Иран, Армения, Курдистан и арабские страны.

В битве 1514г. при Чапдыране турецкое войско во главе с султаном Селимом I, располагавшее сильной артиллерией, нанесло поражение армии Сефевидского государства Захватив Тебриз, Селим I вывез оттуда огромную военную добычу, в том числе личную казну шаха Исмаила, а также отправил в Стамбул тысячу лучших иранских мастеров для об служивания двора и турецкой знати. Привезенные тогда в Изник иранские мастера положили начало производству в Турции цветной керамики, которая использовалась при строительстве дворцов и мечетей Стамбула, Бурсы и других городов.

Фаянсовая лампа из Изника. XVI в.
Фаянсовая лампа из Изника. XVI в.

В 1514—1515 гг турецкие завоеватели покорили Восточную Армению, Курдистан и Северную Месопотамию до Мосула включительно.

В походах 1516—1517 гг. султан Селим I направил свои армии против Египта, находившегося под властью мамлюков, которые владели также Сирией и частью Аравии. Победа над мамлюкским войском отдала в руки османов всю Сирию и Хиджаз вместе со священными для мусульман городами Меккой и Мединой. В 1517 г. османские войска завоевали Египет. Скромная военная добыча в виде драгоценной утвари и казны местных правителей была отправлена в Стамбул.

В результате победы над мамлюками турецкие завоеватели приобрели контроль над важнейшими торговыми центрами в Средиземном и Красном морях. Такие города, как Диярбекир, Халеб (Алеппо), Мосул, Дамаск, были превращены в опорные пункты турецкого господства. Здесь вскоре были размещены сильные янычарские гарнизоны, предоставленные в распоряжение султанских наместников. Они несли военно-полицейскую службу, охраняя границы новых владений султана. Названные города являлись одновременно и центрами турецкой гражданской администрации, осуществлявшей главным образом сбор и учет налогов с населения данных провинции и других поступлений в казну. Собранные средства отправлялись ежегодно в Стамбул ко двору.

Завоевательные войны Османской империи в царствование Сулеймана Кануни

Своего наибольшего могущества Османская империя достигла к середине XVI в. при султане Сулеймане I (1520—1566), названном турками Законодателем (Кануни). За свои многочисленные военные победы и роскошь двора этот султан получил у европейцев наименование Сулеймана Великолепного. В интересах знати Сулейман I стремился расширить территорию империи не только на Востоке, но также и в Европе. Захватив в 1521 г. Белград, турецкие завоеватели предприняли на протяжении 1526—1543 гг. пять походов против Венгрии. После победы при Мохаче в 1526 г. турки потерпели серьезное поражение в 1529 г. под Веной. Но это не освободило Южную Венгрию от турецкого господства. Вскоре и Центральная Венгрия была захвачена турками. В 1543 г. завоёванная турками часть Венгрии была разделена на 12 областей и передана в управление наместнику султана.

Завоевание Венгрии, как и других стран, сопровождалось ограблением её городов и селений, что способствовало ещё большему обогащению турецкой военно-феодальной верхушки.

Походы против Венгрии Сулейман перемежал с военными кампаниями и в других направлениях. В 1522 г. турками был захвачен остров Родос. В 1534 г. турецкие завоеватели предприняли опустошительное нашествие на Кавказ. Здесь они захватили Ширван и Западную Грузию. Завладев также прибрежной Аравией, они вышли через Багдад и Басру к Персидскому заливу. В это же время средиземноморский турецкий флот вытеснил венецианцев с большей части островов Эгейского архипелага, а на северном побережье Африки к Турции были присоединены Триполи и Алжир.

Во второй половине XVI в. Османская феодальная империя раскинулась на трёх материках: от Будапешта и Северной Таврии до северного побережья Африки, от Багдада и Тебриза до границ Марокко. Чёрное и Мраморное моря стали внутренними бассейнами Османской империи. В границы империи оказались таким образом насильственно включёнными обширные территории Юго-Восточной Европы, Передней Азии и Северной Африки.

Османская империя  и её агрессия в XVI - XVII вв.
Османская империя и её агрессия в XVI - XVII вв.

Турецкие нашествия сопровождались жестоким разорением городов и сёл, разграблением материальных и культурных ценностей, угоном в рабство сотен тысяч мирных жителей. Они были для балканских, кавказских, арабских и других народов, подпавших под турецкое иго, исторической катастрофой, надолго задержавшей процесс их экономического и культурного развития. Вместе с тем завоевательная политика турецких феодалов имела крайне отрицательные последствия для самого турецкого народа. Способствуя обогащению лишь феодальной знати, она усиливала экономическую и политическую власть последней над своим собственным народом. Турецкие феодалы и их государство, истощая и разоряя производительные силы страны, обрекали турецкий народ на отставание в экономическом и культурном развитии.

Аграрный строй

В XVI в. в Османской империи господствующими были развитые феодальные отношения. Феодальная собственность на землю выступала в нескольких формах. До конца XVI столетия большая часть земельных угодий Османской империи являлась государственной собственностью, верховным распорядителем её был султан. Однако в непосредственном управлении казны находилась лишь часть этих земель. Значительную часть государственного земельного фонда составляли владения (домен) самого султана — лучшие земли в Болгарии, Фракии, Македонии, Боснии, Сербии и Хорватии. Доходы с этих земель целиком поступали в личное распоряжение султана и на содержание его двора. Многие области Анатолии (например, Амасья, Кайсери, Токат, Караман и др.) также представляли собой собственность султана и его семьи — сыновей и других близких родственников.

Султан раздавал государственные земли феодалам в наследственное владение на условиях военно-ленного держания. Владельцы малых и больших ленов («тимаров» — с доходом до 3 тыс. акче и «зеаметов» — от 3 тыс. до 100 тыс. акче) обязаны были по зову султана являться для участия в походах во главе положенного количества экипированных всадников (в соответствии с получаемым доходом). Эти земли служили основой экономической мощи феодалов и важнейшим источником военной силы государства.

Из того же фонда государственных земель султан раздавал придворным и провинциальным сановникам земельные угодья, доходы с которых (они назывались хассами, и доход с них определялся в размере от 100 тыс. акче и выше) целиком шли на содержание государственных сановников взамен жалованья. Каждый сановник пользовался доходами с предоставленных ему земель лишь до той поры, пока за ним сохранялся его пост.

В XVI в. владельцы тимаров, зеаметов и хассов обычно жили в городах и не вели собственного хозяйства. Они собирали феодальные повинности с сидящих на земле крестьян с помощью управителей и сборщиков податей, а нередко и откупщиков.

Другой формой феодальной собственности на землю являлись так называемые вакуфные владения. К этой категории принадлежали огромные земельные площади, находившиеся в полной собственности мечетей и различного рода других религиозных и благотворительных учреждений. Эти земельные владения представляли собой экономическую базу сильнейшего политического влияния мусульманского духовенства в Османской империи.

К категории частной феодальной собственности принадлежали земли феодалов, получавших за какие-либо заслуги особые султанские грамоты на неограниченное право распоряжаться предоставляемыми имениями. Эта категория феодальной собственности на землю (она называлась «мюльк») возникла в Османском государстве на ранней стадии его образования. Несмотря на то, что количество мюльков постоянно возрастало, их удельный вес до конца XVI столетия был невелик.

Крестьянское землепользование и положение крестьянства

Земли всех категорий феодальной собственности находились в наследственном пользовании крестьянства. На всей территории Османской империи крестьяне, сидевшие на землях феодалов, включались в писцовые книги под названием райя (райя, реайя) и были обязаны обрабатывать отведенные им наделы. Прикрепление райятов к их наделам было зафиксировано в законах ещё в конце XV в. В течение XVI в. шёл процесс закрепощения крестьянства на всей территории империи, и во второй половине XVI в. законом Сулеймана окончательно утверждалось прикрепление крестьян к земле. В законе говорилось, что райят обязан жить на земле того феодала, в реестр которого он вписан. В том случае, если райят самовольно оставлял отведённый ему надел и переходил на землю другого феодала, прежний владелец в течение 15—20 лет мог разыскать его и принудить возвратиться назад, наложив на него ещё и штраф.

Обрабатывая отведённые им наделы, крестьяне-райяты несли в пользу земельного собственника многочисленные феодальные повинности. В XVI в. в Османской империи существовали все три формы феодальной ренты — отработочная, продуктовая и денежная. Наиболее распространённой была рента продуктами. Райя-мусульмане были обязаны платить десятину с урожая зерновых, садовых и огородных культур, налог со всех видов скота, а также выполнять фуражную повинность. Землевладельцу принадлежало право наказывать и штрафовать провинившихся. В некоторых районах крестьянам приходилось также отрабатывать несколько дней в году у землевладельца на винограднике, на постройке дома, доставлять дрова, солому, сено, приносить ему всевозможные подарки и т. п.

Все перечисленные выше повинности обязаны были выполнять и райя-немусульмане. Но сверх того они платили в казну особый подушный налог — джизью с мужского населения, а в некоторых областях Балканского полуострова были также обязаны поставлять через каждые 3—5 лет мальчиков для янычарской армии. Последняя повинность (так называемое девширме), служившая турецким завоевателям одним из многочисленных средств насильственной ассимиляции покорённого населения, являлась особенно тяжкой и унизительной для тех, кто был обязан её выполнять.

Стамбул. Немецкая миниатюра 1490 г.
Стамбул. Немецкая миниатюра 1490 г.

Помимо всех повинностей, которые райяты выполняли в пользу своих землевладельцев, они должны были ещё выполнять ряд специальных военных повинностей (называвшихся «авариз») непосредственно в пользу казны. Взимавшиеся в виде отработок, различного рода натуральных поставок, а нередко и в денежной форме, эти так называемые налоги Дивана были тем многочисленнее, чем больше войн вела Османская империя. Таким образом, оседлое земледельческое крестьянство в Османской империи несло на себе основные тяготы по содержанию господствующего класса и всей огромной государственной и военной машины феодальной империи.

Значительная часть населения Малой Азии продолжала вести жизнь кочевников, объединённых в племенные или родовые союзы. Подчиняясь главе племени, состоящему в вассальной зависимости от султана, кочевники считались военными. В военное время из них формировались отряды кавалерии, которые во главе со своими военачальниками должны были являться по первому зову султана в указанное место. У кочевников каждые 25 мужчин составляли «очаг», который должен был отправлять из своей среды пять «очередных» в поход, обеспечивая их за свой счет конями, оружием и продовольствием в течение всего похода. За это кочевники освобождались от уплаты налогов в казну. Но по мере того, как возрастало значение конницы ленников, обязанности отрядов, составлявшихся из кочевников, всё в большей мере стали ограничиваться выполнением вспомогательных работ: строительством дорог, мостов, обозной службой и т. д. Главными местами расселения кочевников были юго-восточные и южные области Анатолии,а также некоторые районы Македонии и Южной Болгарии.

В законах XVI в. сохранялись следы неограниченного права кочевников передвигаться со своими стадами в любом направлении: «Пастбищным землям нет границ. С древних времён установлено так, куда скот направляется, в том месте пусть он и бродит .. С древних времён не совместимо с законом установленные пастбища продавать и возделывать. Если кто-либо обработает их насильно, — следует снова превратить в пастбища. Жители деревень не имеют касательства к пастбищам и потому не могут запрещать кому-либо кочевать на них».

Пастбища, как и прочие земли империи, могли быть собственностью государства, духовенства, частного лица. Владели ими феодалы, к числу которых принадлежали и вожди кочевых племён. Во всех этих случаях реализация права собственности на землю или права владения ею принадлежала лицу, в пользу которого поступали с кочевников, прошедших через его земли, соответствующие налоги и сборы. Эти налоги и сборы представляли собой феодальную ренту за право пользования землёй.

Кочевники не приписывались к владельцам земли и не имели индивидуальных наделов. Они пользовались пастбищной землёй сообща, общинами. Если владелец или собственник пастбищных земель не являлся одновременно главой племени или рода, он не мог вмешиваться во внутренние дела кочевых общин, так как они подчинялись только своим племенным или родовым начальникам.

Община кочевников в целом находилась в экономической зависимости от феодальных собственников земли, однако каждый отдельный член кочевой общины экономически и юридически зависел полностью от своей общины, которая была связана круговой порукой и где властвовали племенные вожди и военачальники. Традиционные родовые связи прикрывали социальную дифференциацию внутри кочевых общин. Только порвавшие связь с общиной кочевники, оседая на землю, превращались в райятов, уже прикреплённых к своим наделам. Однако процесс оседания кочевников на землю происходил чрезвычайно медленно, так как они, стремясь сохранить общину как средство самозащиты от притеснений со стороны землевладельцев, упорно сопротивлялись всем попыткам ускорить этот процесс насильственными мерами.

Административное и военно-политическое устройство

Государственный строи, административная структура и военная организация Османской империи в XVI в. получили своё отражение в законодательстве Сулеймана Кануни. Султан распоряжался всеми доходами империи и её вооружёнными силами. При посредстве великого везира и главы мусульманского духовенства — шейх-уль-ислама, которые совместно с другими высшими светскими и духовными сановниками составляли Диван (совет сановников), он управлял страной. Канцелярия великого везира называлась «Высокая Порта».

Вся территория Османской империи была разделена на провинции, или наместничества (эялеты). Во главе эялетов стояли назначаемые султаном наместники — бейлер-беи, которые держали в своём подчинении всех ленных владетелей данной провинции с их феодальным ополчением. На войну они были обязаны выступать лично, возглавляя эти войска. Каждый эялет делился на области, называемые санджаками. Во главе санджака стоял санджак-бей, обладавший теми же правами, чго и бейлер-бей, но только в пределах своей области. Он был подчинён бейлер-бею. Феодальное ополчение, поставляемое держателями ленов, представляло собой в XVI в основную военную силу империи При Сулеймане Канучи численность феодального ополчения достигала 200 тыс человек.

Главным представителем гражданской администрации в провинции являлся кадий, который ведал всеми гражданскими и судебными делами в подведомственном ему округе, называвшемся «каза». Границы казы обычно, по-видимому, совпадали с границей санджака. Поэтому кедии и санджак-беи должны были действовать согласованно. Однако кадии назначались по султанскому указу и подчинялись непосредственно Стамбулу.

Турецкое военное судно XVI в. Гравюра М. Лорихса
Турецкое военное судно XVI в. Гравюра М. Лорихса

Янычарское войско состояло на казённом жаловании и комплектовалось из христианских юношей, которых в возрасте 7—12 лет насильственно отбирали от родителей, воспитывали в духе мусульманского фанатизма в турецких семьях в Анатолии, а потом в училищах в Стамбуле или Эдирне (Адрианополе). Это войско, численность которого в середине XVI в. достигала 40 тыс. человек, было серьёзной ударной силой в турецких завоеваниях особо важное значение оно имело в качестве гарнизонной охраны в важнейших городах и крепостях империи, прежде всего на Балканском полуострове и в арабских странах, где всегда существовала опасность народного возмущения против турецкого ига.

С середины XV и особенно в XVI в. турецкие султаны уделяли большое внимание созданию собственного морскою флота. Используя венецианских и других иноземных специалистов, они создали значительный галерный и парусный флот, который постоянными корсарскими налётами подрывал нормальную торговлю в Средиземном море и был серьёзным противником венецианских и испанских морских сил.

Внутренняя военно-политическая организация государства, отвечавшая в первую очередь задачам содержания огромной военной машины, с помощью которой осуществлялись завоевания в интересах класса турецких феодалов, делала Османскую империю, по словам К. Маркса, «единственной подлинно военной державой средневековъя".(К. Маркс, Хронологические выписки, II «Архив Маркса и Энгельса», т. VI, стр. 189. )

Город, ремёсла и торговля

В покорённых странах турецким завоевателям достались многочисленные города, в которых с давних пор сложилось развитое ремесло и велась оживлённая торговля. После завоевания крупные города были превращены в крепости и в центры военной и гражданской администрации. Ремесленное производство, регулируемое и регламентируемое государством, было обязано в первую очередь обслуживать потребности армии, двора и феодалов. Наибольшее развитие получили те его отрасли, которые вырабатывали ткани, одежду, обувь, вооружение и т. д. для турецкой армии.

Городские ремесленники были объединены в цеховые корпорации. Никто не имел права работать вне цеха. Производство ремесленников подвергалось строжайшей регламентации со стороны цехов. Ремесленники не могли производить тех изделий, которые не предусматривались цеховым уставом. Так, например, в Бурсе, где было сосредоточено ткацкое производство, по цеховому уставу для каждого сорта материи разрешалось употреблять только определённые сорта ниток, указывалось, какими должны быть ширина и длина кусков, цвет и качество ткани. Ремесленникам были строго предписаны места продажи изделий и покупки сырья. Им не позволялось покупать нитки и другие материалы более установленной нормы. В цех никто не мог вступить без особого испытания и без специального поручительства. Регламентированы были и цены на ремесленные изделия.

Торговля, так же как и ремесло, регламентировалась государством. Законы устанавливали количество лавок на каждом рынке, количество и качество продаваемых товаров и цены на них. Эта регламентация, государственные налоги и местные феодальные поборы препятствовали развитию свободного товарообмена внутри империи, сдерживая тем самым и рост общественного разделения труда. Преимущественно натуральный характер крестьянского хозяйства в свою очередь ограничивал возможности развития ремесла и торговли. Кое-где существовали местные рынки, на которых производился обмен между крестьянами и горожанами, между оседлыми земледельцами и кочевниками-скотоводами. Эти рынки функционировали раз в неделю или два раза в месяц, а иногда и реже.

Результатом турецких завоеваний явилось серьёзное расстройство торговли по Средиземному и Чёрному морям и значительное сокращение торговых связей между Европой и странами Востока.

Тем не менее Османская империя не смогла полностью порвать традиционные торговые связи Востока с Западом. Турецкие правители извлекали выгоду из торговли армянских, греческих и других купцов, собирая с них таможенные сборы и рыночные пошлины, ставшие доходной статьёй султанской казны.

Заинтересованные в левантийской торговле Венеция, Генуя и Дубровник ещё в XV в. добились от турецких султанов разрешения вести торговлю на территории, подвластной османам. Иноземные корабли заходили в Стамбул, Измир, Синоп, Трабзон, Салоники. Однако внутренние области Малой Азии оставались почти совсем не втянутыми в торговые сношения с внешним миром.

В Стамбуле, Эдирне, в анатолийских городах и в Египте существовали невольничьи рынки, где велась обширная работорговля. Турецкие завоеватели во время своих походов уводили из порабощаемых стран десятки тысяч взрослых и детей в качестве пленных, превращая их в рабов. В домашнем быту турецких феодалов широко использовались рабы. Множество девушек попадало в гаремы султана и турецкой знати.

Народные восстания в Малой Азии в первой половине XVI в.

Войны турецких завоевателей с начала XVI в. повлекли за собой увеличение и без того многочисленных поборов, в частности поборов в пользу действующих армий, которые непрерывным потоком проходили через деревни и города Малой Азии или сосредоточивались в них для подготовки к новым наступлениям против Сефевидского государства и арабских стран. Феодальные владетели требовали с крестьян всё больше средств для содержания своих отрядов, а казна именно в это время стала вводить чрезвычайные военные налоги (авариз). Всё это вело к нарастанию народного недовольства в Малой Азии. Это недовольство нашло своё выражение не только в антифеодальных выступлениях турецкого крестьянства и кочевников-скотоводов, но и в освободительной борьбе нетурецких племен и народов, в том числе жителей восточных областей Малой Азии — курдов, арабов, армян и др.

В 1511—1512 гг. Малая Азия была охвачена народным восстанием под предводительством Шах-кулу (или Шайтан-кулу). Восстание, несмотря на то, что оно происходило под религиозными шиитскими лозунгами, было серьезной попыткой земледельцев и кочевников-скотоводов Малой Азии оказать вооруженное сопротивление усилению феодальной эксплуатации. Шах-кулу, провозгласив себя «спасителем», призывал к отказу от повиновения турецкому султану. В боях с повстанцами в районах Сиваса и Кайсери султанские войска неоднократно терпели поражения.

Турецкая ткацкая мастерская. Старинная гравюра
Турецкая ткацкая мастерская. Старинная гравюра

Султан Селим I вёл ожесточенную борьбу против этого восстания. Под видом шиитов в Малой Азии было истреблено более 40 тыс. жителей. Шиитами объявлялись все, кого можно было заподозрить в неповиновении турецким феодалам и султану.

В 1518 г. вспыхнуло другое крупное народное восстание — под руководством крестьянина Нур Али. Центром восстания были районы Карахисара и Никсара, оттуда оно распространилось позднее до Амасьи и Токата. Восставшие и здесь требовали отмены поборов и повинностей. После неоднократных боёв с султанскими войсками восставшие рассеялись по деревням. Но вскоре новое восстание, возникнув в 1519 г. в окрестностях Токата, в короткий срок охватило всю Центральную Анатолию. Количество восставших достигало 20 тыс. человек. Руководителем этого восстания был один из жителей Токата, Джелал, по имени которого все подобного рода народные восстания стали впоследствии называться «джелали».

Турецкий солдат. Гравюра И. Аммана
Турецкий солдат. Гравюра И. Аммана

Как и предыдущие восстания, восстание Джелала было направлено против произвола турецких феодалов, против бесчисленных повинностей и поборов, против бесчинства султанских чиновников и сборщиков налогов. Вооружённые повстанцы захватили Карахисар и направились на Анкару.

Для подавления этого восстания султану Селиму I пришлось послать в Малую Азию значительные военные силы. Восставшие в сражении под Акшехиром были разбиты и рассеяны. Джелал попал в руки карателей и подвергся жестокой казни.

Однако расправа с восставшими ненадолго усмирила крестьянские массы. В течение 1525—1526 гг. восточные районы Малой Азии вплоть до Сиваса были вновь охвачены крестьянским восстанием, во главе которого встали Коджа Соглун-оглу и Зуннун-оглу. В 1526 г. восстание под руководством Календер-шаха, насчитывавшее до 30 тыс. участников — турок и курдских кочевников, охватило район Малатьи. Земледельцы и скотеводы требовали не только сокращения повинностей и налогов, но и возврата земельных угодий и пастбищ, которые были присвоены султанской казной и розданы турецким феодалам.

Восставшие неоднократно наносили поражения карательным отрядам и были разбиты только после того, как против них была прислана многочисленная султанская армия из Стамбула.

Крестьянские восстания начала XVI в. в Малой Азии свидетельствовали о резком обострении классовой борьбы в турецком феодальном обществе. В середине XVI в. был издан султанский указ о размещении янычарских гарнизонов в крупнейших пунктах всех провинций империи. Этими мерами и карательными экспедициями султанской власти удалось на некоторое время восстановить спокойствие в Малой Азии.

Внешние сношения

Во второй половине XVI в. международное значение Османской империи, как одной из сильнейших держав, весьма возросло. Круг внешних сношений её расширился. Турецкие султаны вели активную внешнюю политику, широко используя не только военные, но и дипломатические средства для борьбы со своими противниками, в первую очередь с империей Габсбургов, столкнувшейся с турками в Юго-Восточной Европе.

В 1535 г. (по другим источникам в 1536 г. ) Османская империя заключила союзный договор с Францией, которая была заинтересована в том, чтобы с помощью турок ослабить империю Габсбургов; тогда же султан Сулейман I подписал так называемые капитуляции (главы, статьи) — торговое соглашение с Францией, на основе которого французские купцы получили, как особую милость султана, право свободно вести торговлю во всех его владениях. Союзный и торговый договоры с Францией усиливали позиции Османской империи в борьбе против Габсбургов, поэтому султан не скупился на льготы французам. Французские купцы и вообще французские подданные в Османской империи на основе капитуляций пользовались особо привилегированными условиями.

Франция держала в своих руках почти всю торговлю Османской империи с европейскими странами до начала XVII в., когда Голландии и Англии удалось добиться подобных же прав и для своих подданных. До той поры английским и голландским купцам приходилось торговать в турецких владениях на судах под французским флагом.

Официальные отношения между Османской империей и Россией начались в конце XV столетия, после покорения Крыма Мехмедом П. Завоевав Крым, турки стали чинить препятствия торговле русских купцов в Кафе (Феодосии) и Азове.

В 1497 г. великий князь Иван III отправил в Стамбул первого русского посла Михаила Плещеева с жалобой на указанные притеснения русской торговле. Плещееву был дан приказ «дать список притеснениям, чинимым гостям нашим в турецких землях». Московское правительство неоднократно протестовало и против опустошительных набегов крымских татар на русские владения Турецкие султаны через посредство крымских татар делали попытки распространить своё владычество к северу от черноморского побережья. Однако борьба народов Русского государства против турецкой агрессии и оборонительные мероприятия русских властей на Дону и на Днепре не позволили турецким завоевателям и крымским ханам осуществить их захватнические планы.

Культура

Мусульманская религия, освящавшая господство турецких феодалов, наложила свой отпечаток на науку, литературу и искусство турок. Школы (медресе) существовали лишь при больших мечетях и служили целям воспитания служителей культа, богословов, судей. Из числа воспитанников этих школ выходили иногда учёные и поэты, которыми любили себя окружать турецкие султаны и сановники.

Конец XV и XVI век считаются периодом расцвета, «золотым веком» турецкой классической поэзии, которая находилась под сильным влиянием поэзии персидской. Из последней были заимствованы такие поэтические жанры, как касыда (хвалебная ода), газель (лирический стих), а также сюжеты и образы: традиционные соловей, роза, воспевание вина, любви, весны и т. п. Знаменитые поэты этого времени — Хам-ди Челеби (1448—1509), Ахмед-паша (умер в 1497 г.), Неджати (1460—1509), поэтесса Михри Хатун (умерла в 1514 г.), Месихи (умер в 1512 г.), Ревани (умер в 1524 г.), Исхак Челеби (умер в 1537 г.) — писали главным образом лирические стихотворения. Последние поэты «золотого века» — Лями (умер в 1531 г.) и Бакы (1526—1599) повторяют сюжеты классической поэзии.

XVII век в турецкой литературе называется «веком сатиры». Поэт Вейси (умер в 1628 г.) писал о падении нравов («Увещевание к Стамбулу», «Сновидение»), поэт Нефи (умер в 1635 г.) за свой цикл сатирических стихов «Стрелы судьбы», в которых зло обличались не только знать, но и султан, поплатился жизнью.

В области науки наибольшую известность в этот период приобрёл Кятиб Челеби (Хаджи Халифе, 1609—1657) своими сочинениями по истории, географии, био-библиографии, философии и др. Так, его труды «Описание мира» («Джихан-нюма»), «Летопись событий» («Фезлеке»), био-библиографический словарь арабских, турецких, персидских, среднеазиатских и других авторов, содержащий сведения о 9512 авторах, не утратили своей ценности до наших дней. Ценные исторические летописи событий в Османской империи составили Ходжа Садэддин (умер в 1599 г.), Мустафа Селяники (умер в 1599 г.), Мустафа Аали (умер в 1599 г.), Ибрагим Печеви (умер в 1650 г.) и другие авторы XVI и первой половины XVII в.

Политические трактаты Айни Али, Кятиба Челеби, Кочибея и других авторов XVII в. являются ценнейшими источниками для изучения военно-политического и экономического состояния империи конца XVI и первой половины XVII в. Знаменитый путешественник Эвлия Челеби оставил замечательное десятитомное описание своих путешествий по Османской империи, югу России и Западной Европе.

Строительное искусство в значительной мере было подчинено прихотям турецких султанов и знати. Каждый султан и многие крупные сановники считали обязательным отметить период своего правления постройкой мечети, дворца или каких-либо других сооружений. Многие из сохранившихся до наших дней такого рода памятников поражают своим великолепием. Талантливый архитектор XVI в. Синан построил множество различных сооружений, в том числе более 80 мечетей, из которых наиболее значительными в архитектурном отношении являются мечети «Сулеймание» в Стамбуле (1557 г.) и «Селимие» в Эдирне (1574 г.).

Турецкая архитектура возникла на основе местных традиций в покорённых странах Балканского полуострова и Передней Азии. Традиции эти были разнообразны, и создатели архитектурного стиля Османской империи прежде всего стремились объединить их в нечто целое. Наиболее важным элементом этого синтеза была византийская архитектурная схема, особенно проявившаяся в константинопольском храме св. Софии.

Запрещение исламом изображать живые существа имело своим следствием то, что турецкое изобразительное искусство развивалось главным образом как одна из отраслей строительного мастерства: стенная роспись в виде растительного и геометрического орнамента, резьба по дереву, металлу и камню, рельефные работы по гипсу, мрамору, мозаичные работы из камня, стекла и т. п. В этой области как принудительно переселёнными, так и турецкими мастерами была достигнута высокая степень совершенства. Известно также искусство турецких мастеров в области украшения оружия инкрустацией, резьбой, насечкой по золоту, серебру, слоновой кости и т. п. Впрочем, религиозный запрет изображения живых существ нередко нарушался; например, для украшения рукописей во многих случаях применялись миниатюры, на которых изображались и люди, и животные.

Высокого совершенства в Турции достигло искусство каллиграфии. Надписи из Корана широко применялись и для украшения стен дворцов и мечетей.

Начало упадка Османской империи

К концу XVI в., в то время, когда в Европе начали складываться сильные централизованные государства, в обширной и многоплемённой Османской империи внутренние экономические и политические связи не только не укреплялись, но, наоборот, стали ослабевать. Антифеодальные движения крестьянства и борьба нетурецких народов за своё освобождение отражали непримиримые внутренние противоречия, преодолеть которые султанская власть была не в состоянии. Консолидации империи мешало также то обстоятельство, что центральная область империи — отсталая в экономическом отношении Анатолия — не стала и не могла стать для покорённых народов центром экономического и политического притяжения.

По мере развития товарно-денежных отношений увеличивалась заинтересованность феодалов в повышении доходности своих военно-ленных владений. Они стали самовольно превращать эти условные владения в свою собственность. Военные ленники начали уклоняться от обязанности содержать для султана отряды и от участия в военных походах, стали присваивать доходы от ленных владений. Одновременно с этим началась борьба между отдельными феодальными группировками за обладание землёй, за её концентрацию. Как писал современник, «между ними есть люди, имеющие по 20—30 и даже по 40—50 зеаметов и тимаров, плоды которых они пожирают». Это привело к тому, что государственная собственность на землю стала ослабевать и постепенно утрачивать своё значение, а военно-ленная система — разлагаться. Усиливался феодальный сепаратизм В конце XVI в появились несомненные признаки ослабления султанской власти.

Расточительность султанов и их придворных требовала огромных средств. Значительную долю государственных доходов поглощал непрерывно растущий бюрократический военно-административный и финансовый аппарат государства в центре и в провинциях. Очень большая часть средств тратилась на содержание армии янычар, численность которых возрастала по мере того, как разлагалось и сокращалось феодальное ополчение, поставлявшееся ленниками. Численность янычарского войска увеличивалась еще и потому, что султану нужна была военная сила для подавления растущей борьбы турецких и нетурецких народных масс против феодального и национального гнета. Янычарская армия в начале XVII в превышала 90 тыс человек.

Осада венецианцами Турецкой крепости Сопоро на острове Корфу в 1570 г. Гравюра около 1572 г.
Осада венецианцами Турецкой крепости Сопоро на острове Корфу в 1570 г. Гравюра около 1572 г.

Государственная власть, стремясь увеличить доходы казны, стала из года в год повышать старые и вводить новые налоги. Налог джизья, в начале XVI в равный 20—25 акче с человека, к началу XVII в достиг 140 акче, а чрезвычайно злоупотреблявшие своими полномочиями сборщики налогов доводили его иногда до 400—500 акче. Возросли также феодальные поборы, взимавшиеся землевладельцами.

Вместе с тем казначейство стало отдавать право сбора налогов с государственных земель откупщикам. Так появилась и начала усиливаться новая категория земельных владельцев — откупщики, превращавшиеся фактически в феодальных собственников целых областей.

В качестве откупщиков часто выступали придворные и провинциальные сановники. Большое количество государственных земель через посредство откупов попало в руки янычар и сипахиев.

В этот же период завоевательная политика Османской империи наталкивалась на всё более серьёзные препятствия.

Сильное и всё возраставшее сопротивление этой политике оказывали Россия, Австрия, Польша и на Средиземном море — Испания.

При преемнике Сулеймана Кануни — Селиме II (1566—1574) был предпринят поход на Астрахань (1569 г.). Но это мероприятие, потребовавшее значительных затрат, не принесло успеха: турецкая армия потерпела поражение и была вынуждена отступить.

В 1571 г. соединённый флот Испании и Венеции нанёс в заливе Лепанто сокрушительное поражение турецкому флоту. Неудача астраханского похода и поражение при Лепанто свидетельствовали о начавшемся военном ослаблении империи.

Тем не менее турецкие султаны продолжали вести изнурительные для народных масс войны. Начатая в 1578 г. и принёсшая огромные бедствия народам Закавказья война турецкого султана с Сефевидами закончилась в 1590 г. подписанием договора в Стамбуле, по которому за Турцией закреплялись Тебриз, Ширван, часть Лури-стана, Западная Грузия и некоторые другие районы Кавказа. Однако эти области (кроме грузинских) она смогла удержать под своей властью только в течение 20 лет.

Крестьянские восстания в конце XVI — начале XVII в.

Свои военные расходы государственное казначейство стремилось компенсировать за счёт дополнительных поборов с податного населения. Всевозможных чрезвычайных обложений и «надбавок» к существующим налогам было такое множество, что, как писал летописец, «в провинциях государства чрезвычайные налоги довели подданных до того, что им опротивел этот мир и всё, что находится в нём». Крестьяне массами разорялись и, несмотря на грозившие им кары, бежали со своих земель. Из одной провинции в другую переходили толпы голодных и оборванных людей в поисках сносных условий жизни. Крестьян наказывали, заставляли платить повышенные налоги за самовольный уход с земли. Однако эти меры не помогали.

Произвол чиновников, откупщиков, всевозможные повинности и отработки, связанные с необходимостью обслуживать султанскую армию во время постоев, вызывали вспышки недовольства среди крестьян в течение последней четверти XVI в.

В 1591 г. произошло восстание в Диярбекире в ответ на жестокие меры, принятые бейлер-беем при сборе недоимок с крестьян. Столкновения населения с войском произошли в 1592—1593 гг. в районах Эрзл рума и Багдада. В 1596 г. восстания вспыхнули в Кермане и соседних районах Малой Азии. В 1599 г. недовольство, став всеобщим, вылилось в крестьянское восстание, которое охватило центральные и восточные области Анатолии.

Возмущение восставших было и на этот раз направлено против феодальных поборов, против налогов, взяточничества и произвола султанских чиновников и откупщиков. Движение крестьянства было использовано мелкими ленниками, которые в свою очередь выступали против узурпации их прав на землю выходцами из придворно-бюрократической аристократии, крупными землевладельцами и откупщиками. Мелкий анатолийский феодал Кара Языджи, собрав армию в 20—30 тыс. человек из восставших земледельцев, кочевников-скотоводов и мелких ленников, в 1600 г. завладел городом Кайсери, объявил себя султаном захваченных областей и отказался повиноваться стамбульскому двору. Борьба султанских армий с народными антифеодальными восстаниями продолжалась в течение пяти лет (1599—1603). В конце концов султану удалось договориться с мятежными феодалами и жестоко подавить восстание крестьян.

Однако и в последующие годы, в течение всей первой половины XVII в., антифеодальные выступления крестьянства в Малой Азии не прекращались. Особенно мощным было движение «джелали» в 1608 г. В этом восстании нашла своё отражение и борьба порабощённых народов Сирии и Ливана за освобождение от ига турецких феодалов. Руководитель восстания Джанпулад-оглу провозгласил независимость захваченных им областей и прилагал усилия к тому, чтобы привлечь для борьбы против султана некоторые средиземноморские государства. Он заключил, в частности, договор с великим герцогом Тосканы. Применяя самый жестокий террор, султанские каратели беспощадно расправлялись с участниками движения «джелали». По свидетельству летописцев, ими было уничтожено до 100 тыс. человек.

Еще более сильными были восстания нетурецких народов империи в Европе, особенно на Балканах, направленные против турецкого владычества.

Борьба с антифеодальными и народно-освободительными движениями требовала от турецких правителей огромных средств и постоянного напряжения сил, что ещё более подтачивало режим султанской деспотии.

Борьба феодальных группировок за власть. Роль янычар

Османскую империю расшатывали также многочисленные феодально-сепаратистские выступления В течение всей первой половины XVII в. восстания Бекира Чавуша в Багдаде, Абазы-паши в Эрзеруме, Вардара Али-паши в Румелии, крымских ханов и многих других могущественных феодалов следовали одно за другим.

Ненадёжной опорой султанской власти стала и янычарская армия. Это многочисленное войско требовало огромных средств, которых часто не хватало в казне. Усилившаяся борьба за власть между отдельными группировками феодальной аристократии сделала янычар силой, активно участвующей во всех придворных интригах. В результате янычарское войско превратилось в очаг придворных смут и мятежей. Так, в 1622 г. при его участии был свергнут и умерщвлён султан Осман II, а через год свергнут его преемник — Мустафа I.

Османская империя в первой половине XVII в. ещё была сильной державой. Под властью турок оставались обширные территории в Европе, Азии и Африке. Долголетняя война с австрийскими Габсбургами закончилась в 1606 г. Ситваторокским договором, который фиксировал прежние границы Османского государства с империей Габсбургов.Война с Польшей закончилась захватом Хотина (1620 г.). В результате войны с Венецией (1645—1669 гг. ) турки завладели островом Крит. Новые войны с Сефевидами, продолжавшиеся с небольшими перерывами почти 30 лет, завершились в 1639 г. подписанием Касри-Ширинского договора, по которому к Ирану отходили земли Азербайджана, а также Ереван, но турки сохранили за собой Басру и Багдад. Тем не менее военная мощь турок была уже подорвана Именно в этот период — в первой половине XVII в. — получили своё развитие те тенденции, которые в дальнейшем обусловили распад Османской империи.

назад содержание далее

Трехслойные стеновые сэндвич панели






При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://historik.ru/ "Historik.ru: Книги по истории"